ольга чернцова

Сбежать из офиса

5 историй украинцев, которые отказались
от кресла за компьютером ради дела по душе
Для кого-то работа в комфортном современном офисе – предел мечтаний, а кто-то чувствует себя всего лишь «офисным планктоном», не замечающим ни погоды за окном, ни даже смены времен года. Мы собрали истории пятерых украинцев, которые кардинально сменили род деятельности, чтобы почувствовать себя счастливыми на работе.
История 1

Из журналиста – в художники

Из журналиста – в художники
Фото: Facebook/Ольга Бартиш
Львовянка Ольга Бартыш-Коломак с детства хотела рисовать, но возможности ездить на кружки во Львов из пригорода в школьные годы у нее не было.

– В 9-10 классе я уже захотела быть журналистом, потому что никто не поддерживал мою мечту стать художницей. Но в университете я вернулась к рисованию, полгода ходила на кружок при центре творчества для детей. Потом я работала журналистом, а когда вышла замуж и родила первого сына, в декрете год рисовала. Дальше я снова вернулась в журналистику, работала редактором в газете, перебралась в Киев.

Самым переломным был 2012 год, когда я осуществила свою мечту и стала телеведущей. Я мечтала об этом все 10 лет в журналистике, но все откладывала на потом, как будто вынашивала.

И вот я прошла конкурс соведущей на социальное ток-шоу Савика Шустера. Работа оказалась дико тяжелой. Увидела, что это не сказка, что за красивой картинкой на экране стоит адский труд. Мне хватило менее полугода, чтобы сказать: «Все, галочку поставила, это все не то, не мой сценарий». Потом еще работала редактором в корпоративном журнале большой международной компании. Там условия были такие идеальные, что, казалось, лучше не бывает. Но мне все было немило. Время от времени стала проситься работать из дому. И понемногу стала готовить мужа к тому, что вообще откажусь от офисной работы. Он очень болезненно это переживал, потому что я получала хорошую зарплату. А тут буду сидеть дома и рисовать – революция!

И вот я наконец уволилась и ничего не делала всю зиму. Обустроила себе на балконе место, где сидела и рисовала. Денег у нас становилось все меньше, потом они и вовсе закончились. Но я упрямо сказала: «Я женщина, я ничего не делаю, я отдыхаю. Ты мужик – давай работай».

Я нашла художника Олега Радвана, которым давно восхищалась. Мой принцип: учиться стоит только у лучшего учителя, пытаться устроиться на работу – только в лучшую компанию и идти к своей цели, не размениваясь на мелочи. Написала Радвану письмо в соцсетях и попросила научить рисовать. Он удивился, потому что уроков не давал, но согласился. Провел для меня 5 бесплатных занятий, дал свои краски. У меня была незаконченная картина, где монгольская девочка пьет молоко. Он взял меня за руку и подправил портрет. Эту картину я потом продала в США за 300 долларов на сайте-галерее, которую художник посоветовал.
С тех пор Ольга написала около 50 картин, и десятка два уже продала. Ее работы «уходили» по цене 3-13 тыс. грн. В 2016 году художница провела четыре выставки.

– Спустя полгода муж тоже ушел из офиса и стал работать на дому, получая заказы от предыдущей компании и ту же зарплату. А еще у него другие проекты. Потом мы с семьей переехали во Львов по семейным обстоятельствам. А несколько месяцев назад у нас родился второй сын, и пока у меня не хватает времени рисовать. Старшего Матвея я забрала из школы на экстернат. Посчитала, что на занятия в специальном центре для хоумскулеров (дети на домашнем обучении) обойдутся приблизительно в 2000 гривен в месяц – то, что и так тратится на разные кружки. Мои родители долго не воспринимали такой образ жизни, говорили, что нужно быть в социуме, работать, чтобы не одичать. Ну вот – пока не одичали. Утро в нашей семье начинается с кофе, совместного завтрака и игр. В офис уже не вернусь ни на какую зарплату.
История 2

Из рекламиста – в фотографы

Фото: Facebook/Галина Романюк
Киевлянка Галина Романюк 6 лет проработала в издательстве «Газеты по-киевски» в отделе рекламы. Параллельно устраивала личную жизнь – вышла замуж, родила дочерей-двойняшек.

– Мне очень нравилось там работать, замечательный коллектив. Но пока была в декрете, газету закрыли и возвращаться стало некуда, – рассказывает Галина. – Появилось время прислушаться к себе, понять, чего хочу, и начать все сначала. На то, чтобы понять, что офис – больше не мое, ушло около двух лет. В 2013 году пришло понимание, каким делом хочу заниматься.

Два года назад Галина отправилась на курсы в фотошколу, чтобы научиться красиво фотографировать свою семью. Прежде всего, девушке хотелось запечатлеть каждый миг жизни подрастающих дочек.

– Первые месячные курсы «Фотография» были совсем недорогие – 399 гривен, потом закончила другие: «Портрет» и «Фотошоп». До сих пор продолжаю учиться. Например, недавно прошла курс занятий по фотокниге, собираюсь на мастер-класс известного фотографа младенцев.

Уже после первых курсов Галина решила попробовать себя в роли профессионального фотографа и начала принимать заказы.

– Основной и самый любимый вид фотосъемки – фотосессия младенцев с 5 до 14 дней от рождения. Одна съемка занимает 4-5 часов. Работаю обязательно в медицинской маске и сменной чистой одежде. Цена такой фотосессии на данный момент – 2500 гривен. Основную часть заработка трачу на реквизит для малышей, мастер-классы и техническое оснащение. И немного себе остается.
Также бывшая рекламистка делает семейные, детские фотосессии. Работает у заказчиков дома или в арендованной фотостудии для newborn фотографов, таких в Киеве уже есть несколько.

Как и во многих похожих случаях, у Галины есть ее «подушка безопасности». Муж девушки – менеджер по закупке автозапчастей из-за границы и зарабатывает достаточно, чтобы жена могла совмещать работу и хобби.

– Делаю работу, от которой получаю удовольствие. Мой муж очень поддерживает меня в этом плане. Ему нравится, что я не завишу от работодателя, могу распоряжаться своим временем, успеваю водить дочек и в садик, и на танцы. Кроме того, он считает мое любимое дело перспективным. Я планирую и дальше развиваться в этом направлении, и за офисом нисколько не скучаю.

История 3

Из бухгалтера – в массажисты

Фото: Facebook/Тамара Жарий
Киевлянка Тамара Жарий три года проработала в банке бухгалтером-кассиром. Этого времени хватило, чтобы девушка выдохлась физически и морально.

– В банке было сложно. Бухгалтер-кассир сочетал особенности двух должностей. Очень уставала из-за большой нагрузки. Карьерного роста эта должность не предусматривала, зато стресса было с лихвой. Люди ругались в очередях, особенно те, кто приходил платить за коммунальные услуги. Поначалу старалась для них побыстрее провести платежи, сокращала свой обед, чтобы больше людей обслужить – но со временем поняла, что тем, кто в очереди, на это наплевать. Сложно быть все время любезным с людьми, которые всем недовольны.

Уволившись из «окошка», Тамара год отсиживала часы в другом офисе, общаясь с людьми в основном по телефону.

– Была менеджером, а работа заключалась в прозвонах и продаже программы электронного каталога для компаний. Со временем надоела рутина – каждый день все то же, тот же продукт, в который не веришь и не видишь ничего интересного. Я люблю общение с людьми, но не «впаривание» им чего-то. Было трудно осознавать, что сижу ради того, чтобы быть как все, чтобы была работа и стабильная зарплата. Я понимала, что проживаю золотые моменты своей жизни в офисе.
В мае Тамара уволилась и, заручившись поддержкой мужа, лето не работала, отдыхала морально, гуляла. Под конец лета стала думать, чем хотела бы заниматься.

– Мне нравится йога, фитнес. Но личные комплексы не позволили бы мне стать инструктором. Случайно попала на курсы массажа, и с первого занятия мне так понравилось это дело, преподаватель так увлекательно рассказывала про энергетику людей, что я сразу загорелась и решила заниматься дальше. Месяц занятий пролетел незаметно, как один день. Потом были еще полтора месяца стажировки. Сейчас работаю в салоне – и мне все нравится. Делаю метаболический массаж – подробно прорабатываю с напарницей (в четыре руки) все мышцы – это комбинация классического, шведского и спортивного массажей.

Тамара говорит, что недовольные клиенты – отражение внутренних проблем массажиста, значит, он таких людей притягивает. Поэтому нужно работать над собой.

– А когда ты на позитиве, хочешь сделать жизнь человека лучше через здоровье – это находит отклик клиента. А вообще после предыдущих работ я –стрессоустойчива.

В офис Тамара не готова вернуться, в ближайшие 10-15 лет планирует заниматься массажами и развиваться в этом направлении. Говорит, что цель у нее – не зарабатывать деньги, а наслаждаться жизнью. Девушка заметила, что на этой работе не сильно устает, ведь между процедурами предусмотрены перерывы, во время которых массажистки могут полежать ногами вверх, чтобы дать им отдых. А сам рабочий день длится 5-6 часов.
История 4

Из менеджера – в кондитеры

Фото: facebook.com/nika.dosaeva
Финансист из Запорожья Вероника Досаева до 2013 года 10 лет работала на высоких менеджерских позициях в крупных компаниях.

– Когда в компании, владеющей большой сетью супермаркетов, я стала правой рукой директора филиала, смогла переехать в Киев. Потом была другая крупная компания. На обеих работах была очень большая нагрузка – и физическая, и психологическая. Иногда готовила проект три недели, а в последний момент оказывалось, что начальство передумало, и моя работа насмарку. Потом у меня появился парень и мы начали жить вместе. Я поняла, что все эти годы очень много работала, чтобы иметь возможность нормально жить, чтобы иметь деньги на аренду квартиры, одежду и независимость от родителей. С появлением парня поняла, что могу немного притормозить и сосредоточиться на том, что мне действительно нужно.

Вероника съехалась с возлюбленным и поняла, что большой нужды в деньгах больше нет, а вот времени для семьи не хватает.

– Мой любимый сказал, что я могу и не работать, если не хочу. Предложил подстраховать, если захочу сменить род деятельности. Он сам продолжает работать в крупных корпорациях, ему нравится строить карьеру.
Фото: facebook.com/nika.dosaeva
Вероника стала выпекать десерты дома для мужа, который как-то поинтересовался, умеет ли она готовить. Хотелось поразить супруга, однако печь пирожки показалось ей несерьезным и старомодным делом. Другое дело – маффины, вупи пай (бисквитное пирожное с кремом) и чизкейки. Девушка накупила книг по американской выпечке и стала тренироваться. Экспериментировала с рецептурой и начинками. Маффины выпекала с грибами, соусом песто, базиликом, ягодами, орехами, шоколадным кремом.

– Стало выходить очень вкусно, раздавала друзьям. Потом пошли заказы через Facebook. Придумали логотип «MyMuffin», заказали коробки, купили печь, начала делать кексы дома. А сейчас есть помещение в субаренде, где выпекаем торты, чизкейки, маффины на заказ. Чтобы со всем справляться, нашла партнера. Если много заказов, зовем помощников. Выпечка оказалась прибыльным делом, и все затраты окупились где-то за полгода.

О смене рода деятельности Вероника не жалеет. Говорит, что уже бы не смогла работать в компании с начальством. Зато готова когда-то пробовать свои силы в небольшом стартапе.
История 5

Из айтишника в кожевники

Фото: facebook.com/michael.medvediev
Киевлянин Михаил Медведев после окончания Национальной академии управления по специальности программист работал IT-шником в двух компаниях. Занимался технической поддержкой пользователей приложения для Mac. И вроде график был удобный – с 7:30 до 16:00, и подработок «миллион», а Михаил думал о своем деле, чтобы работать «не на дядю».

– Всегда имел тягу к кожаным аксессуарам, это сидело в голове. Четыре года тому, еще работая в IT-компании, приходил домой и пробовал что-то делать из кожи своими руками с Кристиной Гиль, моей девушкой. Она по образованию режиссер, работала продюсером в продакшн студии, снимающей рекламу. Ей тоже не хотелось работать на кого-то.

Пара купила кожу, специальные инструменты, швейную машинку, вощеные нитки. Ребята смотрели в YouTube видеоролики, учились, как работать с кожей, делать специальные седельные швы. Потом нашли мастера, который научил, как обращаться со швейной машинкой, потому что своих знаний будущим кожевникам не хватало, а интернет не очень помогал.

– Сначала работали с Кристиной по вечерам после моей работы. Швейная машинка обошлась в 1000 долларов. Приобрели кожу ($25-35/кв.м), инструменты. Сами придумывали модели и подсматривали в Сети принцип, как шить кошельки, сумки. Начали рекламировать и продавать изделия в Facebook, сначала среди знакомых. Потом клиентов прибавилось. Также принимали участие в разных маркетах.
У Медведева и Гиль уже два с половиной года есть своя мастерская «The wings» («Крылья»). А также – шоу-рум, где изделия можно подробно рассмотреть, пощупать. За это время тысячи их вещей нашли своих хозяев. Сами партнеры переключились на организационную работу, а шитье кошельков, портмоне, сумок, рюкзаков, кардхолдеров и ключниц поручили 7 работникам.

– Мы шутим, что выбрались из офиса – в офис. У людей есть иллюзия, что, уходя в свободное плавание, они будут иметь больше свободного времени. Хотя я сижу за компом меньше, чем на работе в IT-компании, но работаю в два раза больше. Зато и эффективней. Это приносит удовольствие и финансово того стоит. У нас ведь даже бизнес-модели никакой не было. Просто взялись наобум делать то, что нравится, и дело почти сразу окупилось. Это очень большая редкость. Возможно, нам так повезло из-за того, что после 2013 года появился спрос на украинские товары.

Молодой бизнесмен говорит, что вряд ли бы вернулся в офис наемным работником. Он уверен, что даже в случае глубокого экономического кризиса нашел бы себе занятие и сумел бы организовать людей. Например, открыл бы сервисный центр по обслуживанию техники.
Читайте также на «Репортере»