Автор: Марина Остапчук

Терапия рабством

Мы тайно побывали в одном из психоневрологических интернатов, чтобы узнать, в каких условиях живут
пациенты подобных учреждений
Видеоверсия материала
Любите больше читать?
Текстовая версия расследования ниже
В подвальном помещении не продохнуть: спертый воздух насыщен какофонией запахов немытых тел и испражнений. А на узких пружинных кроватях, на гниющих матрасах, заправленных старым трапьем, лежат голые испуганные пациенты. Такую картину застала наша съемочная группа, тайно проникнув в психоневрологический интернат в селе Зяньковцы Хмельницкой области.
Позже наши журналисты прибыли в интернат для официальной съемки, чтобы увидеть, покажут ли весь этот ужас открыто. Только переступили порог заведения, как агрессивно настроенный мужчина начал делать все возможное, чтобы мы прекратили работу: требовал показать ему корочки журналистов и разрешения на съемку, закрывал руками объектив камеры.

Директора на рабочем месте не было. Она приехала в интернат только через два часа. Что за это время происходило в стенах заведения, нам неизвестно. Но по приезде Полина Вешньовская согласилась продемонстрировать, в каких условиях живут пациенты. Обещала показать каждый уголок интерната.

Во время экскурсии по палатам, в которых стоят аккуратно застеленные чистым постельным бельем кровати, директор хвастается хорошим ремонтом и материнской заботой о своих подопечных. «Сашенька, не слюнькай...», – с нежностью в голосе делает замечание одному из пациентов, который сидит в инвалидной коляске. В подсобных помещениях Полина Карловна показывает горы упаковок памперсов для взрослых, чистого постельного белья и много новой одежды. Демонстрирует пациента из тяжелых, который лежит в чистой кровати, заправленной двумя наматрасниками во избежание непредвиденных ситуаций. «Он постоянно у нас в памперсах, три раза в день меняем», – щебечет на камеру одна из работниц заведения. Почему же тогда подопечные интерната ночью спят голые и не в чистых палатах, а в подвале — в грязи и в смраде?

Кстати, заходим мы и в подвал. Там и сейчас есть пациенты, но теперь они аккуратно одеты. По словам директора, сюда их приводят на несколько часов для общения и просмотра телевизора.
Ситуацию не при директоре проясняют сотрудники интерната. «Выдают памперсов по 5-7 штук. На 29 человек. Из них тех, кто знает, что нужно ходить в туалет, а не под себя, всего девять», – рассказывает санитар Андрей Лахманюк. «Они мочатся под себя, гниют, матрасы гниют», – говорит медсестра Зяньковецкого психоневрологического интерната Валентина Цьоко. По ее словам, в подвале пациенты проводят целый день, мол, так распорядилась директор: «Чтобы они в палатах не делали бардак и не приходилось за ними потом убирать».

Пасут коров и собирают картошку

Нечеловеческие условия и издевательства над пациентами интерната – только цветочки. Бесправных людей превратили еще и в рабов. В августе 2016 года местные журналисты засняли, как пациенты Зяньковецкого интерната работают на частном огороде директора заведения.
Вешньовская тогда подозвала к камерам возмущенных телевизионщиков одного из подопечных и попросила подтвердить, что мужчину никто не заставлял идти помогать на огород. Пациент по имени Вася с готовностью подтвердил слова директора. А вот когда ее не было рядом, сказал нашим коллегам совсем другое: «Немного тяжело мне работать... Я пишу заявления на перевод меня в другой интернат, но меня не хотят переводить, хотят, чтобы я помогал». На вопрос: постоянно ли мужчину используют для таких подсобных работ на благо директора, Василий отвечает: «Да, конечно».

Его слова подтверждают и работники интерната. Говорят, что с ранней весны до поздней осени госпожа Вешньовская использует труд душевнобольных, инвалидов и даже работников заведения. «Меня заставляла, – говорит санитарка Нина Скирская. – Приходила я на работу на 9:00. Она меня вызывала и говорила: поедем ко мне, поможешь мне свеклу чистить. Я должна была идти. Она бы просто выгнала меня с работы».

«Она постоянно так делает, – рассказывает санитар Михаил Лохманюк. – Среди пациентов есть такие, что умеют полоть огород. Был Витя Хаус, он ходил к ней на картошку, а он онкобольной. А Адолько постоянно подметает – на двух протезах».

Пока работники интерната работают на огороде директора, пациенты остаются без присмотра. В прошлом году из-за этого погибли двое душевнобольных. Первый спрыгнул с крыши заведения, второй — подавился хлебом, а спасти мужчину просто было некому. «За эти годы уже наболело. Она превышает свои полномочия», – говорит Владимир Тимощук, слесарь Зяньковецкого психоневрологического интерната.

Нина Скирская
санитарка
«Она меня вызывала и говорила: поедем ко мне, поможешь мне свеклу чистить. Я должна была идти. Она бы просто выгнала меня с работы»
Полина Вешньовская в интервью нашим журналистам категорически отрицает, что использует труд подопечных. А ситуация летом 2016-го, по ее словам, — обычное недоразумение. Рассказывает, что ехала домой собирать картошку, увидела по дороге пациентов интерната, а поскольку очень торопилась домой («бо вже картоплю кінчали»), то посадила их в машину и повезла домой. Там угостила их мороженым и попросила вынести по стаканчику пломбира и людям, которые работали на огороде. «Только они съели то мороженое, как набежали: журналист, оператор и сразу три милиционера. Говорят, мол, что это преступление, что я людей заставляю». В августе 2016-го местным журналистам госпожа Вешньовская говорила совсем другое: «Я впервые использую рабочую силу. Впервые!» — клялась она. Когда же она говорила правду? Ответ — на аудиозаписи ее беседы с сотрудниками интерната, которая есть в распоряжении редакции. Здесь женщина говорит все как есть.

«Только единицы из вас не брали парней, единицы… У всех остальных они работали. И что — теперь хорошо, что все это заколотилось? Всем же помогали. У тебя работали, Миша? Коров пасли? Пасли. Засаднюк, у тебя работали? Работали… У всех работали! Что ж это за такое преступление?»

Михаил Лохманюк
санитар
«Был Витя Хаус, он ходил к ней на картошку,
а он онкобольной. А Адолько постоянно
подметает – на двух протезах»

Реакции нет

Летом прошлого года, после того как разгорелся первый скандал вокруг интерната, директор социального департамента Хмельницкой облгосадминистрации Светлана Лукомская обещала разобраться и наказать виновных. «Однозначно, использовать рабочую силу пациентов интерната категорически запрещено — как администрации, так и другим работникам учреждения. В случае если эти факты подтвердятся, каждый руководитель будет привлечен к ответственности», — говорила она тогда.

Однако, как утверждают сотрудники интерната, с серьезной проверкой к ним не приезжали. «После выпуска передачи одна проверка приехала. Сказали, что в интернате все хорошо, все красиво, — говорит медсестра Валентина Цьоко. — Еще Светлана Ивановна (Лукомская. — Авт.) приезжала на собрание. Но вместо того чтобы выслушать людей, которые обращались к ней, она им сказала: или закройте рот, или я закрою это заведение».

Не помогло и вмешательство полиции. Летом 2016-го правоохранители зафиксировали правонарушение и начали досудебное расследование по факту превышения директором служебных полномочий. «Выявлен факт использования труда пациентов Зяньковецкого психоневрологического интерната, — рассказывает замначальника следственного управления Нацполиции Хмельницкой области Сергей Кушнир. — Начато досудебное расследование по ст. 364 УК, то есть злоупотребление властью или служебным положением. Санкция указанной статьи предусматривает уголовную ответственность в виде ограничения свободы до трех лет с лишением права занимать определенные должности на такой же срок».

Сергей Кушнир
замначальника следственного управления Нацполиции Хмельницкой области
«Выявлен факт использования труда пациентов Зяньковецкого психоневрологического интерната. Начато досудебное расследование по ст. 364 УК,
то есть злоупотребление властью или служебным положением»
С того времени прошло полгода. В полиции заявили о закрытии дела из-за отсутствия криминального правонарушения.

Во время работы над материалом мы узнали, что Полину Вешньовскую уволили с должности директора Зяньковецкого интерната 23 декабря 2016 года. Но она по-прежнему в интернате «за главную», так как временно исполняет обязанности директора и далее. Доказательством этого является документ о закупках для психоневрологического интерната. Ее имя «как руководителя учреждения» фигурирует в документах уже в 2017 году.

Заснятое видео и все материалы мы показали чиновникам в Киеве. В частности, заместителю директора Института социальной и судебной психиатрии и наркологии Минздрава Украины Сергею Шуму. «Будучи специалистом в области психического здоровья, я могу вам сказать, что подобные условия пребывания пациентов не способствуют их реабилитации и тому, чтобы они становились полноценными членами общества, — прокомментировал он увиденное. — Мне кажется, руководитель не понимает, зачем существует система подобных интернатов. Потому что человек, любой человек, не может находиться в таких условиях».

А вот реакция заместителя уполномоченного Верховной Рады по правам человека Елены Темченко: «Мы увидели факты грубого нарушения прав людей с инвалидностью, людей с психическими расстройствами. Мы не имеем права не реагировать. Мы обязательно посетим это учреждение. Будем изучать все факты. Спасибо за предоставленную информацию. Самое главное, чтобы подобное не могло повториться в аналогичных учреждениях Украины».