Алена Медведева

Несломленные

Три истории бывших интернатовцев, сумевших добиться успеха,
и их советы детям, которые остались без родительской опеки
Какие ассоциации вызывает у окружающих определение «дети-интернатовцы»? «Оборванные, грязные детки, девочки с короткими стрижками», «сироты, которым нужно помочь», «дети, злые на жизнь» — так ответили нам обычные киевляне на этот простой вопрос. Добавка «интернатовцы» окрашивает позитивное слово «дети» в мрачные тона. Реальность, к сожалению, также безрадостна: очень немногие из детей, которые прошли школу жизни интерната и утратили поддержку близких, могут в будущем построить собственную семью, устроиться на хорошую работу и не сбиться с пути. В нашем новом проекте «Непотерянное детство» мы расскажем о том, что на самом деле происходит сегодня в «заведениях несвободы». И как каждый из нас (не игрушками и деньгами, а чем-то гораздо более важным) может помочь обездоленным воспитанникам обрести детство и не стать изгоями в этом мире.
За окном серел поздний зимний рассвет. 9-летний Петя высунул нос из-под рукава старой дедовой фуфайки: бррр, какая холодина! Хотелось засунуть нос обратно и никуда не выползать. Но есть хотелось так сильно, что Петя все-таки встал с кровати. В помещении еще клубилась легкая дымка – остатки ночного родительского угара. Петя внимательно осматривал сусеки кухни в поисках съестного. Замусоленный стол украшала куча немытой посуды, пустые пузырьки из-под настойки боярышника да полная бычков жестянка из-под сгущенки. Эх, сейчас бы сгущеночки с хлебом! Но засохшая банка сохранилась еще с осени, когда исполком платил их многодетной семье пособие. А месяц назад голова сельрады сказал, что эти пропойцы – то есть, папка с мамкой – все тратят на выпивку, и платить им – «все равно, что пускать деньги на ветер».

Петька посмотрел на двери соседней комнаты их убогого домишки: доносившийся оттуда храп указывал на то, что голова сельрады был не прав: не получив пособия, родители перешли с самогона на боярышник. Зато раньше они хотя бы брали закуску и часть снеди доставалась Петьке, его двум братьям и трем сестрам. Теперь же дети побирались среди соседей. Обшарив углы, мальчонка на цыпочках побежал назад, к кровати: ледяной пол больно жалил ноги холодом. На улице плясала вьюга, значит, снова никто из них не пойдет в школу: не в чем, не с чем и, как считалось в семье Михалевых, особо незачем. Петька нырнул под фуфайку, где еще спали его братья, свернулся калачиком и заплакал. Ему хотелось заснуть под старой дедовой фуфайкой и больше не просыпаться.

Выход пришел в их хату сам. Сельголова решил лишить Михалевых родительских прав, а их детей распределить по детдомам района. Так все братья и сестры мальчика пережили последующие 12 лет, вплоть до сегодня. А сам 23-летний блондин недавно пришел в редакцию «Репортера»: молодой, красивый, любознательный и уверенный в себе. Чтобы производить такое впечатление, Пете Михалеву пришлось хорошенько поработать над собой. Каково это – перевоплотиться из запущенного детдомовца в человека с хорошими перспективами? Чтобы дать ответ на этот вопрос, мы собрали три истории о том, как вчерашним интернатовцам удается строить достойную жизнь.
История 1. Парня со здоровыми амбициями
Петр Михалев
Дети Михалевых родились в Киеве. Но когда их отец стал вести образ жизни классического алкоголика, то потерял работу, влез в долги и квартиру в столице пришлось продать. Взамен купили дом в селе Шубовка Киевской области, там Петр пошел в первый класс.

– В селах работы нет, потому жить приходилось на очень маленькую сумму денег, – вспоминает парень. – А когда все мы, дети, стали ходить в школу, стало совсем тяжело. Мама тоже стала пить. Когда в сельсовете решили нас забрать от родителей, то меня, Ваню и Сашу отправили в Стретовку, где был детский дом сугубо для мальчиков. А сестер направили в детский дом в Бурты, где тогда содержались одни девочки.

В Стретовке Петр пробыл с 5 по 7-й класс. Детдом, куда отправляли «проблемных» мальчиков, он вспоминает с презрением:

– Воспитателям там вообще безразлично, как себя чувствуют их воспитанники и как сложится их дальнейшая судьба. Единственное, за что они переживали – это чтобы мы все находились в стенах заведения и не сбегали, чтоб им от руководства не попало. Мы все строем ходили на уроки в сельскую школу, но и там учителя нас старались не трогать, не спрашивать. Никто не делал уроки – ну и ладно.
Родители не навещали детей. Тем не менее, на летних и зимних каникулах братья и сестры Михалевы съезжались домой, в Шубовку. Одно из таких путешествий стало ярким подтверждением вопиющего равнодушия работников детдома к своим воспитанникам.

– Помню, на зимние каникулы нас с младшим братом отправили домой. Мне тогда было 12 лет, ему – только 8. Мы опоздали на маршрутку, а ходили они там очень редко. Потому мы пошли пешком.

От Стретовки до Шубовки – ни много ни мало 40 километров. К тому же, разыгралась метель.

– Мы не понимали, чем это могло обернуться. Но самое непонятное для меня сейчас то, что мимо нас проехал на машине муж директора детдома, который хорошо нас знал, и даже не остановился и не спросил, куда идут два пацана. Зато он настучал на нас: когда вернулись в детдом после каникул, нас сильно ругали.

В отличие от братьев, сестры Михалевы детдомом в Буртах были довольны. И после 7-го класса старшая сестра рассказала, что у них теперь принимают и мальчиков. Недолго думая, братья попросились к сестрам. Перевод обернулся большой удачей: у руководства буртовского детдома были налажены хорошие связи со странами Европы, потому мальчишки получили возможность проводить каникулы в семьях за границей.

– В Буртах было совсем другое отношение к воспитанникам: за нами не просто следили, нами занимались и старались пробудить интерес к знаниям. В Стретовке в штат иногда брали безработных жителей села, которые не имели профильного образования. В Буртах директор строго следила за тем, чтобы у воспитателей было именно педагогическое образование, у некоторых было и по два высших. Эти люди могли нам рассказать что-то полезное.

Когда Петр попал в Бурты, то отношения с учебой у него были запущенные. Читать и писать еще перед школой его научила соседка. Но в киевской школе мальчика считали ребенком из неблагополучной семьи и старались не замечать. Потом была Стретовка. А в Буртах воспитатели отметили, что восьмиклассник замечательно читает стихи. И когда ребенка похвалили, он стал раскрываться и в других моментах.

– Мне захотелось делать домашнее задание и получать хорошие оценки, понимать материал, нравилось, что я что-то знаю. Чувствовал поддержку учителей и воспитателей и стал ездить на олимпиады по экономике, физике – в 9 и 11-м классах занимал по району то первое, то второе места. Школу я закончил лучшим учеником класса со средним баллом «10»! Потому когда
зашла речь о поступлении, то я подумал, что ничем не хуже семейных детей и метил в университет.

Конкурс в КНЭУ по специальности «маркетинг» был сумасшедшим. Но Михалеву удалось поступить на бюджет в один из самых престижных вузов страны! И он с головой ринулся в учебу.

– Я понимал, что в моем случае нет шансов выбиться в люди, если я буду гулять и пить пиво на лавочке, вместо того, чтобы ходить на пары. В то же время вуз давал возможность много работать в команде: мы собирались группами и готовились, составляли разные презентации.

Из райгосадминистрации Петя получил на руки постельное белье, посуду и 2000 гривен, которые ему были положены. За это спасибо детдому, который следил за тем, чтобы права выпускников соблюдались. Выходное пособие помогло парню продержаться до первой стипендии.

– А в университете я получал 3300 гривен в месяц, и это давало мне возможность нормально жить. Лишнего никогда не тратил, сам обувался, одевался, кормился, еще и откладывать получалось. Я не то, чтобы не ходил гулять или не был в ночных клубах, но считаю, что все должно быть в меру. И друзья у меня всегда были. При этом очень важной была поддержка директора детдома. И хотя я всегда старался быть самостоятельным, Наталья Ивановна Рыбник мне помогала не только советом, но даже, как мама, сумки в общагу собирала.

Сразу после первого курса Петр пошел работать: юношу взяли в известную сеть ресторанов быстрого питания. Затем он попробовал себя в качестве Мистера Шопера: как тайный покупатель оценивал качество обслуживания в супермаркетах и питейных заведениях. А после пошел работать по специальности, на помощника маркетолога по мобильному маркетингу.

А когда я получил диплом, то зарплаты в 2000 гривен стало, конечно, не хватать: нужно же было снять жилье, а жить на что? Ждать повышения я не стал, на тот момент уже работал с рекламными агентствами, и потому на работу с зарплатой в 5000 смог устроиться без труда. Снимал квартиру на двоих с другом.

При этом украинские перспективы амбициозного парня не прельщают. Петр буквально недавно нашел себе работу в Арабских Эмиратах.

Пока позиция не престижная официант. Но зарплату мне сулят очень хорошую, а главное, что в пятизвездочном отеле, на работу в котором подписал контракт, останавливаются бизнесмены со всего мира и, возможно, мне представится шанс зацепиться получше. К тому же, подтяну английский.

Увы, но в родной стране парня совсем ничего не держит. Сестры и братья разлетелись. И хотя в целом отношения у них нормальные, большой привязанности к ним Петр не ощущает:

Просто каждый из нас строит свою жизнь как может. На родителей у меня никакой обиды нет: когда-то у нас даже были какие-то светлые моменты. А потом их в нашей жизни как бы и не было. Туда даже приезжать не хочется, потому что все очень запущено, грязно и мрачно, люди убрать мусор за собой не могут. Пусть живут, как умеют, мне такой путь не по душе. Потому я приезжаю в Бурты только к Наталье Ивановне, которая поучаствовала в моей жизни и которая мне рада.

Пока публикация готовилась к печати, парень улетел в ОАЭ. Но еще при встрече я попросила его сказать пару слов тем выпускникам, которые также, как и он 6 лет назад, стоят на перепутье перед взрослой жизнью.

Мы ничем не отличается от детей, которые живут с родителями, считает Петр. И у нас в жизни те же самые возможности выбиться и взлететь. Нужно следить за своим внешним видом, быть аккуратным, иначе люди вас будут воспринимать как что-то грязное и постараются избегать. Учиться нужно не для учителя, а для себя, пусть даже спрашивать никто не будет. Сперва всегда сложно, но если ты прикладываешь усилия, они никогда не пройдут даром.
История 2. Женщины, которая поет
Елена Ковтун
Шесть лет назад Елена Ковтун стала победительницей известного телепроекта «Україна має талант». Хотя, идя на кастинг, она считала, что у нее, незрячей сироты, в таком конкурсе не может быть шансов на победу, но робкая надежда все равно теплилась. В итоге эта победа кардинально перевернула ее жизнь. Хотя девушка прошла к ней значительно более длинный путь, чем просто поездки на кастинги.

Мама оставила меня, когда я была еще совсем маленькой, вспоминает 32-летняя Елена. – До трех лет я находилась в детском доме «Зеленый гай» в Харьковской области. А потом меня перевели в садик Харьковской специальной школы-интерната. До шести лет я считалась круглой сиротой, а потом меня стали забирать бабушка с дедушкой по папиной линии. С папой я общалась, но у него появилась своя семья, и он не проявлял ко мне внимания, как к дочери. Его уже нет в живых, потому что об этом говорить?

С интернатом и особенно с воспитателями, считает Елена, ей повезло, и воспоминания о том периоде остались хорошие.

Нами занимались, о нас заботились. Воспитательницы старались быть нам как мамы. Я была к ним очень привязана. И они учили нас всех, как поступать в разных ситуациях, даже чистить картошку, я и сейчас с ними общаюсь.
Хотя у Елены были хорошие наставники, и в ее жизни участвовала бабушка, выпускаться из интерната и идти во взрослую жизнь все равно было страшно.

Мое счастье, что у меня была цель в жизни и, в отличие от многих одноклассников, я знала, куда хочу поступить – в музыкальное училище. Когда цели нет, то вообще непонятно, как жить. Но в интернате все были такими же, как я, а тут – мне предстояло находиться среди здоровых, семейных детей. Мучил вопрос: как вольюсь в большой мир.

Одно дело страх подростка, сироты перед неизведанным будущим. Другое, когда к этому прибавляется ужас незнакомой реальности незрячего человека. В интернате ты знаешь каждый камушек и поворот за стеной, разгадаешь каждый звук, изученный за много лет пребывания. А что там, за воротами? Какие деревья на ощупь, что отражают лица прохожих, когда видят тебя, не такую, как они? И где взять ориентиры, чтобы пройти через все это? Молодая женщина признает, что последние месяцы выпускного класса и первое время в училище стали для нее самыми тяжелыми в жизни.

На том этапе мне повезло дважды. Руководство музучилища вошло в положение и договорилось с руководством педагогического колледжа, чтобы меня поселили в их общежитии. Потому что оно находится к их заведению несравнимо ближе. Правда, для меня и эта дорога была сперва сложной, хотя в школе нас учили ориентироваться в пространстве. Спасибо, бабушка учила меня ходить от училища к общежитию. Как-то был случай, что мы с ней тренировались ходить по городу, и я одной ногой провалилась в открытый люк. Бабушка сразу впала в панику: «Все, я тебя здесь одну не оставлю, мы едем домой!». Но я ей сказала: «Бабушка, хочешь уезжай. А я останусь. Не знаю, как, но выкарабкаюсь. А сидеть дома на печке и деградировать не собираюсь». Тогда бабушка остыла, и мы продолжили.
Елена с мужем
И вот пришел момент, когда бабушка уехала, а внучка осталась один на один с чужим городом.

Дорога там пролегает через три подворотни, и можно было случайно зарулить во двор, что я, собственно, и сделала. Стою, не знаю, куда идти, слышу – две женщины идут. «Ой, а вы мне не подскажете, как выйти к музучилищу?», спрашиваю. Одна мне: «Туда иди» и, наверное, показала пальцем, куда. Пришлось пояснить: «Я незрячая, не могли бы вы как-то подсказать…», и меня в ответ на это послали очень далеко. Я ей пожелала счастья и чтоб никто у нее никогда не болел. Ну а что, злиться на нее, на жизнь? Дорогу я в итоге, конечно, нашла, а грустить у меня долго не получается.

Проблем было много, но Елена не отступила ни на миг. Говорит, что оптимизм всегда выручает, и если что-то не получается, стоит пробовать вновь.

Пусть не выйдет несколько раз, но в итоге все равно ведь получится. Если веришь, то Бог за руку проведет. С той же дорогой в большом городе всегда так: там, где обычный человек пройдет за 10 минут, я дойду за 25. Зимой тяжелее, всегда ношу с собой аптечку на случай падения. Но разве это повод замкнуться в четырех стенах? Я с детства люблю животных, они помогли мне сформировать мой девиз: «На мягких лапках ничего к тебе не придет». Да, в силу специфики моей физиологии, мне приходится опираться на помощь других людей, но в целом в жизни всего самой добиваться надо.

А иногда нужно просто уметь дождаться своего часа. По окончании музучилища сироте нужно было где-то жить, а работа с возможностью покрыть арендную плату за квартиру в Харькове ей не попалась. Ехать в село и садиться на шею бабушке с дедушкой тоже казалось не лучшим вариантом. Зато предприятие для незрячих «Полтаваэлектро», куда девушку взяли собирать розетки, предоставляло общежитие. Так Елена переехала в Полтаву.

Монотонность тяготила девушку. Не для того она закончила музучилище, чтобы целыми днями собирать розетки. Тем более, что в лучшие месяцы ее заработок на предприятии составлял всего лишь… 150 гривен.

Если бы не пособие по инвалидности, прожить было бы совсем невозможно, – признает она. – Но я понимала, что нужно развиваться и хотела уезжать, поступать в консерваторию.

Планы изменила встреча с Сергеем. Как-то Елена сидела у общежития, играя на гитаре, и этим привлекла внимание парня, который был ее коллегой. Сергей тоже незрячий, но Лена с рождения не знала, как выглядит мир, а он потерял зрение в 14 лет.

Сережа меня приякорил. Он семейный парень, постоянно обо мне заботится. Так у меня появились любимый муж, его семья.
А потом в ее жизни случилось то самое талант-шоу.

Чтобы пойти на такой конкурс, любому человеку нужна определенная смелость. Как вам удалось настроиться, чтобы пройти кастинг?

Честно говоря, я совсем никак не настраивалась. Подружки уговаривали, но я отнекивалась. А потом Надежда, художественный руководитель клуба нашего полтавского предприятия, мне позвонила: «Значит так, Лена, тут у нас кастинг телешоу проходит, я тебе там уже очередь заняла, так что приезжай и пробуй». Ну, раз женщина старалась, то надо сходить. Когда позвонили редакторы шоу сообщить, что я прошла первый тур, не поверила, говорю: «Да ну, вы ж знаете, что я незрячая, как я буду участвовать?». А они мне: «Все мы знаем, приезжайте уже на телекастинг». Но тут же еще вопрос: за что ехать? Даже платья концертного не было. Мне очень помогли одногруппницы из музучилища, Людочка и Валечка. Я приехала к Вале в Харьков, она мне и маникюр сделала, и платье мне нашли, и целый день меня поддерживали.

В течение того месяца, пока длились съемки, Елене приходилось очень много работать над собой. Благодаря своему не иссякающему оптимизму Ковтун и оказалась в финале. Только вместо хрустальной туфельки призом стал миллион гривен. На них Лена с мужем обзавелись собственным жильем, которое оснастили согласно собственным ощущениям вкуса и комфорта. С тех пор прошло шесть лет.
Как сейчас складывается ваша жизнь?

Не могу сказать, что построила карьеру, как таковую. Но выступаю. Часто принимаю участие в благотворительных концертах – помогаем детям, бойцам АТО. Еще участвую в социальном проекте, который называется «Відчинилося життя». Там незрячие и люди с дефектами зрения поют с оркестром. Симфонический оркестр – совершенно замечательный, из Львовского театра Марии Заньковецькой. Мы ездим по всей Украине, выезжали в Польшу, Словакию. Когда для тебя играют 26 человек – это колоссальный опыт! Денег я за это не получаю, но поездки во время этих гастролей оплачивают и мне, и моему стилисту.

Кроме бесплатных выступлений есть и приглашения, которые кормят Елену и помогают ей оставаться артисткой, ведь находиться на плаву в этой профессии стоит недешево. А Сережа продолжает работать и встречает с заботой жену с гастролей.

Главная моя цель в жизни – это петь для людей. Конечно, очень хотелось бы записать свой авторский альбом, а также более стабильной востребованности, потому что концерты – это такое дело, что никогда не знаешь, будут они завтра или нет. Но в жизни у меня есть все: любимый муж, любимое дело, публика, которая меня любит и дает мне отдачу, мне хочется жить. Так что я, безусловно, счастливый человек.

Что бы вы пожелали сегодняшним интернатовцам, которых скоро ждет выпуск?

Не унывайте и не загоняйте себя паникой в глухой угол. Даже если в заведении способствуют тому, чтобы человек ожесточился, вы старайтесь остаться человеком. Злость – она вас самих съедает. Оптимистом быть нелегко, но нужно хотя бы стараться, потому что добра больше.
История 3. Девушки, которая заботится о других
Владислава Шаповалова
Самолет из Рима шел на посадку в аэропорту «Борисполь». Лето в Европе вышло просто отличное: итальянская семья, куда попала
11-летняя Влада, заботилась о ней. Однако девочка всей душою стремилась домой. Это должно было быть особое возвращение: перед тем, как они с младшим братиком Русланом полетели в Италию, мама пообещала ей, что сделает все, чтобы в школу они пошли не из детского, а из родного дома. Руслан вернулся в Киев еще неделю назад. Может, они даже встретят ее вместе с мамой… Ах, если бы! Пройдя все условности аэропорта, девчушка с замирающим сердцем вышла к встречающим и увидела директора детского дома. Внутри у Влады все опустилось: ни мамы, ни Руслана там не было. По дороге из Киевского аэропорта в родную Богуславу директриса все расспрашивала о каникулах, а на вопросы о маме отмалчивалась. И лишь с утра ей рассказали, что мама не сможет забрать их домой, потому что ее… больше нет. Мир Влады перевернулся и покатился вниз.

История сиротства Владиславы Шаповаловой с самого начала складывалась нетипично и странно. Тому, чтобы они с младшим братом оказались в детдоме, поспособствовала родня бабушка.

Когда папы не стало, мама осталась без поддержки, пожимает плечами длинноволосая красавица-шатенка, в которую превратилась Влада теперь, 12 лет спустя. Да ее и раньше не было. Ведь история их с бабушкой неприязни началась аж около 30 лет назад. Мама еще училась в школе и забеременела. От своего учителя.
Бабушка не смогла принять то, что ее дочь сбилась с пути?

Да, говорят, она очень баловала маму. Очень гордилась ею и возлагала большие надежды. Случившееся бабушка сочла позором. Наверное, в то время это и был настоящий позор, когда девочка рожала в 17 лет. И она отвернулась от мамы. Хотя та вышла замуж за того учителя, у них родился мой старший брат. Первого внука бабушка, кстати, любила. После развода мама жила с бабушкой под одной крышей, но та все равно не смогла ее простить. И потом, когда мама вышла замуж во второй раз, то к нам с Русланом она не относилась как бабушка.

Папа Влады приехал в Киевскую область из Кривого Рога на работу. А когда встретил красавицу богуславчанку, то влюбился и ради нее остался жить в этом городе. Они поженились, в этом браке родилось двое деток: Влада и Руслан. Но когда дочь пошла в 1-й класс, отец внезапно умер.

Еще какое-то время, когда мы жили просто с мамой, без папы, все было хорошо. Правда, денег не хватало. Но мама все время работала. Сперва на консервном заводе. А потом, долгий период, в лагере «Чайка», где отдыхали, в основном, дети киевлян. Там у мамы появилось много хороших подруг, которые, когда ее не стало, поддерживали нас, ее детей. Когда мама уволилась, она стала на биржу труда, насколько я знаю. И тогда наша жизнь совсем ухудшилась. Да, она запила. Но мама любила нас, не было таких историй, чтобы она уходила в запои, чтобы приводила кого-то. Просто стало очень тяжело.

Как же в итоге получилось, что вы оказались в детдоме?

Бабушка постоянно ходила в исполком и капала им на мозги: «эта» нигде не работает, а дети на моей шее, кормить их некому. А жили мы с ней, считай, вместе: дом, правда, уже поделили на две половины, но двор оставался общий. И все видели, что мы как бы с бабушкой живем. Вот она и докапалась.

Службы забрали младших детей. Старшему на тот момент было уже 17 лет, потому его забирать не стали. Вернуть дочь и младшего сына можно было, только доказав «материнскую пригодность», то есть, устроившись на работу и получая постоянный доход, стабильность которого определяли на протяжении нескольких месяцев. Потеря детей стала для женщины холодным душем, она сумела взять себя в руки и стала делать все, чтобы заслужить право забрать дочь с сыном из заведения.

Мама нас навещала каждую неделю. И всегда приносила нам сладости, причем, сама напечет, приготовит и принесет. Она всегда старалась красиво одеться, у нее были женственные платья, прически делала красивые, чтобы никто не думал, что она неблагополучная. И когда она приходила, все спрашивали, кто это к нам пришел? Ведь остальные родители часто приходили побитые, иногда пьяные, грязные. И все задавались вопросом: как же так могло получиться, что такая красивая мама, и про детей не забывает, а они тут.

Бабушка умерла в течение первого года, когда внуки находились в детдоме. А ее дочь собрала все документы, чтобы забрать своих крошек, когда они вернуться с летних каникул за границей (туда отправляли воспитанников детдома). Когда Влада вернулась, они с Русланом уже даже не числились в интернате.

Но вы представляете, как иногда складываются обстоятельства, опускает голову девушка, сглатывает ком и какое-то время молчит. Маму вдруг забрала болезнь. Местной власти снова пришлось оформлять на нас документы, но уже как на круглых сирот. Тот период был очень тяжелый. Эти события сказались на нервной системе. У меня была депрессия, меня ничего не интересовало, ничего не хотелось. Но постепенно отошла, все нормализовалось.
Как вам жилось в детдоме?

Он состоял всего лишь из 30 детей, и мы все жили очень дружно. Воспитатели тоже были хорошие, строго следили, чтобы мы делали уроки, вообще, заботились о нас. А ходили мы в обычную школу. Было сложно лишь в том, что родителей, конечно, все равно никто не заменит.

Девушка выпустилась из детдома, когда ей было 16.

Ты хорошо понимаешь, когда выпускаешься, что больше никем не управляем, можешь приходить, когда хочешь. Но от этого тоже страшно. Потому что понимаешь: или у тебя вот здесь, показывает на висок, что-то должно быть, или ты пойдешь куда-то в другую сторону. Я поступила на первый курс в педагогический колледж, и сразу появилось много кавалеров. Но я ни с кем не хотела встречаться, мне было интересно гулять с подругами, интересно пойти на дискотеку, ведь в детдоме этого нет.

Возможно, Владу и увлекла бы новая разгульная жизнь, но судьба девочки оказалась не безразличной подругам ее мамы. Одна из них Светлана Сергеевна, которая когда-то работала вместе с мамой, а затем стала заместителем директора заведения, где воспитывалась девушка (сегодня она возглавляет богуславский детский реабилитационный центр, в который преобразовали детдом). Вторая Галина Ивановна, которая жила с ее мамой по соседству.

Когда мама умерла, то, в основном, Галина Ивановна нас и навещала. Они со Светланой Сергеевной меня и спускали с небес на землю: Влада, ты что гуляешь, а ну учиться! И очень во многом поддерживали.

Полгода девушка прожила в общежитии, вкусив часть прелестей и горестей самостоятельной жизни. А потом Галина Ивановна забрала ее жить к себе.

Я жила в ее семье, пока училась в колледже. Ну а уже в университете в Киеве жила в общаге. Да и теперь мне есть, к кому обратиться и приехать, она заменяет мне семью. Мир не без добрых людей.

После окончания университета девушка вернулась в Богуславу. Светлана Сергеевна Толочко на тот момент уже возглавила реабилитационный центр и предложила молодому специалисту попробовать поработать с детьми. Так Влада стала воспитателем в заведении, которое заменило ей дом. Теперь она помогает таким же несчастным деткам, как была когда-то сама.

В наш центр присылают детей из неблагополучных или малообеспеченных семей, а еще детей участников АТО, вроде как на отдых, то есть, на месяц. Мы для них организовываем досуг, праздники. Придумываем конкурсы, эстафеты. Хотя и уроки с ними, конечно, делаем, и вообще заботимся о них. Но очень тяжело морально. Потому что у некоторых из детей такие родители, что атмосфера в семье ужасная. И только успеваем привыкнуть к ним, и они адаптироваться, как им уже нужно уезжать. Если бы дети жили у нас на постоянной основе, было бы легче, ведь тогда мы могли бы больше поучаствовать в их судьбе.

Своих детей у Влады пока нет.

Многие спрашивают, мол, Влада, почему так? Ведь у всех, с кем училась, уже есть дети. А вот так! загадочно посмеивается красавица.

Влада насмотрелась на то, как складываются судьбы у других детдомовцев, вместе с которыми она выпускалась: кто-то уже двоих родил, но спивается, другие успели попасть в тюрьму. Потому она хочет сперва крепко стать на ноги, затем уже рожать детей. Сегодня у девушки только строятся отношения с парнем-киевлянином. Потому она серьезно задумывается о переезде из Богуславы в столицу.

Если переедете в Киев, то тоже будете искать работу в интернате?

Не обязательно. Мне нужно постоянно чему-то учиться и идти вперед. Потому я рассматриваю разные смежные специальности. Хочется многого в жизни добиться. Ведь в результате я вижу себя руководителем какого-то заведения, не хочу быть исполнителем всю жизнь. Ради этого и переучусь, и научусь, но своего добьюсь.

А детям, которым лишь предстоит выбрать свой путь, Влада советует:

Нужно прислушиваться к советам взрослым, если ты видишь, что они тебе желают добра и чего-то добились в жизни. И ой как прислушиваться, а не считать, что ты в свои 16 лет уже очень умный. А еще держите все время в голове образ того, как не стоит жить, и, прежде чем пускаться во все тяжкие, вспоминайте в нем, пусть он вас остановит.
Читайте также