Текст: Алена Медведева

Корпоративный фашизм

Как неудачные эксперименты
в корпоративном обучении приводят
к издевательству над персоналом
Обучение сотрудников на тренингах и семинарах, а также повышение «боевого духа команды» путем проведения тим-билдингов в Украине давно стало трендом. Но это у лидеров рынка. Остальные приумножают сырье в виде мозгов, мотиваций и лояльности персонала по мере своих более скромных финансовых возможностей. И тут не все гладко: одни пытаются сплотить команду, заставляя подчиненных слушать шансон, другие — хотят проверить их верность прыжками в горную пропасть, третьи заставляют пройти через унижения. Почему так происходит? В этом разбирался «Репортер».

Унижают и затыкают рот

Светлая комната с комнатными цветами на подоконниках, чаем, кофе и печеньем — на столиках. Впереди — белая магнитная доска, по бокам — несколько офисных стульев с прикрепленными столиками для записей. Это комната для бизнес-тренингов и все в ней направлено на легкое и комфортное восприятие излагаемого материала. Но мне хочется выйти отсюда немедленно. Стоящая передо мной тренер подалась вперед и выговаривает мне на повышенных тонах:

— Посмотри, что на тебе надето? И ты хочешь, чтобы серьезные люди доверяли тебе свои мысли — тебе, девочке в дешевенькой кофточке?

— Почему дешевенькой? Средний ценовой сег…

— Что ты вообще тут вякаешь? Вышла за двери, отжалась, потом, с правильными мыслями зайдешь! — перебивает тренер.

— Как вы со мной разговариваете? — пытаюсь я возмутиться.

— Это вы как разговариваете! Журналист, называется: бекаете и акаете, подготовились бы к интервью, что ли!

Удар в профессиональное выбивает из колеи и заставляет лихорадочно соображать — может, я правда «бекала» и «акала»? Или это она провоцирует? Анжела молча наблюдает за эффектом. В конце концов, я оправдываюсь:

— Видите, на меня ваш метод хорошо действует!

— Конечно! Вот так «будят» в вас потенциал, а потом переходят к вопросам: ты что, не знаешь, чего хочешь достичь? Да тебе нужно дворником идти!

Я успокаиваюсь и сажусь на место. Все произошедшее основатель и идейный вдохновитель Академии Коучингового Мастерства WPG Анжела Ястреб разыграла по моей просьбе. Перед этим она рассказывала о том, что на тренингах личностного роста используются стрессовые и жесткие методы воздействия на психику: публичное унижение, затыкание рта…

Подразумевается, что эти методы пробудят в человеке лидерский потенциал: сопротивление активизирует «бойцовские» качества. Подтверждаю: будит! Но на избавление от комплексов человек должен приходить осознанно. Ни его окружение, ни тем более коллеги не должны знать, какую ломку он проходил. На деле часто — наоборот.
«У нас чаще всего мотивацией называют только финансовую стимуляцию. То же самое топ-менеджеры делают дома: когда жена недовольна — они закрывают ей рот тем, что дают ей денег»
— Да, неграмотный подход менеджмента приводит к тому, что эти тренинги заказывают для компаний, причем, для управленцев, — говорит она. —Представьте, если бы сейчас вокруг нас сидели ваши коллеги — думаю, вам было бы еще более неприятно. Мне рассказывали клиенты, что три человека из группы сотрудников, которую привели на такой тренинг, потом уволились из компании. А это были топ-менеджеры!

Я их понимаю: многие люди, окажись они здесь в кругу коллег, наверняка могли бы замкнуться в себе и, наоборот, засомневаться в своих личных и профессиональных качествах, о чем и говорю тренеру.

— Нормальная методика в открытом тренинге предполагает вторую ступень, — отвечает она. — После «ломки» уровень самооценки намеренно повышается тренером, человек приободряется.

Анжела подходит ко мне и снова «входит в роль» — склоняет голову и говорит, проникновенно глядя в глаза:

— А вы ведь, оказывается, еще и уникальный специалист. Вы прекрасно разбираетесь в теме, у вас же еще и скрытые актерские таланты — почему же вы их не применяете, вы можете многого добиться…

После демонстрации она меняет тон и, занимая место напротив, дает понять, что спектакль окончен:

— Беда в том, что чаще всего, заказывая закрытый тренинг для себя, компания берет только первый уровень и немножечко второго. Например, программа, о которой мы говорим, рассчитана на 130 часов обучения. Но нам звонят и просят: а можно все то же самое, но за два дня? Маразм! Приходится объяснять, почему так делать крайне нежелательно. В Украине до сих пор нет культуры взращивания управленцев и HR-менеджеров, ведь я работаю в этой сфере с 1998 года и знаю реалии. Во многих компаниях управляют по наитию. Специалисты по персоналу не умеют людям «продавать» задачи и мотивировать так, чтоб человек понимал, для чего обучение и развитие нужно ему и компании. У нас чаще всего мотивацией называют только финансовую стимуляцию. То же самое такие топ-менеджеры делают дома: когда жена недовольна — они закрывают ей рот тем, что дают ей денег.

Впрочем, расцвет бездумного корпоративного обучения в Украине приходился на домайданный период. В 2014 году же, по словам специалистов, из-за экономического кризиса заказы у наших тренеров упали. Но уже в прошлом году фирмы снова стали выделять бюджеты на обучение сотрудников.

— В том числе и с привлечением внешних подрядчиков, — говорит HR-эксперт сайта rabota.ua Татьяна Пашкина. — Хотя теперь тренингов на темы вроде «эмоциональный интеллект» или какие-то другие из области «космоса» стало меньше, чем в зажиточный период. Зато стало больше прикладных. Например, теперь тренеры, которые работают с методиками НЛП, в основном, нацелены на сферу продаж. А там и сейчас востребованы темы эмоциональных взаимодействий, манипуляций и профессиональных выгораний.

Тимбилдинг: под шансон

Сотрудники главного офиса одной из днепропетровских компаний, которая выпускает хозтовары, работали тихо и мирно, пока однажды их не собрал гендиректор подчиненных и не объявил, что отныне они будут укреплять командный дух путем изучения и воспроизведения музыки и песен… Михаила Шуфутинского. Любимого исполнителя гендиректора.

— С тех пор — началось, — вспоминает Евгения, которая рассказала нам эту историю. — Весь костяк нашего офисного планктона обязан был собираться в неформальной обстановке по пятницам и с упоением слушать Шуфутинского. Также практиковались песни под гитару и обсуждение биографии шансонье. Все обязаны были заучивать тексты наизусть. Люди по пятницам домой спешат, а мы — в конференц-зал офиса, сидим до поздней ночи и завываем «Наколочку». Отказаться от такого мероприятия можно было только по мега-уважительной причине и только отпросившись лично у директора. Иначе — все, ты предатель корпоративных ценностей.

В итоге фанатеющий босс потерял несколько перспективных сотрудников. А начиналось все у руководителя компании с бизнес-тренинга, где он узнал о том, что есть разные способы сплочения команды. Вернувшись, он почитал пару статеек в интернете и решил применить на своих подчиненных, не удосужившись поближе познакомиться с сутью тимбилдинга.

— Вы себе кого в друзья выбираете? — разбирает этот случай «по полочкам» Анжела Ястреб. — Людей, похожих на вас. Вот и этот бизнесмен формировал свою команду как дружественную ячейку. Такой подход четко демонстрирует отсутствие управленческих компетенций.

Закалить команду над пропастью

Еще хуже, если компании с таким же непониманием инструментов ведут людей на экстремальный тимбилдинг. Случай, рассказанный сотрудником одной из донецких компаний Алексеем Мишкиным, произошел в 2013 году, до аннексии Крыма, но для глупости отдельных работодателей срока давности не существует. Тогда Мишкина с другими сотрудниками IT-компании собрали в Крыму и заставили всех преодолевать спуск на зиплайне с вершины горы.

— Руководство решило сплотить людей из разных филиалов, и для этого наши HR-ы наняли какую-то компанию, чтобы провести тренинг, — рассказывает Алексей. — Мы поднялись командой на вершину горы, там был натянут спуск вниз с помощью zip-line, и там нас поставили перед фактом: каждый должен съехать, так распорядилось руководство. Парням развлечение было по приколу, но женщины постарше оказались в шоке. Начали массово отказываться, но руководитель отдела кадров вместе с представителями компании, которая проводила тренинг, уговаривали: давайте, давайте, теперь все и увидят, кто из сотрудников готов на жертвы ради компании, а кто — нет. При этом самого руководства на горе не было, связь ловила очень плохо — горы все-таки. Некоторые сотрудники не сдерживали выражений относительно этого тимбилдинга и компании — вот, мол, умудрились же такое придумать. С горы «съехали» все, хорошо, что обошлось без инфарктов. А потом выяснилось, что все наши разговоры отдел кадров передал руководству, и в итоге некоторых людей уволили из-за нелояльности к компании, а были и женщины, которые уволились сами, не потерпев такого отношения.

Эксперты говорят, что такой подход наглядно демонстрирует две вещи: непрофессионализм тренеров, которых наняла компания, и то, что отдел персонала, разрабатывая мероприятие, не отдавал себе отчета о его истинной цели, не просчитывал рисков, а просто выбрал для тимбилдинга одну из существующих корпоративных «растяжек».

— Я знаю примеры, когда сотрудники компаний с парашютом прыгали, но дело это было абсолютно добровольное, — вспоминает Татьяна Пашкина. — Но, правда, при этом оказалось, что те, кто не прыгнул, после все равно ушли из компании. И не потому, что их кто-то гнобил, а потому, что люди, которые прыгнули, стали чувствовать себя более сплоченными, что ли… А те сотрудники, которые все-таки не рискнули, чувствовали, что в тот момент они выпали из коллектива и больше до конца туда так и не вошли. А в принципе, такие тренинги требуют очень серьезного профессионального сопровождения, потому что бывают недобросовестные подрядчики, и они не всегда обеспечивают полную безопасность мероприятия.
«Топ-менеджеров компании отправили в поход перед запуском нового проекта. Мы провели в горном походе три дня. Да, было тяжело, но мы раскрепостились»
— Я сама проходила в свое время подобный тренинг, — говорит тренер Киево-Могилянской бизнес-школы Ярослава Лоянич, которая много лет работала в HR-сфере. — Топ-менеджеров компании отправили в поход перед запуском нового проекта. Перед этим объяснили, что условия будут тяжелые для неподготовленных физически людей, но никто из нас не отказался, потому что мы все понимали мотивацию: нам нужно было сплотиться и преодолеть коммуникационный барьер между управленцами разных звеньев. Мы провели в горном походе три дня. Да, было так тяжело, что некоторые из нас преодолевали препятствия только с помощью коллег. Но мы раскрепостились, и впоследствии нам было легче обращаться друг к другу за помощью в решении производственных задач.

Увы, сегодня к бизнес-тренерам часто обращаются работодатели с идеей провести обучающее или оценочное мероприятие под самыми странными предлогами: «мы их взбодрим», «узнаем степень лояльности к компании», «создадим командный дух», «будет весело»… Поэтому задача настоящего бизнес-тренера при принятии заказа — разобраться с заказчиками, каких именно результатов они хотят добиться и какую обратную связь в итоге может дать заказанное ими мероприятие для фирмы, чтобы не допустить демотивации.

Когда учеба — несчастье

— В прошлом году руководство собрало нас и объявило, что мы — молодцы, удержали уровень продаж товара на достойном уровне в условиях кризиса, и за это нам полагаются бонусы, — поделилась опытом менеджер по продажам одной из столичных компаний Наталья. — Нам пообещали выплатить премии, а также руководство закупило обучающий курс, чтобы сделать нашу работу еще эффективнее. На практике же оказалось, что целый месяц каждые выходные мы с коллегой, как два лучших менеджера, обязаны были слушать лекции, как правильно разговаривать с клиентами по телефону, как общаться с партнерами. Но и я, и коллега уже столько лет этим занимаемся, что и сами могли бы проводить такие тренинги! Мы один раз сходили, на следующий не пошли. А потом получили такой нагоняй от директора… Он грозил, что лишит нас тех самых поощрительных премий. В итоге мы ходили и плевались — вот это поощрение!

По мнению коучеров, негативная реакция персонала на «бонус» вполне предсказуема.

— Весь персонал в классической бизнес-структуре я бы разделила на три категории, — говорит Ярослава Лоянич. — Первая — это люди, которые имеют опыт и навыки в своем деле и желают занимаются тем, чем занимаются за оговоренную плату. Таких — большинство. Вторая категория — люди, которым важно быть частью команды. И существует еще категория, которая хочет создать продукт, который еще никто не создавал — этот риск очень драйвит. Они готовы и хотят обучаться. Но этот пул сотрудников, как правило, в любой компании мал.

Исследовать истинные цели и мотивации сотрудников — функция HR-менеджеров. Но отсутствие знаний приводит к тому, что на учебу загоняют всех сотрудников фирмы, под давлением.

— Тогда наступает эффект резинки, — Ярослава словно берет в руки невидимую резинку, растягивает ее и пружинит. — Тянешь-тянешь, а потом как бабахнет! Я неоднократно была свидетелем, когда с человеком при таких растяжках происходило что-то неприятное: люди болели, нервничали, вели себя некорректно с работодателем и расставались с ним. Это однозначно прокол в менеджменте.
«Часто компании от тренера ожидают чуда: вот, нерадивые работники, продажи падают, а тренер сейчас придет и сотворит чудо. А тренер начинает работать с группой менеджеров и видит, что люди демотивированы, потому что предыдущую группу уволили без суда и следствия»
В Украине есть проблема, когда в организациях не понимают собственных внутренних проблем и, соответственно, нанимая тренера, не способны ни ощутить того, что имеют на входе, ни изменений, которые могут получить на выходе.

— Очень часто были случаи, когда коучеров нанимали по принципу: у людей был — пусть и у нас побудет, — говорит Пашкина. — Ну, посидели, повеселились, а потом разошлись и все забыли, продажи упали, потому что все развлекались вместо того, чтобы получать навыки. Или часто компании от тренера ожидают чуда: вот, нерадивые работники, продажи падают, а тренер сейчас придет и сотворит чудо. А потом тренер начинает работать с группой менеджеров и видит, что люди демотивированы, потому что предыдущую группу уволили без суда и следствия. Набрали новых и, конечно, той отдачи, о которой могла идти речь, добиться не получается. Но в итоге обвиняют именно тренера. Также у нас бывают часто ситуации, когда люди после тренингов увольняются, потому что человек получил новые знания и готов их применять на практике, приходит к руководителю с идеями, но идеи не проходят, ничего не меняется. Человек понял, что его никто не слышит, и в итоге идет в другую фирму, где его идеи воспринимают как полезные. Но в старой компании говорят: зачем мы заказали этот тренинг, после него все люди разбежались.

Сегодня на рынке обучения персонала мы имеем много агрессивных методик и, помимо тренингов личностного роста, очень многие тренеры и те, кто себя за них выдает, используют в своих практиках НЛП. По словам профессора, замдиректора Института психологии имени Костюка НАПН Украины Людмилы Карамушки, в результате их использования люди после обучения могут утратить веру в себя, в свои способности, могут перессориться с коллегами и близкими.

— Иногда по заказу компаний, чтобы сосредоточить человека только на работе, тренер настраивает «учеников» не давать близким и друзьям подавлять себя, — поясняет Людмила Николаевна. — Иногда слишком заостряется, например, проблема гендерного равенства. Могут ставить акцент на том, что сегодня недопустимо пассивное поведение для женщины в обществе, им предлагается не лояльный подход, а жесткая борьба. Известны случаи, когда после агрессивных тренингов люди замыкались в себе, уходили из семьи.

Увы, жалобы на тренеров я слышу частенько. Но этот рынок очень молод. К тому же, в нашей стране этот процесс никем не регулируется. Многие мои студенты из КПИ, увы, лишь получив образование психолога, уже идут в коучи и читают программы. При этом они не работали, например, ассистентами профессиональных коучей, вторыми тренерами, то есть, совсем не имеют практики. Представьте себе пилота самолета, который вышел из авиауниверситета и впервые сел за штурвал — могут ли его поставить командиром экипажа? А коучем почему-то люди ставят себя.

Порядка нет

Как и любая технология, обучение персонала с помощью тренингов имеет две стороны медали. Но, кроме самих коучеров, наблюдать и систематизировать обращения от пострадавших «учеников» некому.

В Департаменте аттестации кадров и лицензирования Министерства образования говорят, что им подконтрольны только те учреждения, которые имеют лицензии государственного образца: «Чтобы выяснить, имеют они ее или нет, нужно попросить предъявить ее в самом учреждении или же обратиться к нам — мы проверим и дадим ответ. А все остальные тренеры и прочие учреждения, которые именуют себя школами, центрами и курсами, на самом деле являются всего лишь субъектами предпринимательской деятельности и читают вольные тренинги, программа которых утверждена только ими самими. Никакой ответственности за их деятельность наше Министерство нести не может».

— Увы, у нас по HR-ам нет единой сертификации, потому вообще очень сложно определить, квалифицированный перед вами специалист или нет, — делится наблюдениями Пашкина. — В любом случае, прежде, чем принимать решение, куда идти, нужно почитать отзывы пользователей, кого из тренеров рекомендуют и почему. И не только на официальном сайте, где все почистят, а поискать информацию на разных ресурсах. К тому же, многие тренеры выкладывают свои видеоуроки или мастер-классы в интернет. Есть возможность посмотреть и понять, цепляет ли вас этот тренер как специалист или вам стоит подобрать другого. Ну и, идя на тренинг, вам важно понимать, что конкретно это обучение поможет исправить лично вам. Например, я хочу пойти на тренинг по преодолению сопротивления, потому что у меня есть проблемные точки в общении с клиентом: когда на меня давят, то я сдаюсь, хотя не должен. При этом вы должны понимать, что есть тренер, который научит вас манипуляциям с клиентом, чтобы вы его потихоньку объегорили, а есть — которые научат сопротивлению напрямую. Потому с тренингами, как и на базаре, лучше походить, прицениться, а потом — решиться.

А на общегосударственном уровне выход из ситуации Людмила Карамушка видит в том, чтобы перенять зарубежный опыт, например, Великобритании. Там все частные практикующие тренеры допускаются к работе с людьми только при наличии международных сертификатов и внесены в единый реестр. Таким образом, работодатель, который хочет обучить персонал, входит в эту систему и выбирает по представленным характеристикам тех кандидатов, которые ему подходят. Если же специалист нарушает основы работы, его лишают права преподавать. Но ввести такой реестр можно только на уровне государства. Пока же рынок тренингов и семинаров у нас регулируется только тем, что заказчики передают друг другу информацию о конторах, которые организовывают обучение и тимбилдинг, постепенно вытесняя оттуда недобросовестных и непрофессиональных, но это медленный процесс.
Теги: тимбилдинг бизнес-тренинги Татьяна Пашкина