Алена Медведева

Ладыженский скандал:
как наживаются
на детях-инвалидах

Персонал выносил из интерната еду и подарки воспитанникам, а сейчас, как говорят волонтеры, чиновники хотят забрать у детей пляж
Какие ассоциации вызывает у окружающих определение «дети-интернатовцы»? «Оборванные, грязные детки, девочки с короткими стрижками», «сироты, которым нужно помочь», «дети, злые на жизнь» — так ответили нам обычные киевляне на этот простой вопрос. Добавка «интернатовцы» окрашивает позитивное слово «дети» в мрачные тона. Реальность, к сожалению, также безрадостна: очень немногие из детей, которые прошли школу жизни интерната и утратили поддержку близких, могут в будущем построить собственную семью, устроиться на хорошую работу и не сбиться с пути. В нашем новом проекте «Непотерянное детство» мы расскажем о том, что на самом деле происходит сегодня в «заведениях несвободы». И как каждый из нас (не игрушками и деньгами, а чем-то гораздо более важным) может помочь обездоленным воспитанникам обрести детство и не стать изгоями в этом мире.
Громкий скандал разразился этой осенью вокруг Ладыжинского интерната, что на Винничине. Почвой для возмущения общественности стал пост бывшего воина АТО Андрея Грачова:

«Ребята!!! Дайте ответ на один вопрос. Что нужно сделать с директором детского интерната в Ладыжине, Винницкая область, за то, что позволяет своему персоналу объедать детей и прочий беспредел, который был зафиксирован при непредупрежденной проверке?», — возмутился Грачов, выложив на своей странице в соцсети серию фото, снятых проверяющими. К слову, сам Андрей с недавних пор возглавляет отдел помощи участникам АТО Департамента социальной и молодежной политики Винницкой ОГА. А на поездку в заведение его руководство вдохновило видео, на котором местные общественники еще летом зафиксировали то, как сотрудники заведения выносят через черный вход пакеты с непонятным содержимым и садятся в служебное авто.
Общественники были уверены, что в пакетах — продукты питания, которые украли у воспитанников, поэтому они не пропускали машину с сотрудниками интерната до тех пор, пока не приехала полиция. Последняя, правда, так и не смогла сделать никаких выводов относительно содержимого сумок, прикрывшись тем, что у них не было ордера на обыск личных вещей сотрудников.

После этого видео проверку организовала руководитель департамента молодежной и социальной политики Винницкой ОГА Наталья Заболотная. И позже отчиталась перед журналистами, что увиденные нарушения ее потрясли. По словам Заболотной, руководство заведения жаловалось на то, что не хватает памперсов, но их там обнаружили в избытке, однако неучтенные и преимущественно в комнате персонала, а не на складе и в шкафчиках. Такая же участь постигла и многие другие вещи, привезенные волонтерами: продукты, новая обувь для воспитанников, сладости, моющие средства почему-то находились среди личных вещей персонала. Хранение продуктов, судя по фото, сделанным в ходе проверки, не выдерживало критики: еда хранилась вперемешку с бытовой химией и даже с веществами для травли грызунов (!), не всегда был выдержан температурный режим. Неудивительно, что некоторые продукты были просрочены, яйца – покрылись плесенью… Кроме того, в разных помещениях проверяющие обнаружили бутылки из-под спиртного или с его остатками.

На злоупотребления Департамент социальной и молодежной политики отреагировал сразу двумя решениями: «Это открытие отделения четвертого профиля в Стрижавском детском доме-интернате и перепрофилирование Ладыжинского детского дома-интерната в Ладыженский психоневрологический интернат», – вынесла вердикт Наталья Заболотная. Руководство при этом предполагалось сменить.
«Дети лежали голые, привязанные, на клеенках»
Ладыженский интернат рассчитан на детей-инвалидов и носит статус 4 профиля. Сегодня в нем содержатся 138 воспитанников от 2 до 35 лет, с очень тяжелыми заболеваниями. Многие ребята совсем не способы себя обслуживать. И такая беспомощность уже вызывала жестокое, неадекватное отношение со стороны персонала.

Этот интернат всегда был проблемным в отношении руководства, – рассказал нам предысторию Владимир Регеша, волонтер, который очень плотно опекает заведение уже несколько лет. – Лет пять назад условия там вообще были жутчайшие: дети лежали голые, на голых клеенках и привязанные к кроватям. Понимаете, дети, которые там содержатся – у них диагнозы: глубокая умственная отсталость, глубокое поражение внутренних органов, гидроцефалия… К каждому необходим свой подход. Но медицинские комиссии, в основном, дают такое заключение, что этот ребенок не контактен, и, по их мнению, их только привязать, отвернуть лицом к стене – и пусть лежит и умирает. Когда такие фото попали к премьеру Азарову, было много шуму, и бывшего директора уволили.
Фото были сделаны в Ладыженском интернате в 2012 году
Увы, сменив директора, государственные мужи посчитали, что на том их миссия выполнена. Однако поднятый вокруг заведения шум помог волонтерам. Как это часто бывает в нашей стране, они оказались единственными, кто не успокоился при достижении поверхностных целей.

Силами общественников, меценатов в заведении за последние несколько лет были сделаны серьезные изменения, – продолжает мысль Нана Тугуши, которая много лет занимается проблемами интернатов и, в частности, опекает Ладыжинский. – На тот момент на территории функционировало лишь два корпуса, которые построило государство. А третий корпус – это было полуразрушенное здание, там никто не жил. Так вот, из него был сделан дом реабилитации. Теперь это красивый двухэтажный корпус с евроремонтом. В нем есть лифт, колясочники могут спускаться вниз и гулять на улице. Там все душевые, туалеты приспособлены под людей с ограниченными возможностями. В корпусе есть сенсорная комната, творческая мастерская, и на первом этаже, где живут мальчики, и на втором, где девочки, есть своя кухня. С ними реабилитологи, которых мы нанимаем за пожертвования людей, проводят постоянные занятия. И наши дети, которые раньше совсем ничего не умели, теперь могут сделать себе разные блюда, кофе, чаи. Мы им подарили кофеварку, кофемолку, а они очень любят кофе. Живут там сейчас 19 мальчиков и 17 девочек. Среди них есть и колясочники, и лежачие, но в этот корпус отселили таких деток, у которых самые большие шансы на развитие: они понимают, что им говоришь, узнают волонтеров, читают книжечки, учатся говорить, они радоваться научились…
Волонтеры Владимир Регеша и Нана Тугуши с воспитанниками Ладыженского интерната и отремонтированный корпус
Рассказывая об этом, волонтеры едва ли не извиняются, что отселили в обновленный корпус только 36 детей, а сотня воспитанников пока остается в старых корпусах. Но шансы на развитие оставшихся слишком мизерны, состояние многих близкое к бессознательному. И из госбюджета на преобразования не выделено ни копейки. Притом, волонтеры не останавливаются на достигнутом и в планах – постепенно обновить и остальные здания. А вот решение Заболотной о переезде детей и перепрофилировании заведения вызвало у них обиду и яркий протест:

Психо-неврологический интернат, в который хотят перепрофилировать заведение, – это уже для людей старше 18 лет. Это означает, что из Ладыженского интерната нужно перевести всех несовершеннолетних детей в Стрижавский. Но в последнем находятся дети 3-го профиля, которые могут самостоятельно передвигаться. Хотя у них тоже имеются определенные проблемы со здоровьем или психические отклонения, но это заболевания более легких форм. И специалисты подобраны соответствующие, и здание также оборудовано соответственно. Помещение не предусматривает размещение детей на колясках. Власть говорит, что они создадут там условия для пребывания этих детей. Во-первых, сперва сделайте, затем – переводите. Во-вторых, там уже находится около 150 детей, и мест для новых подопечных нет. В-третьих, если наших детей куда-то переводить, то там нужно делать не только серьезный ремонт, но и находить реабилитологов, санитарок, врачей, которые будут заниматься с новоприбывшими подопечными. В заведении нужно менять систему питания, потому что у нас есть ребята, которые нуждаются в перетертой пище. Нужно менять структуру заведения! И мы не понимаем: если здесь плохой директор и плохие сотрудники, то кто мешает заменить хотя бы часть коллектива? Пожалуйста, увольняйте, делайте прозрачный конкурс, чтобы не поставили человека, который будет лишь отмывать деньги, как это иногда бывает в подобных заведениях. Но зачем перепрофилировать заведение – мы понять не можем. Как и то, почему на всех сайтах, где подняли шумиху, демонстрируют фото только из старых корпусов. А почему же не говорят о том хорошем, что сделали силами меценатов и волонтеров? – возмущается Тугуши.
«А пляж – списать под шумок»
По мнению волонтеров, формула «сменить руководство + установить контроль за выполнением элементарных требований со стороны властей области при поддержке активистов» привела бы к решению проблемы. И при этом позволила бы обойтись без испытания на прочность и без того хрупкой психики воспитанников. Почему же чиновники хотели пойти более сложным путем? Причину Регеша видит в корысти:

По интернету уже гуляли документы, когда на облсессии поднимались вопросы о списании пляжа у заведения, о списании транспорта… То есть, схема простая: власти хотят разбазарить имущество. Наш интернат хотят перепрофилировать в психо-неврологический, а, как показывает практика, после такого перепрофилирования, как только уляжется шумиха, часто подопечных быстренько сплавляют в дома престарелых. А я вас хочу уведомить, что когда таких воспитанников переводят в дом престарелых, то больше года из них мало кто живет. Ведь они чрезвычайно уязвимые и важно, что к старым условиям они хотя бы привыкли. А смена обстановки и ухудшение условий приводят к тому, что там они окончательно морально угасают.
Но самое интересное состоит в том, что интернат находится в курортной зоне, на реке Южный Буг. А вопрос о его пляже уже поднимался на сессии облсовета – предлагали списать под шумок и купить за 8 210 гривен. Вы бы купили себе в собственность кусок пляжа за 8210 гривен? Я бы с удовольствием купил. Потому у нас и появились большие сомнения в том, что идеи о перепрофилировании и переводе появились в интересах воспитанников.

В подвешенном состоянии
Громкий протест волонтеров привел к тому, что власти Винницкой области остановили скоропостижную «реформу».

Временно в Ладыженском интернате все остается так, как есть, – поясняет заместитель Департамента социальной и молодежной политики Винницкой ОГА Людмила Коротаева, которая курирует интернаты. – Создана рабочая группа, в которую входят председатели постоянных комиссий облсовета, депутаты и много общественников. Они проведут ряд проверок в заведении и только тогда определят его судьбу. Но, со своей стороны, я бы хотела сделать акцент на том, что волонтеры тоже несколько перекрутили действительность. Во-первых, никогда не говорилось о переводе всех подопечных из Ладыженского в Стрижавский интернат. Речь шла о переводе 39 воспитанников, которые являются несовершеннолетними. То есть, около 100 взрослых подопечных в любом случае оставались бы на месте. Перепрофилирование заведения из детского во взрослое казалось нам разумным, с учетом того, что взрослым людям даже нормы питания положены большие, чем детям. Кроме того, нас упрекают в том, что в Стрижавский интернат не рассчитан на детей-инвалидов 4 профиля. Но ведь с самого начала, когда Наталья Михайловна побывала там и посмотрела возможности заведения, то определила с его руководством, что для воспитанников Ладыженского будет переоборудован именно 1-й этаж, там два выхода, есть возможность монтажа пандусов. ОГА готова была выделить средства на ремонт здания, на переоборудование душевых и туалетов для новых воспитанников и создание реабилитационных возможностей, в частности, строительства
бассейна. Это звучало в заявлении Заболотной с самого начала, но почему-то это стали перекручивать, а Департамент – обвинять в том, что мы чуть ли не нажиться хотим на этом здании.


– Эти обвинения базировались на нехороших предпосылках. Например, на списании пляжа интерната. Разве эта информация не имеет под собой почвы?

– Директор интерната действительно присылал нам письмо, где шла речь о списании пляжа. Это вызвало с нашей стороны большие вопросы, тогда он пояснил, что имел в виду имущество, которым оборудован пляж – душевые кабины, прочий инвентарь, который уже пришел в негодность, но числится на заведении. Мы пояснили директору, что поскольку земля интерната находится в коммунальной собственности, то она не может быть списана, а вот вопрос о списании имущества ему нужно было бы переформулировать. Но главное ведь не это, а то, что пляж интерната, как и вся его собственность, находится никак не в собственности нашего Департамента, он числится на балансе Управления коммунальной собственности, потому мы в принципе не могли вынести решение ни про списание, ни про продажу чего-либо, включая вешалки на пляже. Но это его письмо попало к активистам, а дальше – информацию уже начали перекручивать и обвинять именно нас.

– На фото, которые вывесила Заболотная, были просроченные продукты, покрытые плесенью яйца. Но ведь продукты в заведение поставляет поставщик, утвержденный во время тендера. Что делать директору, если ему спустили сверху недобросовестного поставщика?

- Ну, уж точно не кормить этими яйцами воспитанников. Мне кажется, директор обязан был вернуть такую продукцию поставщику, и не имел право ее принимать. Отказываются заменить – нужно зафиксировать, привлечь инспекцию, подать иск в суд. К тому же, интернаты у нас проводят тендеры самостоятельно и все закупают продукты у разных поставщиков. То есть, решение о поставщике продуктов зависит от решения директора, а не от местных властей, как, например, в случае общеобразовательных школ.

– Пока комиссия принимает решение, руководить заведением продолжает старый директор?

– Да. Ведь уволить его можно лишь по решению депутатов облсовета. Департамент не назначает на эту должности и не увольняет с нее. Соответственно, примет решение комиссия, тогда и проголосуют.

Проверки рабочей группы должны состояться уже до конца этого месяца, так что и решение судьбы Ладыжинского интерната не за горами. Но если бы проверяющие регулярно контролировали интернаты и своевременно реагировали на нарушения, то постыдная история, которая произошла в Ладыжине при прошлой власти, не повторилась бы сегодня снова. Прискорбно, но, по словам волонтеров, ситуация, которая развернулась в Ладыжине, не исключение из правил, а суровая действительность, которую можно наблюдать во многих наших заведениях для детей с ограниченными возможностями. Потому уверенности в том, что через несколько лет проверяющие не пройдутся по тем же граблям, увы, нет.
Фото: lad.vn.ua
Читайте также на «Репортере»