Жизнь под хиджабом

Почему все больше украинок принимают ислам и как им живется в мусульманских традициях
История 1
«Мне захотелось прочесть
мусульманскую молитву»
В стильном кафе с вкраплениями восточных орнаментов в декоре за несколькими столиками сидят смуглые мужчины. Порции официант подает большие, полные риса, овощей и мяса. Халяльного, то есть разрешенного Кораном. А вместо рюмок с алкоголем — стаканы с розовым фруктовым киселем. Разговоры за столами — тихие, размеренные, но вскоре смолкают и они. Мужчины спешно покидают столики, оставляя недоеденные блюда, — и буквально в течение минуты кафе при мечети окунается в громкий мужской восточный запев.

— Призывают к молитве, — поднимает кверху уголки пухлых бледно-розовых губ Таня. Ее светло-голубые глаза задумчивы, а кожа лица бледна, хотя солнце в свое время успело сыпануть чуток веснушек. Все остальное прячет под собой хиджаб, который ярко диссонирует со славянской внешностью Татьяны.

— Помолитесь? Я подожду, — предлагаю ей.

— Нет, ничего, Аллах разрешает совершить несколько молитв подряд, если ты по уважительной причине пропустил очередную. А я и так долго оттягивала встречу с вами.

Оттягивала — потому что у истинных мусульман не одобряется, если кто-то из супругов выносит подробности семейной жизни и быта за рамки семьи. Возникли разногласия — супруги могут прийти к шейху и спросить совета у него, но не нести проблемы по свету. А тема о том, почему украинки принимают ислам и как им живется в этой вере, требует отодвинуть занавес семейной жизни.

В свое время у каждой из женщин была своя череда открытий об исламе. Танино разрушение стереотипов началось со свадьбы близкой подруги, которая выходила замуж за парня из Ирака.

— Я сама из Хмельницкого, где мало иностранцев, хотя уже жила и работала в Киеве. А они пригласили меня на свадьбу в Винницу. И я даже прожила с молодыми неделю в одной квартире, где мне выделили комнату, — украинка говорит на русском, но в ее произношении слышен легкий акцент — результат длительного общения с уроженцами стран Ближнего Востока. — Все это время к ним приходили гости, со стороны молодого мужа это были, в основном, студенты-арабы. И все происходило по мусульманским традициям. Например, парни готовили блюда — рис, мясо. За стол все садились отдельно: мужчины одну сторону, женщины — по другую, контакт с женщинами был ограничен. Мужчина за столом не попросит что-то передать чужую женщину, попросит только свою жену или друга.

И когда мы оставались втроем, то муж подруги вел себя, как подобает мусульманину в присутствии посторонней женщины. Например, он сидит, смотрит телевизор на большом диване. Я сажусь на противоположный край дивана — он тут же встает и уходит в другую комнату. Сперва я не понимала этого, думала, может, он пренебрегает общением? Но потом увидела попытки ограничить контакт с женщиной не только с его стороны, но и в поведении остальных.

Мне понравилась его ответственность за свою жену: он всегда встретит ее, если нужно поздно возвращаться, или съездит по делам сам. По мере наблюдений мое мнение менялось. Я стала его расспрашивать в подробностях об исламе, даже пыталась спорить с ним на религиозную тему, но он всегда отвечал спокойно и уверенно. Это подкупало. Мы посетили с молодоженами мечеть — там я увидела, что среди мусульманок были и украинки. Но у меня все равно оставалось большое недоверие к мусульманам, ведь разве люди с благими помыслами стреляют, убивают других, кто не разделяет их веру? Я долго сомневалась в том, что мне говорил муж подруги. Да и сейчас хорошо понимаю, что мусульмане есть разные — очень многие, как и многие христиане, вовсе не живут жизнью, которую предписывает религия, и даже не знают ее истинных принципов. Но когда я узнала, что убивать для мусульман — это, оказывается, большой грех, мне захотелось узнать больше об исламе.
В мечетях мужчины и женщины всегда молятся раздельно
Фото: УНИАН
Вернувшись в Киев, 22-летняя Татьяна стала читать литературу, затем, из любопытства, пришла в мечеть посмотреть. Выбралась после работы и попала на ифтар — разговление после вечерней молитвы во время поста Рамадан.

— Стою на пороге, а люди все бегают с подносами с едой. Я не могла понять, почему это здесь происходит, это же мечеть. А места в старом строении центра было очень мало. Люди стелили скатерти прямо на полу, садились по обе стороны и кушали. Проходящий мимо мужчина направил меня в женское отделение. Зашла, там уже все сидят, меня сразу пригласили, усадили, принесли порцию еды… Я смотрела на них, а они все в этих платках — красивые! Я просто их рассматривала: что говорят, как общаются, какие у них движения… Как они живут, что за общество такое? Оказалось, они ведут здоровый образ жизни и очень чтят семейные ценности, помощь друг другу. Ушла под прекрасным впечатлением.

С тех пор Таня периодически приезжала после работы и познавала мусульманский мир все глубже. Параллельно девушка продолжала изучать основы ислама, ходила на лекции по культуре, а чтобы прочесть Коран в оригинале, начала изучать арабский язык.

— Раньше я ходила в православные храмы, тоже читала, интересовалась, но многого не понимала. Когда становилось тяжело на душе, я ходила во Владимирский собор, но постоянного облегчения не получала. Я молилась утром и вечером, когда у меня была такая потребность. А потом, не знаю даже, что случилось, мне дома захотелось прочесть мусульманскую молитву. Попробовала — понравилось и, если честно, я ощутила потребность делать так еще. Тогда задалась вопросом: если я верю в единого Бога, соглашаюсь с актами поклонения ислама, обязанностями мусульман, почему бы в таком случае мне не принять это до конца? Я не пила, не курила, бары-дискотеки меня не интересовали, парня у меня не было, а одежда мусульман не вызывала смех, как у некоторых. Потому мне не пришлось менять образ жизни, как другим людям.

Татьяна приняла ислам семь лет назад. После этого ее жизнь стала довольно быстро меняться. Еще до этого шага она стала одеваться более сдержанно, постепенно становились длиннее юбки и рукава, а вырезы и разрезы — меньше. А еще ей нравилось то, что мусульманки носят платки (хиджаб — платок, под которым мусульманки прячут от посторонних глаз и солнца свои волосы и шею), она находила это женственным и красивым. Хотела повязать и сама, но выйти в хиджабе на улицу Таня решилась не сразу.

— Ходила в нем в магазин за хлебом, затем — на рынок. Я все время ждала косого взгляда, какого-то оскорбления, замечаний. Но никто на меня не засматривался, ничего мне не говорил, и я подумала, что зря я себе что-то надумала, это, наверное, у всех так. Хотя когда я пообщалась с женщинами в центре, то узнала, что мои опасения были не напрасны — некоторых оскорбляли. Но я стала выходить в хиджабе все чаще, пока не свыклась с ним совсем.

Изменения в одежде вызвали вопросы на работе. Тем более, что Таня работала в банке.

— Там есть дресс-код: у нас были рубашки, жилетки и галстуки, юбки ниже колен. Летом я покупала максимально закрытые вещи. Спасибо моей начальнице, я договорилась, чтобы ходить в широких брюках на работу. Носить головной убор мне не разрешили. Я снимала платок на работе и надевала снова, когда ехала домой. Среди коллег разговоры, конечно, были, но мне в лицо задавали только один вопрос: почему не призналась раньше. Но тут ответ простой: я не должна сообщать людям о том, что является моим личным делом. И в итоге — люди обсуждают тебя до тех пор, пока у них не появляется новая тема для разговоров. Я работала в двух разных банках — да, там тоже есть хорошие люди. Но в целом это циничное место, где нет искренности, нет взаимопонимания и поддержки, каждый борется за свое место и хочет построить карьеру грязными методами. Это мне не нравилось, я считала это место не совместимым с принципами верующего человека и стала подыскивать другую работу.
Незамужние девушки не могут ходить в кафе в одиночку, только в надежном сопровождении (с родителями, братьями). А в заведениях, где наливают алкоголь, мусульманам появляться нежелательно
Параллельно стала меняться и личная жизнь. Именно в исламском центре Татьяна познакомилась со своим мужем Мухаммедом. Когда записывалась на курсы арабского языка и пыталась узнать, как ей туда пройти, Мухаммед оказался единственным человеком на улице, к нему девушка и обратилась. После этого они виделись в центре много раз, но просто проходили мимо. Спустя время, она снова обратилась к нему за помощью — спросила о чем-то из нюансов мусульманской культуры.

— Я ведь из мужчин в лицо знала только библиотекаря и Мухаммеда, вот и обращалась несколько раз за разъяснениями. С Мухаммедом у нас были буквально минуты общения. Он достойно себя вел, отвечал на вопросы. При этом беседы стали приобретать какую-то доверительность. Сейчас понимаю, что он уже присматривался ко мне, хотя я этого не замечала. Это ведь мы растем рядом с мальчиками и можем их воспринимать с детства как друзей, а у них нет девочек-друзей, они воспитываются отдельно и отношение к женщине формируется другое. И вот, как-то я снова подошла, а Мухаммед сказал, что я не могу вот так подходить к мужчине и задавать вопросы, что мы уже достаточно друг друга знаем, и что если мы хотим дальше общаться, то нужно совершить никяах.

Никяах в исламе означает бракосочетание. Для современных украинцев дико говорить о женитьбе, если парень и девушка ни разу не ходили на свидание и плохо знают друг друга. Для мусульманина, воспитанного в религиозных традициях, нежелательно ходить на свидания и вообще оставаться наедине с девушкой, если она не является его невестой. Таня знала о Мухаммеде лишь то, что он —25-летний уроженец Ирака, который приехал в Украину изучать медицину.

— Когда я думала о Мухаммеде, то понимала, что этот парень мне приятен. И хотя мы общались лишь несколько раз в жизни, мне нравилось, как он объясняет, даже проскальзывали какие-то легкие шутки. Когда мы договорились, что будем делать никяах, то ходили в кафе, и он брал с собой друзей. Они сидели за соседним столиком, а мы — друг напротив друга. Это чтобы мужчина не сказал потом, что между нами что-то было. Мне это очень нравилось, чувствовала себя в безопасности, по сравнению с тем, что испытывают девочки с украинскими парнями: эти разочарования, встречи по пять лет, потом он берет и женится на другой, или выходят замуж по любви, а потом так же легко разводятся. Здесь же я видела гарантии безопасности моей чести, серьезность отношения к браку и ко мне, как к женщине. Есть круг обязанностей у мужчины и женщины. Обязанность мужчины — обеспечить семью: еду, дом и все необходимое. Мы не говорим о том, чтобы покупать шубы. Но перед Всевышним он обязан накормить жену и детей тем, что халяль, что дозволено. Не украсть это, а заработать. Моя обязанность — содержать дом и заботиться о детях. Это помогает держать семью в целостности. Это настолько мне импонировало, что я согласилась на брак с Мухаммедом.

Украинку не остановило и то, что со временем Мухаммед может жениться еще на одной или даже не на одной женщине — такие семьи есть в ее окружении. Спрашиваю, сможет ли она так жить, если это когда-нибудь произойдет, Таня настроена философски:

— Я не могу изменить то, что мне нравится или не нравится. Просто понимаю, почему эта мера предусмотрена: женщин на Земле больше, чем мужчин, к тому же мужчины участвуют в войнах – наверняка кому-то муж не достанется. Кроме того, мужчина обязан до конца дней своих заботиться на равных условиях об обеих женах и обязательно обеспечивать их и детей. Это лучше, чем когда наши женщины становятся любовницами или когда жен бросают, а женятся на молодых. Конечно, у всех нас есть ревность, мы очень чувствительны, но если бы обстоятельства сложились так, что мой муж женился во второй раз, я бы призывала ум, а не сердце, чтобы принять это.
У мусульман — редкость, когда дети женятся без благословения родителей. Потому что это значит обрекать брак на внутренние разногласия и возможный раскол
После согласия на никяах перед Татьяной вплотную встал другой серьезный вопрос: как посвятить в свою новую жизнь родителей.

— Я долго не говорила им, что приняла ислам, не хотела причинить боль. Ведь они воспринимали ислам точно так же, как и я когда-то, благодаря телевизору. И тем более, я уже давно жила далеко от них. Они воспитывали меня в христианских традициях, но не строго религиозных — ходили в церковь по праздникам и соблюдали какие-то традиции, например, на Рождество на столе было 12 блюд. Когда мы с Мухаммедом договорились о никяахе, я пригласила к себе родителей и его. Его я представляла им как жениха. В процессе разговора мама с папой относились к нему уважительно. Но когда он ушел, они сказали: «Нет, не нужно выходить замуж — у них другая культура, другая религия». У мусульман — редкость, когда дети женятся без благословения родителей. Потому что это значит — обрекать брак на внутренние разногласия и возможный раскол. Потому Мухаммед женился по благословению своих родителей, а вот я решилась на замужество без него.

Таня и Мухаммед совершили никяах в мечети и живут вместе уже шесть лет, у них двое детей. А вот свадьбу так и не сыграли. Надеялись, что погуляют с приездом Таниных родителей, но те приняли поступок дочери лишь после того, как родился первый внук, и свадьба уже потеряла свою актуальность.

За это время Таня уже сполна познала особенности жизни с мусульманином в украинском обществе. Из плюсов выделяет то, что тяжелые сумки с покупками — только на муже. Освоила и арабскую кухню, потому что из украинской муж и дети признают только пельмени и блинчики с мясом да несладким творогом. А сложности у нее возникают с работой.

— Не из-за мужа, как многие бы подумали. Ведь если работа не мешает укладу семьи, он не может мне запретить работать или учиться. Сложно с поиском работы. Когда иду на собеседование, то не надеваю платок, однако, всегда спрашиваю, как они отнесутся к моему вероисповеданию. И мне говорят, что ничего не имеют против ислама, но боятся, что посетители или клиенты неправильно воспримут женщину в хиджабе.
История 2
«Принять ислам – очень просто»
Стройны ряды женщин в длинных, закрытых платьях и разноцветных платках, плотно обрамляющих румяные и смуглые лица. Кто опоздал — заходит и становится крайней в ряду, плечом к плечу с соседкой, лицом к экрану. На этом плазменном экране можно наблюдать, в как в мужском отделении мечети читает молитвы имам и совершают намаз мужчины. Но глаза женщин направлены вниз. Движения — сосредоточенные, четкие и синхронные. Раз — и ряды резким движением сгибают спины в поклоне, два — выпрямляются, три — женщины становятся на колени и, опираясь на руки, делают земной поклон, четыре — выпрямляют спину, пять — садятся на левое бедро, шесть — снова поклон, затем — подъем с выпрямлением в полный рост, и все сначала.

Как и Татьяна, другие женщины приходят в исламский центр не только молиться, но учиться и общаться. После совершения намаза они садятся в круг, и глава женской общественной организации «Марьям» Катерина Сапрыга предлагает разобрать насущные вопросы. Особенно много женщин собирается по пятницам, ведь это благословенный день для мусульман. Приходя сюда несколько пятниц подряд, я каждый раз вижу, как присутствующим представляют украинок, которые решили принять ислам. По словам посетительниц центра, таких среди наших соотечественниц все больше.
Посчитать, сколько украинцев принимают ислам, невозможно, ведь человек это может сделать дома или в другом месте, лишь при одном свидетеле или даже наедине с Аллахом. Но большинство все-таки хочет подтвердить переход в иное вероисповедание в мечети. Катерина Сапрыга подтверждает, что в последние годы приток женщин, желающих стать мусульманками, увеличился.

— Если лет пять назад к нам на праздник приходило 50 человек, то сейчас человек 400. А мужчин — больше тысячи. В общем есть несколько причин, по которым женщины приходят к этому. Одна категория — это те, кто вышли замуж за мусульман. Но сейчас чаще к нам присоединяются незамужние девушки. Они интересуются, берут у нас литературу, потом — принимают ислам, а уже через время выходят замуж.

Если женщина уверена в своем выборе, то процедура совершается тут же: она сидит на коленях и, подняв кверху указательный палец правой руки, произносит шахаду: «Я свидетельствую, что нет Бога кроме Аллаха, я свидетельствую, что Мухаммед — посланник Аллаха». Затем — то же на арабском. И все, женщина уже мусульманка.

Так, на моих глазах, приняла ислам и 22-летняя Илона. Выждав, пока девушку поздравят, прошу рассказать: она-то в чем успела разочароваться?

Начало истории Илоны похоже на Татьянино: переехала из Винницы в Киев, стала интересоваться восточными культурами.

— Решила посетить мечеть. Когда пришла, то у меня внутри сразу что-то перевернулось, ничего подобного в православном храме никогда не было. Я еще не знала, как молиться, порядков, обрядов… Но будто что-то «щелкнуло». Меня потянуло сюда прибиться, захотелось стать именно верующим человеком, узнать побольше об исламе.

Затем Таня признается, что на ее решение повлияла встреча с молодым мусульманином. Познакомились ребята три месяца назад в кафе: свободное место было лишь за столиком Илоны, и молодой человек спросил, можно ли присесть.

– Слово за слово, мы разговорились, в конце – обменялись телефонами. Он мне позвонил. Меня поразило то, как он со мной общается: ему интересно знать обо мне все. При этом он не делает попыток к телесному сближению. До него я встречалась с нашими парнями и отношение очень отличается. Наш молодой человек мог прийти, ждать, пока я собираюсь на прогулку и при этом говорить: «Эй, что ты там возишься, давай-ка ты быстрее! Почему юбка такая длинная (или короткая) – ты что, вообще не в курсе, как девушка должна выглядеть?». И так далее. То есть, наши парни могут допускать оскорбления, унижать и не понимать этого. С молодым человеком, который был у меня до этого, я встречалась три года, и в итоге выяснилось, что он мог гулять и с другими девушками.

А этот парень относится ко мне с большим уважением: если я говорю, что сейчас не хочу идти гулять, говорить или еще что-то – он не станет давить, отступит и будет ждать. Он все время обо мне переживает, интересуется всем, что у меня происходит, очень мягко со мной говорит и умеет слушать. А когда мы встречаемся, у него постоянно есть что-то в руках – то цветок, то маленькая игрушка, то сладости – что-нибудь, что говорит о том, что он помнил обо мне, когда шел на встречу. Я не хочу сказать, что все мусульмане такие же, как мой парень – нет, есть и агрессивные, которые не уважают женщин, ведь далеко не все получили подобающее воспитание. Но отношение этого парня мне очень приятно. Кстати, он и принял меня в ислам.

Друзьям Таня рассказала о том, какой шаг собирается сделать, и окружающие восприняли это, в основном, нормально. А вот как рассказать родителям, Илона пока не знает.

— Они заметили изменения в моем внешнем виде, например, раньше я ходила в коротких юбках, а теперь предпочитаю макси. На вопрос мамы в магазине: «Почему ты не хочешь купить это платье?», я отмалчиваюсь. Понимаете, мои родители — хорошие люди и не сильно верующие, но ислам для них — чужая религия. А их мнение для меня очень важно, потому что у нас доверительные отношения.

Но рассказать, возможно, придется, довольно скоро. Ведь отношения Илоны с ее парнем развиваются стремительно. Она уже даже успела познакомиться с его родителями.

— Они живут в Катаре. Пока виделись по скайпу – мой парень рассказал, кто я, и что у него на меня имеются серьезные виды. Даже когда я еще не собиралась принимать ислам, они уже были рады со мной познакомиться. А вот когда я объявила, что хочу стать мусульманкой, они обрадовались еще больше. Конечно, я рассматриваю его как будущего мужа.

Сегодня Илона еще учится в университете на шестом курсе. Она готова совершать молитву пять раз в день. Но вот надеть хиджаб – пока нет.

— Хотя никто и не заставляет меня это делать, пока у меня не возникнет внутренней необходимости. Думаю, после учебы я устроюсь на работу. Но, возможно, уеду в какую-то восточную страну, где буду чувствовать себя органично. А что касается хиджаба, то, возможно, когда мы с моим парнем узаконим отношения, я почувствую себя более защищенной под его опекой и тогда покрою голову.

Хиджабы бывают не только темные,
но и ярких расцветок
История 3
«Какой по счету ты будешь женой?»
— Знаете, меня иногда поражает глупость наших соотечественников! – сверкает изумрудными глазами возмущенная Наталья. – Мы ведь живем в 21-м веке, в центре Европы, все ездят в Турцию, Египет, смотрят телевизор… Но в меня, женщину в мусульманских одеждах, даже в Киеве тычут пальцами! За многие годы, что хожу в хиджабе, мне приходилось пережить массу унижений, потому что на постсоветском пространстве у многих до сих пор очень низкий уровень воспитания.

Религиозные противоречия в жизни Натальи начались 20 лет назад. Бабушка юной киевлянки была верующей женщиной и старалась приобщить внучку к тому, чтобы она чтила христианские традиции. На 18-летие она подарила ей серебряные крестик с цепочкой.

— Чтобы сделать бабушке приятное, я решила зайти в церковь и поставить за ее здоровье свечи. Внутри Кирилловской церкви женщина следила за подсвечниками, я у нее и спросила, как и где поставить свечи, чтобы за здравие, а не за упокой. А она зачем-то показала мне все наоборот... Я подошла ставить, и тут к подсвечникам подходит мама с дочкой и объясняет ей, что сейчас они поставят свечи за ушедших бабушку, дедушку, я слушаю это и прозреваю: я чуть не поставила свечу за упокой живой бабушки!

Наталья вышла из церкви, сняла с себя цепочку с крестиком и дома отдала их бабушке. А вскоре случилось еще одно недоразумение.

— У нас на дому были крестины, и батюшка напился и начал со смехом пересказывать нам все, что слышал от людей на исповеди. Для меня это стало шоком. И я разуверилась в православной церкви как в системе.

Как-то Наталья зашла в конце дня на работу к своей подружке. Владелец фирмы был молодой сириец, к которому прилетел его друг Абдула.

— Так я заходила за подругой после работы несколько раз, и там был этот друг. Он смотрел на меня, но я даже не обратила внимания, это заметила подруга. А потом она стала передавать мне от него шоколадки, фрукты. Я не брала – восточные мужчины меня не интересовали. Тем более, он совсем не умел говорить по-русски. Решила, что больше не буду заезжать к подруге, пока этот парень не улетит, чтоб не давать ему повода.

В тот вечер Наталья вернулась домой с работы и уже хотела ложиться спать. Как вдруг раздался стук в дверь. Распахнув их, девушка замерла: огромная корзина цветов заполняла весь дверной проем. Внизу ее дополняла пара пакетов с подарками и сладостями. Девушка была так шокирована, что захлопнула двери. Так и стояла ошарашенная среди комнаты. Робкий стук в двери повторился снова. В этот раз, отодвинув подарки в сторону, перед ней стоял тот самый сириец.

— Я ему позволила войти и внести подарки в комнату — жила в семейном общежитии. Указала на место за столом, мол, присаживайся, поговорим. И стала спрашивать, зачем он пришел, если я не знаю арабского, а он — нашего языка. Абдула достал словарь и стал показывать какие-то слова. Оказалось, он выследил меня, когда я возвращалась с подругой домой пешком. Я ему говорю: «Короче так, ты остаешься здесь до утра, ложишься на мою кровать спать, а я — пошла к соседке». Вот так оставила ему комнату со всеми вещами и ушла. Я боялась, что если он будет в темное время суток бродить в одиночестве, то его могут или побить, или ограбить на наших улицах. Боялась, что если с ним что-то случиться, то я буду отвечать. Как мне рассказали соседи, он ушел, захлопнув двери, когда начало сереть за окном.
Недосягаемость украинской красавицы лишь раззадорила сирийца. И недаром: румяное, нежное лицо Натальи и сейчас дышит привлекательностью, а 20 лет назад длинноногая зеленоглазая блондинка с точеной фигурой могла свести мужчину с ума! Абдула решил добиваться украинки: он поджидал ее с утра под общежитием, вечером встречал с работы, задаривал подарками и вкусностями и усиленно учил русский язык.

— Потом он вдруг уехал домой, и я думала, что это уже все, с концами. Но оказалось, что он просто переводил сюда свой бизнес. Когда вернулся, с новой силой окружил меня вниманием настолько, что я и сама не заметила, как он заменил мне собой весь мир. Где-то через полгода я его познакомила со своими мамой и бабушкой… Мама сперва была очень против – другая культура, религия. Но бабушка ей сказала: «Я тебе мужа не выбирала – вот и ты дочь оставь в покое».

Когда Наталья согласилась совершить с никяах с Абдулой, им обоим было по 19 лет. Сириец сразу поставил условие: их дети будут мусульманами. На что она ответила, что ей все равно. Свадьбу не играли, просто сняли квартиру и стали жить вместе. Дело оставалось за официальной регистрацией – и тут Наталья впервые ощутила, как в нашей стране относятся к иностранцам.

— Нам пришлось преодолеть кучу трудностей со сбором документов, требовали, чтобы прислали то одну бумажку, то другую. Самолет в Дамаск летал только раз в неделю, папа Абдулы делал там все документы и передавал самолетом в Украину. И так нас расписывали целый год. Когда я уже была на девятом месяце беременности, мы отчаялись: если бы родился ребенок, то Абдуле пришлось бы собирать новый пакет справок, чтобы усыновить собственного сына. Тогда мы пришли не в районный РАГС, а в киевский центральный. И там заведующая сказала нам, что изначально достаточно было одной-единственной справки, а зачем над нами целый год издевались – непонятно. Когда я меняла паспорт, начался новый круг издевательств: «А какая ты жена по счету будешь?», «Ты понимаешь, что попала в гарем?» И так всю жизнь — все! – лезут в нашу жизнь и задают нетактичные вопросы.

Один за другим у пары родилось два сына.

— Муж, конечно, был очень счастлив. Он присутствовал в роддоме, когда сыновья появлялись на свет. И когда меня вывозили из родзала, то над младенцем папа читал шахаду – так мальчики стали мусульманами. Муж не поднимал разговоров насчет моей веры. Но такие мысли мне самой стали приходить на ум.

Когда старший сын начал учить суры, Наталья оглянулась вокруг: муж пять раз в день читал молитвы, ее малыши учились понимать Коран. Быт семьи протекал в полумусульманском стиле: поскольку ее мальчики не ели свинину, Наталья ее и не готовила, зато в меню бывали восточные блюда. Раз Абдула не употреблял алкоголь, то не покупала и не пила его даже по праздникам и жена.

Что касается работы, то Наталья была задействована в семейном бизнесе – торговле одеждой.

— То, что я работала, его отец узнал, когда старшему сыну было уже лет 10. Папа знал, что у нас здесь есть магазины, но не знал, что и я там работаю. Я была управляющей, но не в полной мере, а страховала мужа, он ведь не мог сам там все время находиться, ему нужно было и другие вопросы решать. Днем приехала – пару часов провела, проверила бухгалтерию, порядок. Когда отец Абдулы узнал, это был шок, он сказал: «В нашей семье женщины никогда не работали!». Он не понимал, что с головой залезть в кастрюли мне самой не интересно. А если мужу не помогать, то он приезжает сильно уставший. Лучше я ему помогу и сходим куда-то всей семьей, например, в развлекательный центр или в кино.
Меня ислам сделал более женственной. Даже мама в итоге, когда увидела меня в хиджабе, сказала: «А тебе так красиво»
Пришел момент, когда Наталья почувствовала необходимость определиться с жизненным выбором.

— Когда я сообщила Абдуле, что хочу принять ислам, он насторожился: хорошо ли я подумала. Да, я уже созрела. И сделала это в компании своего мужа и наших друзей. С того времени в моей жизни изменилось немногое.

Женщина стала молиться, как и муж, пять раз в день. А в остальном…

— Вот, например, интимные отношения: супругам нельзя вступать в близость только в рамадан, потому что это пост, но это лишь месяц в году. А все остальное – это, как и везде, по доброй воле супругов. Говорят, что женщины в чем-то ограничены, ущемлены, но у нас в семье этого нет, я – женщина с характером, но мне очень приятно, что я – не ломовая лошадь, как многие украинки, а именно замужем. Муж – безусловный добытчик, и я знаю, что за меня с мальчиками он жизнь отдаст, потому мне нет необходимости оспаривать лидерство в семье.

Прежде я и так носила закрытые вещи, поскольку люблю спортивный стиль – все время в штанах, кофтах. Но для всех стало шоком, что я стала носить юбки и платья. Хиджаб надела без проблем. То есть, меня ислам сделал более женственной. Даже мама в итоге, когда увидела меня в хиджабе, сказала: «А тебе так красиво». Хотя из-за внешнего вида у меня периодически случаются какие-то казусы или неприятные истории. Вот, например, не так давно в магазине ко мне подошел парень, лет 25-ти, смотрел-смотрел, а потом — тык в меня пальцем: «Турок?». Я засмеялась: «Нет, я – made in Ukraine, чистокровная украинка». Он не поверил: «Не! Одета как турок!». Мне стало смешно – видимо, у человека был такой шок, что он даже забыл слово «мусульманка».

А еще многие мусульмане в Украине сталкиваются с предвзятым отношением со стороны чиновников, в медицине, в сфере образования. Считается, что у восточных мужчин много денег. И всюду, где христианам решили бы вопрос без проблем, в нашем случае намекают на кошелек. И говорят чуть ли не в открытую, что это – плата за то, что мы не такие, как все. Например, был случай, что мы с ребенком попали в больницу по «скорой». Сыну дали один из препаратов, а на него пошла реакция, началась лихорадка. Я подошла к медсестре и стала просить, чтобы вызвали врача, она подошла, глянула: «Так он же живой у тебя, ваша порода – живучая, что ты хочешь?».

Сможет ли Наталья смириться, если у мужа появится вторая жена? Как и Татьяна, она отвечает уклончиво:

— У меня есть пару подружек, которые не единственные у своего мужа, но там каждая – хозяйка в своем доме, дети между собой от разных жен хорошо общаются. Сестра мужа, выходя во второй раз замуж, тоже пошла второй женой. В первом браке муж руку на нее поднимал, и она развелась. Сейчас с первой женой нового мужа они живут в одном городе, и ей пришлось искать общий язык. Не знаю, тяжело ли ей пришлось, но у нее это получилось. Хотя есть и такие мусульмане, которые женятся на любовницах, чтобы не прослыть гулящими.
Фото: УНИАН
Автор: Алена Медведева
Инфографика: Екатерина Яшина
Читайте также на «Репортере»
Теги: ислам мусульмане в Украине хиджаб