Майдан
для туристов

В годовщину начала революции «Репортер» сходил на экскурсию по Майдану и узнал, что туристам
за 100 грн рассказывают о тех событиях
ТЕКСТ: ЕВГЕНИЯ ИВАНОВА
ФОТО: ВЛАДИМИР БОРОДИН
Через три года после начала Евромайдана очевидцы событий зарабатывают тем, что водят экскурсии по местам революции и рассказывают то, что видели сами. Правда, уже путают фамилии героев, а еще, не стесняясь, рассказывают, как исчезали деньги и лекарства и кто стал козлом отпущения. «Репортер» побывали на одной из таких экскурсий.
Объявление об экскурсиях по Евромайдану сейчас легко отыскать в Сети. Фирмы предлагают их за 900 гривен с человека с англоязычным гидом, а очевидцы событий просят по 100 грн. С одним из таких частных экскурсоводов под видом туристов мы и назначили встречу. «Ой, я пулю с собой принесу, которая мне в ребро попала. И фотографии, чтобы вы поняли, что здесь было. Я на Майдане три месяца простоял, руки себе отморозил, поэтому лучше меня вам никто не расскажет. Уложимся где-то в два с половиной часа», — анонсирует по телефону свою экскурсию гид Владимир.

Встречаемся возле выхода из метро «Крещатик».

Здесь все и начиналось, — подводит нас Владимир к перекрестку улиц Крещатик и Богдана Хмельницкого. Из рюкзака наш гид, которому на вид лет пятьдесят, достает альбом с фотографиями. Пролистав несколько, находит снимок баррикады. — Вот так все выглядело, сейчас даже не скажешь. Для меня, как и для большинства украинцев, Майдан начался не в конце ноября. А в декабре, после того, как избили студентов. По оценкам милиции, 1 декабря на улицы вышло полтора миллиона людей, их тут как тараканов было. И тогда же памятник Ленину снесли, хотя очень жалко. Он один из самых красивых был, произведение искусства.
Дальше гид показывает нам на здание мэрии. Рассказывает, что его захватили активисты, а позднее в нем сделали штаб Революции.

Тогда мэром был Александр Попов, хороший дядька, хозяйственный. Его потом козлом отпущения сделали, судили даже. А он ни при чем. Многих вещей я до сих пор не понимаю. Ведь если бы тогда, в первые дни, всех протестующих разогнали, то Майдан тогда уже мог закончиться. Или если бы выполнили требования майдановцев. Они же хотели, чтобы министр МВД Виталий Захарченко ушел в отставку. И все. Но власть на это не пошла. И мне до сих пор не понятно — почему, — удивляется наш гид.

Он рассказывает про быт, вкусный кулиш «по-майдановски», который готовили только здесь, хорошую самоорганизацию и «сухой закон»:

По началу пьяных отсюда выводили. А кормили, как в лучших ресторанах города. Киевляне все приносили или прямо здесь готовили. Но очень вкусно. При мне один мужчина два пластиковых ведра меда принес, просто так отдал активистам. Вещи раздавали. Я себе свитер дорогой отхватил, до сих пор в нем хожу. И пару носков импортных. Лекарства были — какие хочешь. Их сначала пачками всем желающим давали, а потом уже — по таблетке. И после этого бомжи сюда стали стягиваться, ведь кормили и одевали всех бесплатно. У меня знакомый есть с луганской милиции, так он говорит, что у них там уровень преступности упал. Все на Майдан уехали. Правда, я не знаю, в качестве кого.
Дальше Владимир показывает нам рестораны и магазины. Говорит, что для него до сих пор загадка — почему их не разграбили. Первое время вдоль улицы стояли продавцы сувениров, а потом исчезли. Вместо них появились кофе-машины, поившие всех желающих горячими напитками совершенно бесплатно.

— Потом казаки, чтобы не скучать, на конях стали ездить, «Свобода» с маршами и факельными шествиями по улице ходила. Вот в том здании, — показывает на Главпочтамт, — был штаб «Правого сектора». Внутри дверь железная, а на столах оружие. Автоматы точно были настоящие. Хотя ни у кого из активистов оружия не было, а у них лежало. Я к ним по делу заходил, хотел рассказать, где Захарченко прячется. Никто не знал, где он все это время находился. А я знал. Он жил в Пуще-Водице в комплексе «Фортеця», где сейчас Аваков живет.

В некоторых ресторанах, по словам Владимира, медики делали операции пострадавшим активистам. На площади стояла сцена. Там выступали все желающие, каждые выходные проходило Вече. А бессменным ведущим был нынешний министр культуры. Только почему-то наш гид назвал Евгения Нищука Онищенком.

— Везде на улицах стояли прозрачные ящики. Так вот за день они полностью заполнялись деньгами. Помните, я говорил, что первое время сухой закон был? Так потом, при мне, один активист подходит к другому, просит денег на бутылку. И этот второй открывает кошелек, а он полный купюр. И он спокойно так объясняет, что это деньги с пожертвований. А за сценой была палатка, где лекарства раздавали. Я там капли в нос взял французские, на упаковке цена — 70 гривен. Сейчас такие в три раза дороже стоят, наверное. Я как-то наблюдал, как одна женщина там взяла несколько упаковок и с сумками на остановку пошла. Часть медикаментов так и разошлась, скорее всего. А часть — потом на войну отправили.

Проходя мимо Дома Профсоюзов, Владимир говорит о пожаре.

— По одной из версий, его подожгли майдановцы, когда спецслужбы пытались здание штурмом взять. Несколько человек погибло. Но что было на самом деле, кто его знает. Сейчас вот открыли кафе «Каратель», но многие против. Мол, нельзя на месте, где люди гибли, увеселительные заведения открывать. Я не знаю, кто прав.
Возле Европейской площади гид вспомнил про активистов, захвативших несколько этажей в местной гостинице.

— Уже после Революции здесь шпаны много появилось. Они на людей прямо на улице нападали и грабили. И меня пытались, пристали на улице. Но я им пригрозил, что знаком с комендантом. Девочек 14-летних было много, пьяных. Так вот выселили их всех из гостиницы только в прошлом году. А сейчас мы с вами подходим к месту, где разворачивались основные события. Именно возле стадиона «Динамо» и шли бои...

Он добавляет, что вся брусчатка в окрестностях была снята. Ее активисты использовали в качестве метательного оружия. Тут же произошло и первое убийство. Сейчас о нем напоминает нарисованный белой краской силуэт на асфальте.
— Так, а теперь давайте рассчитаемся! — вдруг резко остановившись напротив стадиона «Динамо» заявил наш гид. Деньги он положил во внутренний карман. А после этого, как ни в чем не бывало, продолжил повествование. — Возле стадиона, который раньше назывался имени Берии, бои шли постоянно. Улица Грушевского — это дорога в правительственный квартал. Люди кидали в милицию «коктейли Молотова», а те — стреляли по митингующим. Меня здесь тоже ранили, в ребро. Первые недели там стояли молодые «ввшники», которые были не по погоде одеты. А потом уже выстроили офицеров высшего звена. Вот, целый ряд подполковников и полковников. Посмотрите на звездочки на погонах, — показывает свое фото Владимир.

У силовиков тоже штаб был, вспоминает экскурсовод:

— Несколько палаток немного выше по улице Грушевского. У меня дома до сих пор банка тушенки из их запасов осталась. Хорошо, что вспомнил. Надо будет попробовать, чем их кормили. Уже после того, как вся милиция, как по команде, разбежалась, я как раз мимо Верховной Рады шел. Они все бросали и убегали, а активисты трофеи на Майдан несли. Вот при мне кто-то с ящиком консервов шел. Я по дороге одну банку себе и взял, на память.

Он жалеет киевлян, которые соседствовали с активными действиями на Грушевского. Вспоминает надпись на одном из балконов.

Там висел табличка, что тут тоже живут люди. Но ужаснее всего, что три месяца все этим вредным черным дымом дышали. Думаю, что сейчас они все тяжело больные люди. Хотя, знаете, дым тогда шел так, что все на милицию дуло. Думаю, что в Кабмин, который по улице выше, тоже люди на работу ходили. Не все, но были. Ведь оттуда же снимали известные кадры издевательств над казаком Парасюком (тут гид опять путает фамилии, называя Парасюком Михаила Гаврилюка, которого 22 января 2014 года бойцы ВВ на морозе раздели донага и заставили позировать с гуцульским топориком. — «Репортер»).
По дороге экскурсовод удивлялся, почему никто не разграбил Художественный музей на Грушевского. В отличие от того же Межигорья, которое якобы обчистили по полной.

— Мне икону оттуда предлагали. На задней стороне надпись была, что она именно оттуда. Это было только одно изображение от тройной иконы. Просил, чтобы мне ее вместе с двумя другими продали. Готов был выложить хорошие деньги. Но эти люди больше на связь не выходили, испугались, наверное,
— делится воспоминаниями Владимир.
В Мариинском парке наш экскурсовод показал, где располагался штаб агрессивных спортсменов «титушек».

— 18 февраля Арсений Яценюк повел сюда, на бойню, людей. В восемь утра толпа с Майдана выдвинулась «мирной ходой» в сторону Верховной Рады. Политики (а помимо Яценюка, были и другие) пошли в парламент. А люди остались один на один с силовиками и «титушками». Я тоже здесь был. По одной из версий, активисты первыми начали нападать на милицию. Но я видел, что бутылки с зажигательной смесью летели как раз из-за спин милиции. Дальше по нескольким кварталам развернулись бои. Когда я пошел на Институтскую, то вся улица была в крови. Сразу же появились мародеры. Смотрю, мужчина один приседает везде и что-то в сумку кладет. Я тоже смотрю — телефон валяется. Я его в карман. Потом подошел к каскам, сваленным в кучу. Попросил у одного из милиционеров взять себе одну. Он разрешил. Я выбрал с дыркой, видимо, в нее пуля попала. А потом хорошо продал ее через интернет.
На Институтской я встретил бывшего министра обороны Кузьмука. Спросил его, что он думает об этом всем. А тот только выматерился.
Недалеко от места, где сейчас чтят память погибших майдановцев, в 2014-м, по словам экскурсовода, располагался штаб «титушек»
Дальше Владимир, по его словам, стал свидетелем того, как захваченный активистами грузовик носился по Институтской. Видел, как возле верхнего выхода из метро «Крещатик» складывали тела первых погибших.

— Я успел сделать фото одного из митингующих с разбитой головой. Потом ему, благодаря этим фото, выплатили 200 тысяч гривен.

Наш гид говорит, что хорошо помнит и 20 февраля, когда людей расстреливали с отеля «Украина».

— Я пытался сказать об этом митингующим. Но меня не слушали, говорили, мол, там все свои.

На прощание Владимир предложил нам купить у него фотографии с Майдана. «Всего за 15 гривен», — уговаривал гид.
Как еще зарабатывают на Майдане
К годовщине Революции в Интернете появилась масса объявлений, предлагающих раритеты с Майдана. Мы собрали самые интересные предложения

1. Расписная каска, 700 грн
Надежда из Киева продает каску с орнаментом и трезубцем. «Каска Евромайдан. Киев, конец февраля 2014 года. Ручная роспись акриловыми красками по каске СШ-40. Расписана после окончания активной фазы непосредственной участницей событий. Часть вырученных с продажи денег уйдет на помощь Украинской Армии», — уверяет девушка.




2. Трофейный щит, 1600 грн
Влад из Шевченковского района столицы продает милицейский щит. «Трофейный с Майдана, использовался сперва спецназом «Беркут», а затем был отобран в бою. Этот щит был подарен мне раненым 20-го февраля 2014 года на улице Институтской майдановцем, которого я отводил в медпункт. Вырученные за него деньги пойдут на приобретение лекарств для бойцов АТО. Можно рассчитаться за него и самими лекарствами», — пишет автор объявления.

3. Листовка, 500 грн
За листовку с приглашением приходить каждый день в 18.30 на Европейскую площадь и стоять там до 29 ноября, продавец просит 500 грн. Уточняет, что это раритет Евромайдана. Хотя, в чем именно ценность документа, который наверняка сохранился у многих, – не известно.


4. Комплект «Первая кровь», 1590 грн
Комплект активиста «Первая кровь» (правда, без фото) выставил продавец со Святошинского района.
«Бита и каска «Майдан «Первая кровь» — реальные участники тех событий, на них сохранились рисунки и надписи людей, принимавших там участие. Использовались в день, когда появились первые жертвы. Цена за комплект 60 американских рублей», — уточняет автор, у которого в запасе есть несколько таких комплектов.
5. Фотоснимок, 6-80 грн
Самый бюджетный вариант заполучить памятку с Майдана — приобрести фотоснимки. За них продавцы просят от 6 до 80 грн. «Авторское эксклюзивное большое фото в рамке стоит 80 грн. Фотосьемку я проводил с декабря 2013 по март 2014 года. Если заказать несколько десятков фото разных сюжетов, то будет небольшая скидка. Фото без рамок разного размера стоят 6, 12 и 25 гривен за единицу», — говорится в объявлении.
Помимо вещей с историей, зарабатывают и на сувенирной продукции. К примеру, футболку «Герои Майдана» продают по 195 грн. Женские туники с «йолкой» – по 240 грн. Чехлы для iPhone с пылающими покрышками – по 310, обложки на паспорт с изображениями карты Майдана – по 240, медали «Участников Майдана» – по 200, фигурки «Самооборона Майдана» – по 1680 грн. Самые дорогие – картины по мотивам тех событий, их цена 1,5-5 тыс. грн.
Читайте также на «Репортере»