руслан виниченко

Без связи с народом

Как работают пресс-службы государственных органов

Видеоверсия материала

Любите больше читать?
Текстовая версия расследования ниже

Для чего нам государственные учреждения? Казалось бы, простой вопрос. Они существуют на налоги украинцев для управления и принятия решений, необходимых для общества.

Впрочем, в любой развитой стране общественность контролирует государственные органы. Происходит это, в том числе, через средства массовой информации. Поэтому СМИ постоянно на связи с государственными органами. В идеале, это почти непрерывный процесс. Журналисты делают официальные информационные запросы — им отвечают. Законом предусмотрены официальные сроки, в которые должны предоставить ответ на поставленные вопросы.

Впрочем, в нашей стране это очень часто не так. Больше напоминает борьбу за каждое слово, которое необходимо извлечь из государственных органов. Фактически через раз нарушается законность предоставления информации.
«Ответственность для должностных лиц, которые незаконно отказывают или не предоставляют информацию вовремя или вообще не отвечают, прописана в Кодексе об административных правонарушениях, — говорит медиа-юрист ОО «Платформа прав человека» Александр Бурмагин. — Она предусматривает штрафы от 450 до 850 гривен. А после внесения изменений в прошлом году в Уголовный кодекс, в статью 171, непредоставление информации может расцениваться как препятствование законной профессиональной деятельности журналистов».
Александр Бурмагин
медиа-юрист ОО «Платформа прав человека»
Мы собрали десяток самых возмутительных ситуаций, когда «Репортер.Расследования» в законном порядке обращался в государственные учреждения и когда ответ от нас или скрывали, или не отвечали вообще, или предоставляли информацию, просрочив все сроки. То есть тогда, когда она была уже не актуальна.

Начнем с вершины властной вертикали — с Администрации президента Украины. Туда мы обратились после появления информации о санкциях против российских интернет-компаний. Вопросы были к известному специалисту в IT-сфере Дмитрию Шимкиву. Сейчас он заместитель главы Администрации президента. Экс-генеральный директор «Майкрософт Украина» всегда позиционировал себя как открытого человека, который готов говорить с прессой. Впрочем, ситуация с нашим запросом дошла до полного абсурда. Когда прошли 5 рабочих дней, предусмотренные законом для предоставления ответа, мы позвонили в Администрацию, чтобы узнать о судьбе нашего запроса. В пресс-службе нас сразу переадресовали в офис самого Шимкива. Там сказали, что ничего не знают ни о каких запросах. Но пообещали разобраться. Прошло еще 5 дней. И мы снова позвонили в пресс-службу Администрации. Ответ нас просто шокировал — запрос до сих пор в работе.
Вот такой разговор состоялся между нашим журналистом и пресс-службой.
— Я відправив 16 числа запит, сьогодні 25-те вже.

— Я не компетентна в цьому питанні, тому не можу вам допомогти.

— Так а хто мені може допомогти?

— Відправте знову ж на цю ж адресу.

— Складається така ситуація, що відправляємо запити... Ніхто нічого не знає, в підсумку вже десять днів і жодної відповіді немає.

— Я цим не займаюсь, на жаль.

— Скажіть, кому мені подзвонити, хто займається? Ну ви ж прес-служба, ви ж маєте знати…

— На жаль, у цієї людини немає робочого номеру, а особистий мобільний номер я не маю права давати.

— Скажіть мені, як так може бути? Я відправляю запит до Адміністрації президента, на офіційну адресу. Роблю все згідно законодавства, але відповідь згідно законодавства я отримати не можу вже десять днів.

— Я не знаю, що вам відповісти. Я тут другий тиждень на практиці.
Пообщавшись с практиканткой пресс-службы и так и не выведав у нее информацию о таинственном человеке, который знает в пресс-службе все, но не имеет рабочего номера, мы обратились в офис самого господина Шимкива.
— Я зробив все за законом, але жодної реакції не отримав — ані інтерв'ю, ані навіть письмової відписки. Як бути з цією ситуацією? Можливо, можна через вас, через офіс домовитися про інтерв'ю.

— Давайте я з ними зідзвонюсь і попрошу той лист, який ви нам направляли. Через годинку перетелефонуйте.

— Добре, але три дні тому я вам дзвонив і мені теж казали, що після обіду поговоримо знову з вами, але жодного прогресу не було. Сьогодні, я так розумію, що ви обіцяєте, що якийсь прогрес буде, правильно?

— Я хоча б зрозумію, з ким ви до того спілкувались…
После десяти дней ожидания и общения ответ нам таки прислали. Впрочем, вряд ли его можно назвать ответом уровня Администрации президента Украины.
Язык оригинала сохранен: «Пане РуслаВе, вітання. Дякуємо за Ваш запит. На превеликий жаль, графік Дмитра Шимківа наразі не дозволяє виділити час на інтерв'ю».
То есть, помимо того, что долгие переговоры в два раза превысили законные сроки рассмотрения запроса, еще и была сделана ошибка в имени заявителя запроса.

После получения такого ответа мы решили снова позвонить в пресс-службу Администрации. Так сказать, поблагодарить за эффективную работу, но... На часах 15.00, в пресс-службе никто не берет трубку.

В связи с этим отметим, что этом году расходы на Администрацию президента выросли до 743 миллионов. Часть из них пойдет на содержание пресс-службы.

Впрочем, качество работы пресс-службы Администрации президента — это не исключение из правила. Так же «эффективно» работают и в Министерстве здравоохранения. Зимой кардиохирург Борис Тодуров заявил о ненадлежащем обеспечения «Института сердца» медицинскими средствами. Мы пытались связаться с министерством, узнать их позицию. В частности, 18 января мы отправили в Министерство здравоохранения официальный запрос с просьбой организовать для нас интервью с и.о. министра Ульяной Супрун. Но наш запрос остался без какого-либо ответа. Отметим, что по законам нашей страны, нам обязаны были предоставить как минимум письменный отказ.
В феврале этого года мы пытались узнать у государственного регулятора НКРЭ КП и у «Нафтогаза», почему украинцы так много платят за отопление. Первые вообще все запросы проигнорировали. А вот от «Нафтогаза» удалось добиться только коротких ответов. От полноценного интервью отказались. Решили, что вопросы для украинцев не существенны.
Интересна позиция и у Генеральной прокуратуры Украины, которая теоретически должна защищать право журналистов на информацию. В ГПУ мы официально поинтересовались: на какой стадии расследования дела судьи Соломенского районного суда Сергея Зинченко. Его задержали во время получения взятки. Но уже через три дня он решением Галицкого районного суда Львова оказался на свободе.

ГПУ нам предоставило достаточно развернутый ответ, но не за 5 рабочих дней, как должны были это сделать, а за 12. То есть, просрочив все сроки, и уже после того, как сюжет вышел эфир. Не исключено, что там понимали: эта информация будет уже не актуальна.
А вот у их коллег из военной прокуратуры на официальной странице даже нет официальной почты. Мы пытались договориться об интервью с военным прокурором Анатолием Матиосом. Узнать о происхождении его состояния и пролить свет на некоторые «пятна» его биографии. Поэтому при отсутствии официальной почты на официальном сайте военной прокуратуры, мы отправили запрос на личный сайт Анатолия Матиоса. Впрочем, ответы получены так и не были.
Абсолютные антирекордсмены по коммуникации со СМИ — это представители оргкомитета «Евровидения» и Национальной общественной телерадиокомпании Украины. Переговоры «Репортер.Расследования» с ними продолжались два месяца. Дважды нашему журналисту назначали дату интервью и оба раза оно срывалось. После этого нас переадресовали к продюсеру конкурса. Там снова — встречу обещали «на завтра», чуть ли не ежедневно, но потом вообще перестали отвечать. Объем переписки впечатляет — 46 листов фактически ни о чем. Отметим, что вопросы касались сметы конкурса.

При создании этого сюжета мы снова отправили запросы — в Министерство здравоохранения, НСТУ, Генеральную прокуратуру и в Администрацию Президента. Мы спросили, сколько средств в этих организациях тратят на работу пресс-служб и какой у них штат. От первых двух ответов не получили. В Администрации Президента ответили вот таким письмом.
Его суть в том, что они якобы не знают, сколько тратят на пресс-службу. Второй вопрос о штате пресс-службы в ответе проигнорирован. А вот в ГПУ ответили коротко — у них вообще отсутствует такое структурное подразделение. Что именно означает этот ответ, не совсем понятно. Возможно, у них она называется иначе, ибо в противном случае не ясно, кто же у них общается с прессой и собственно отвечает на наши письма.
В нашем сюжете мы проанализировали работу восьми государственных пресс-служб. Официальной информации о затратах на их работу нам так и не предоставили. Поэтому мы решили приблизительно высчитать тот минимум средств, которые тратятся на их обеспечение. Если в каждой из восьми пресс-служб хотя бы по два сотрудника с минимальной зарплатой, то ежегодно на них тратят 614 000 гривен украинских налогоплательщиков.
«Уже есть первый пример, когда было вручено подозрение чиновнику в Закарпатье за то, что он не предоставил информацию, то есть уже существуют примеры применения и уголовной ответственности», — отмечает медиа-юрист Александр Бурмагин.
Александр Бурмагин
медиа-юрист ОО «Платформа прав человека»
Впрочем, имеют место и совсем странные ситуации. Когда с похожими
запросами, например, с просьбой об интервью, обращаются сразу несколько СМИ. Невероятным образом в таких случаях часто одни журналисты получают ответы на вопросы, а другие продолжают обивать пороги властных кабинетов. Такая избирательность порождает вопрос о критериях отсева нежелательной прессы от информации.
«Ну безусловно, что если запрос пишут какие-то СМИ, приближенные к власти, к Президенту, на них госорганы быстрее реагируют, у них приоритет есть безусловно, — говорит гражданский активист и юрист Клим Братковский. — И возможно, есть какое-то ранжирование по отношению к другим СМИ, с ответами им могут тянуть или отвечать более нейтрально, не выкладывать всю информацию, а отписываться».
Клим Братковский
гражданский активист и юрист
Конечно, не во всех государственных учреждениях так относятся к своим обязанностям. Образцовой оказалась пресс-служба киевского «Метрополитена». Здесь на запросы часто отвечают в тот же день. Развернуто. А интервью по срочному вопросу могут организовать за несколько часов. Отметим, в такие сроки они этого делать не обязаны. Но здесь явно не прячутся за бюрократическими преградами.
Ждем ваших тем
Если вы столкнулись с коррупцией и беззаконием, присылайте свои темы нам на адрес detectiv32@gmail.com — попробуем помочь. Также подписывайтесь на наш канал на Youtube. Огласка в наше время — это путь к решению проблемы.