текст и фото: ольга чернцова

Точка опоры: что в школах перевернула реформа

В опорных учебных заведениях на миллионы гривен закупают интерактивные доски и современные микроскопы, но родители не хотят отпускать туда детей
В Украине с 1 сентября начали работу 144 опорные школы, которые приняли шефство над малокомплектными учреждениями. Учиться в родных селах оставили детей начальной школы, а учеников
5-11 классов решили возить автобусами в опорную школу. Киевская область – в лидерах такой оптимизации. Здесь закрыли аж 70 классов – это больше, чем в других регионах. «Репортер» посетил школу в селе Жукин Вышгородского района, ставшую опорной, и посмотрел, как движется пилотный проект.
В чем идея
По данным Минобразования, сельских школ, в которых всего по 20 учеников, в Украине – больше 600. Чиновники посчитали, что государству будет дешевле закупить школьные автобусы и подвозить учеников 5-9 классов на уроки в одну большую школу, чем платить зарплату учителям школ-малокомплекток и обеспечивать их учебными материалами. И внедрили с 1 сентября пилотный проект по опорным школам.

При создании опорной школы І-ІІІ ступеней (1-11 классов) более мелкие учебные заведения в окрестных селах либо ликвидируются, либо понижаются в степени и становятся филиалами. В сельской школе остаются только начальные классы. Остальные ученики должны ездить на уроки в опорное заведение.

Требования к опорной школе: хорошая материальная база (наличие классов физики, химии, лабораторий, спортзала, спортплощадки и т.п.), опытные директор и учителя, не меньше 360 учеников (правда, последнее правило, как оказалось, часто не соблюдается). Директор руководит школами-филиалами, которых должно быть не меньше трех. В филиалах главными становятся его заместители. Также руководство опорной школы распоряжается средствами школ-филиалов, определяет их кадровую политику и даже участвует в создании карты дорог, которые подлежат ремонту.

Какая школа удостоится высокого статуса, определяет районная власть, а утверждают это на областном уровне по результатам конкурса. Учебные учреждения, которые получили статус опорных, получают миллионы гривен дополнительного финансирования на современное оборудование для кабинетов физики, химии, биологии, информатики, тренажеры для спортзалов, ремонт и утепление зданий. Цель проекта – обеспечить доступ к качественному образованию сельских детей. Ну и сэкономить бюджетные деньги.
Образование vs культура
Чтобы увидеть, как все устроено на деле, мы отправились в село Жукин Вышгородского района Киевской области, где в этом году местная школа превратилась в опорную. Сюда съезжаются дети из четырех сел: Воропаево, Боденьки, Сувид, Пирново. Однако филиал у школы пока один — в селе Воропаево.

Жукин растянулся на 3 километра вдоль дороги на «Десну», где находится известная воинская «учебка». Сама «трасса» – двухполоска с неплохим покрытием (на качество асфальта здесь, очевидно, влияет близость к столице – всего 55 км). Автобус из Киева останавливается в нескольких местах, а также – «возле школы». Хотя до учебного заведения еще идти боковой улицей минут 15. Улочка оказывается центральной – по дороге встречаем аптеку, сельсовет и некое здание, напоминающее школу. Останавливаем пенсионерку на велосипеде, интересуемся.

– Нет, это не школа, а дом культуры, не переживший революцию 25 лет назад, – говорит женщина. – Школа у нас дальше по улице – жалко, что я в нее не ходила. Сфотографируйте меня, а карточку можете в сельсовет прислать, – просит на прощание.
Дом культуры при приближении оказывается руиной с разбитыми окнами. Даже странно такое видеть в часовой близости от Киева. Метров через 100 – сама школа, двухэтажное здание с большой огражденной территорией. Рядом оборудовано футбольное поле с искусственной травой. Внутри с десяток школьников (в основном девочки) играют в футбол.

– У нас урок физкультуры, но учителя сейчас нет, – отзывается стайка ребят. – Мы из шестого класса.
Спрашиваю у детей, кто из них приезжает в школу из других сел. Оказывается, есть двое ребят из филиала в Воропаево.

– Дети з Воропаевской школы приезжают сюда на отдельные уроки. А я приезжаю на целый день, — рассказывает шестиклассница Валерия Гаманюк. – Когда начала ходить в школу, жила в Жукине. Потом переехала в Пирново, но школу не оставила. Автобус туда приезжает в 8:15. Ехать минут 10, успеваю на первый урок (начинается в 8.30. — Авт.). У нас ходят и маршрутки на Киев, и если наш автобус ломается, можем добираться ими. Денег с нас не берут. С нами всегда ездят учителя из Пирново. Знаю, что 4 мальчика в 5 классе перевелись из Воропаево к нам. У них там половина учителей уволилась, школа начала распадаться, некоторых классов вообще нет, в других – по одному-три ученика.
Wi-Fi и контроль настроения
Внутри школы тепло, несмотря на то, что на улице температура около 10 градусов. Видно, что металлопластиковые окна справляются со своей задачей. В коридорах прогуливаются несколько школьников – мы зашли в момент перемены – однако в школе непривычно тихо. Нет зашкаливающей звуковой какофонии, которая почти норма в городских школах. Не слышно и топота.

В кабинете директора работает маленький обогреватель. Нина Николаевна Титаренко приглашает присесть и рассказывает, что о статусе опорной школы сама не просила, а так определило районное начальство. Хотя признается, идея ей импонирует давно, хоть и не новая, а успешно опробованная еще в советские времена.
НИНА ТИТАРЕНКО уже 15 лет
работает Директором
школы в Жукине

Нина Николаевна увлеченно начинает рассказывать о своей школе. В учреждении 22 классных комнаты, работают 18 учителей, которые передают знания 121 ученику этой школы. Из них 63 ребенка приезжают из других сел по собственному желанию (точнее, по желанию и возможностям родителей). Плюс два раза в неделю организован подвоз школьным автобусом 37 учеников малокомплектной школы-филиала из Воропаево. Хотя население там тоже около тысячи. Но школа старая, плохо оборудованная.

– У нас пока один филиал, потому что мы только начинаем быть опорной школой. Дети из Воропаево приезжают на физкультуру, физику, химию, информатику. Остальные предметы учат у себя в школе. Начальные классы к нам не ездят. Там есть первый и третий – им хватает своего учителя. Четвертый и пятый классы отсутствуют — просто в этом году нет детей соответствующего возраста. А вот ученики с шестого по девятый приезжают к нам на свои уроки. Составили для них специальное расписание. Эти дети не смешиваются с нашими, занимаются в отдельных классах.

По словам Нины Николаевны, то, что из малокомплектного учреждения сделали филиал опорного, на учителях не отразилось – у них не сократили штат и не урезали нагрузки. Правда, еще накануне перемен некоторые учителя из Воропаевской школы уволились по своим причинам и преподают теперь в других местах.

– Полностью закрывать школу местная громада не хочет, и районное руководство идет навстречу. Но дети с удовольствием ездят сюда. Говорят, им нравится. Мы все время контролируем настроение этих детей, как они воспринимают эти изменения. Говорят, что им интересно, потому что появилась возможность познакомиться и общаться с большим количеством учеников. Да они и так часто друг друга знают, ведь села недалеко – 8 километров по трассе.
Матчасть на высоте
Чтобы подкрепить рассказ фактами, директор ведет на экскурсию.

– Благодаря статусу опорной школы у нас начали оборудовать кабинеты химии, физики, биологии комплексами, которые называются «рабочее место учителя». Это интерактивная доска, проектор, компьютер, микроскоп с камерой, принтер, документ-камера. Также нам обещают обновить парты, мебель. В некоторых классах они старые, уже не соответствуют санитарным нормам.

Рассказывает о «продвинутости» школы:

– Дети имеют доступ к интернету в кабинете информатики – в удобное время могут подготовиться к урокам. Есть в школе и wi-fi – дети им тоже пользуются в коридорах, хотя мы им не рекомендуем по санитарным нормам. Но они откуда-то узнают пароли. Кто им их говорит?
Заходим в кабинеты младших классов. В них начались занятия продленки. В помещениях хороший ремонт, новые парты, ковры с игрушками, телевизор, ноутбук, кулер, чашки, умывальник.

– Это все сделано руками наших учителей и усилиями родителей, – хвастает руководительница. – Разрисованные стены в холлах или аппликации – это наши преподаватели на каникулах украшали интерьер для детей.

На стенах – сказочные мотивы, цветы. В одной из комнат оборудовано игровое место – ковер с игрушками и «стенка». Туда забегают три девочки и мальчик, разуваются и плюхаются на пол, чтобы играть конструктором. Заметив директора, одна из них подбегает и начинает хвастаться, что родители уже все, что нужно, для класса купили, даже кулер. Нина Николаевна слегка смущается и торопится продолжить экскурсию.
Буквально через минуту — новый повод для смущения. В шестом классе на уроке нет учителя — дети предоставлены сами себе: кто-то читает, кто-то бродит по классу, остальные разговаривают.

— Учителя нет, она на похороне, – не дожидаясь вопроса директора, выпаливает один из учеников.

— У нас так положено, проститься с коллегой, — объясняет директриса.

В большинстве классов обстановка «на уровне». Только в тех, где задумано обновление, заметны следы идущего ремонта потолка, стен. Там старые парты. В некоторых классах бросается в глаза волнистый дощатый пол, сто раз крашенный бордовой краской. В остальном обстановка не уступает обычным киевским школам, и даже лучше некоторых.
— Здесь у нас столовая, дети младших классов питаются бесплатно. На обед был гречневый суп, яйцо и колбаса с хлебом. Остальные могут покупать еду за 12 гривен, но в основном родители дают бутерброды. Сегодня только 21 школьник купил обед, — показывает просторную столовую.

Рядом — комната с рукомойниками, выложенная новой плиткой. У школы своя скважина, котельная, канализация, а на случай ЧП есть запасной уличный туалет.

Идем в школьный музей — там рушники, вышиванки и старинная домашняя утварь, которую дети с учителем собирали у местных. Фонд выглядит колоритно и солидно.
— Спортзал нуждается в ремонте потолка из-за того, что плоская крыша течет. Скоро начнем ее перекрывать. Нам выделили для новой металлочерепичной крыши 3 миллиона гривен. Не будем «раскрывать» школу, а сделаем купольную крышу «домиком», просто поверх настоящей.

У спортзала потолки кажутся под 10 метров, поэтому, как их будут красить, остается загадкой. Такая же проблема у школы над лестничными проемами. Из-за высоты потолков никто из работников не может добраться до разводов по штукатурке.
Директор еще долго водит по школе, заглядывая в классы и почти незаметно прикрывая двери кладовок, где не очень аккуратно сложен инвентарь. Учителя везде вскакивают по струнке, дети улыбаются и дружно здороваются. Малышня рада вниманию, старшеклассники неохотно отрываются от планшетов и после замечания директора начинают вытирать доску и поправлять стулья.

В кабине физики учитель Евгений Григорьевич Антонченко собирает колбы после урока, на котором учил детей измерять объем сыпучих веществ. Демонстрировал это с помощью пшена. Прошу разрешения его сфотографировать. Учитель теряется и роняет пробирку на пол.

— Ну вот, вычтем из вашей зарплаты, — угрожает с улыбкой директриса.

— Ничего, у меня там еще есть, привезу из своих запасов из другой школы. По нормам, оборудование должно служить не дольше 25 лет, а моему уже 27, еще советского производства. Считайте, списанное, — с улыбкой парирует «физик».
Заглядываем в кабинеты информатики — там десяток компьютеров и столько же ноутбуков. Это гордость школы. А в библиотеке хранится больше 12 тысяч детских книг.

— С учебниками у нас, правда, ситуация, как по всей Украине, — говорит Нина Николаевна. – Обеспеченность на 50%. А ходить на уроки с планшетами — для села не решение. У детей их почти нет.

Во время разговора о школе одна из учительниц рассказывает, почему родители выбирают именно Жукинскую: «Как театр начинается с вешалки, так и школа, я считаю, начинается с туалета. Загляните, все поймете».

Прошу показать туалет. Нина Николаевна отправляет меня «во вторую дверь справа». Это учительский санузел. Незаметно заглядываю в «комнату для девочек». Там идеально чисто и нет запаха, на стенах и на полу новая плитка. Зато кабинки стандартные, без дверей, как и во многих столичных школах. Очевидно, из соображений безопасности. Интересно, когда реформа принесет не только экономию, но и право на приватность ребенка?
После прогулки школой идем на улицу. Учитель-организатор Ярослава Ермак занимает детей рисованием голубей на асфальте. В школе празднуют Международный день мира.
В автобус — по списку
Нина Кондратенко переехала на Киевщину из Алчевска
До прихода школьного автобуса остается полчаса. Директор приглашает скоротать время в учительской. За столами буквой «п» сидят несколько преподавателей. Говорят, что некоторые из них ездят сюда работать из соседних сел и своих детей возят на уроки.

— Не переживайте, автобус без нас не уйдет. Он не только всех «иногородних» детей забирает, но и некоторых учителей. Без них дети не едут, — успокаивает директор и представляет коллектив. — Юлия Юрьевна, кулинар и вышивальщица, Алла Федоровна — научный творческий работник, Ярослава Васильевна печет пирожки и торты, угощает нас, Евгений Григорьевич —мастер на все руки, единственный мужчина в коллективе.

Учительницы говорят, что коллектив у них дружный, вот хотя бы коллегу-переселенку Нину Петровну Кондратенко спросить. Она работает учителем-ассистентом для десятиклассницы Дианы с ДЦП (сопровождает девочку в поездках в школу, помогает ей учиться). Диана приезжает из Пирново каждый день.

— Я работала учителем украинского языка в школе в Луганске, последнее место работы — техникум в Алчевске. В 2014 году всех педагогов заставили писать заявления, что мы вступаем в «ЛНР» и клянемся хранить все тайны нового государства. Я не смогла, собрались с мужем-пенсионером и уехали, — говорит педагог. — Здесь у нас родственники в Вышгородском районе. Какое-то время пожили у них, потом стали снимать жилье в селе за 500 гривен. Больше года не могла найти работу, а здесь устроилась учителем-ассистентом. Влилась, как рыба в воду. Школа прекрасная, как для села. В Луганской области таких нет, там более старые.
В 15:00 несколько учителей дружно встают и выходят на улицу. Возле школьной калитки собралась стайка детей разного возраста. Никто на дорогу не выходит, ждут учителей. Те дают команду заходить в желтый школьный автобус. Когда дети рассаживаются, начинается перекличка по списку. После этого водителю дают отмашку «двигать». Он улыбается и говорит, что возить детей ему в радость, а шума от них немного.
Проезжаем Воропаево, и учителя рассказывают, насколько местная школа уступает Жукинской. Мол, там ничего нет, просто голые классы со старыми партами. Оценить «довоенность» снаружи не удается, остается верить на слово. Точно так же, только без металлопластиковых окон, выглядела и школа в Жукине до 1975 года. Потом построили новую.

Едем дальше. По дороге автобус еще несколько раз останавливается, выпуская кого-то из учителей и детей. Вместе со всеми едет и Диана – девочку должны встречать родители. На последней остановке в Пирново выгружается последняя партия учеников с преподавателями. Детей разбирают встречающие, учителя тоже уходят по своим домам.
«Никто не хочет, чтобы дети мучились»
Так беспроблемно, как в Жукинской школе, опорная оптимизация прошла не во всех городах и селах. Некоторые райсоветы до сих пор тянут с решениями по образованию опорных школ, внимая жалобам жителей сел и учителей малокомплектных заведений. Люди протестуют против закрытия школ, мол, без них села окончательно вымрут, молодежь уедет. Родители школьников переживают, что дети будут слишком уставать, трясясь по 2 часа в день в автобусе на ухабистых украинских дорогах. Учителя же опасаются массовых сокращений и безработицы.

Один из скандалов разразился на Ивано-Франковщине – в пгт Войнилов Калушского района. Под «крыло» местной школы в качестве филиалов вошли четыре сельских заведения и 34 ученика – из сел Цветовая, Должка, Лука и Дубовица. Всего же школьными автобусами в Войнилов ездят 122 ребенка из окружающих 12 сел. Ведь зданию местной школы – всего 25 лет, на фоне остальных сельских учебных заведений – это мегасовременное учреждение.

Все лето вокруг проекта создания опорной школы в Войнилове кипели страсти. Особенно активничали жители села Цветовая. Их беспокоило, что детям каждый день придется ездить 20 км туда и обратно на учебу.

– От нас в Войнилов самое меньшее – 45 минут. Никто из родителей не хочет, чтобы их дети ездили так далеко и мучились в дороге. Две семьи собирались вообще из села выехать, если тут закроют среднюю школу, – рассказывает учительница младших классов в школе в Цветовой Любомира Турий, которая в прошлом году работала тут директором. Она была в числе тех, кто отстаивал здоровье детей, которые ежедневно уставали в дороге.

По ее словам, к мнению селян прислушались и степень школе в Цветовой понижать не стали, хотя официально школа стала филиалом Войниловской.

– И все наши дети (а их 28 человек) остались учиться в родном селе. Даже из села Лука, к сельсовету которого мы относимся, все дети учатся возле дома. Только из села Должка, которую понизили до первой степени, трое детей с учительницей ездят в Войнилов.

Впрочем, как рассказал нам директор Войниловской школы Иван Тыниц, цветовчане зря устроили саботаж.

— На проект опорной школы из областного бюджета выделили 10 миллионов гривен, из них школа на 3 миллиона сделала ремонты, закупила много разного оборудования (тренажеры в спортзал, микроскопы и т.п.), а также приобрели
два школьных автобуса, — рассказывает директор. – А два у нас были и до реформы. Теперь ученики к нам едут каждое утро с четырех сторон, что значительно сократило маршруты. Остальные средства предусмотрены на ремонт дорог, по которым дети ездят в школу. Их пока не привели в порядок, это в компетенции местной власти.

По словам директора, в прошлые годы детям, чтобы успеть на первый урок в 8:30, приходилось садиться в автобус в своем селе в 6:45 (а вставать не позже 6.00). Сейчас же, с новыми автобусами, у них появилось полчаса на сон и сборы – выезжают в 7:15. В школу добираются к 8:10. А после уроков по домам разъезжаются в 15:20.

Похожих протестов (иногда активных, иногда вялых) по стране было немало, ведь преимущественное большинство школ стали опорными не благодаря, а вопреки мнению населения сел, в которых образование обрезали до начальных классов. Однако в Минобразования надеются, что в следующем году проект будет продолжен, и количество опорных школ достигнет 200, а также будет создана карта сети таких школ, чтобы деньги направлять на развитие полнокомплектных учреждений, а не вбухивать миллионы в ремонт дырявых крыш, под которыми получают знания меньше 20 детей.
Читайте также на «Репортере»