текст: Алена Медведева
фото: константин гришин

«Мы разработали лекарство против
рака, аналогов которому нет»

Главный ученый в области онкологии Василий Чехун — о
революционном изобретении украинских специалистов и о том, как жить, чтобы не заболеть раком
Украинские ученые разработали препарат, направленный на лечение злокачественных опухолей, который позволит делать это с минимальной токсичностью для остального организма. По словам разработчиков, аналогов ему в мире пока не существует. «Репортер» поспешил в Институт экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии им. Р. Е. Кавецкого НАН Украины, чтобы узнать побольше о новом препарате, а заодно побеседовать о том, как в принципе обстоят дела в сфере онкологии в Украине. Об этом нам рассказал директор института, доктор медицинских наук, профессор, академик НАН Украины Василий Чехун.
– Вот, смотрите, у нас тут есть волшебная шкатулочка, а в ней – компоненты на основе нанокомпозита, – Василий Федорович достает из шкафа в своем кабинете небольшую красную коробочку.

Из коробочки профессор извлекает пробирки: сперва с коричневым порошком, по зернистости напоминающим песок. Эти «песчинки» – нано-частицы. Стоит приложить к пробирке магнит, как частички компонента тут же поднимаются и вытягиваются горкой, притягиваясь к нему через стекло. В этот момент ученый похож на фокусника: с загадочным видом он берет вторую пробирку, с суспензией на основе этого «порошка» и демонстрирует с помощью магнита тот же эффект уже с этой коричневой жидкостью:

– В основу этого препарата мы взяли классические доксорубицин и цисплатин. Это препараты самого широкого использования в противораковой терапии. Примерно в 50% случаев лечение ими дает позитивный эффект. Однако, как и у всех противоопухолевых препаратов, у них есть такое качество, как общая токсичность, которая убивает и здоровые клетки организма. Наш же препарат представляет собой магнитоуправляемую форму накопления и концентрации противоопухолевого средства в опухолевом ядре. Эта технология позволяет снижать общее влияние токсичности на организм и, конечно, максимально и оптимально уничтожать саму опухоль. Посмотрите мировые медицинские справочники: ничего подобного вы пока там не найдете.
«Наш препарат представляет собой магнитоуправляемую форму накопления и концентрации противоопухолевого средства в опухолевом ядре. Эта технология позволяет снижать общее влияние токсичности на организм и максимально и оптимально уничтожать саму опухоль»
– Как же вы будете руководить лекарством в районе опухоли?

– Эта суспензия вводится в организм внутривенно. Дойдя по сосудам до места, на которое направлен магнитный аппарат, она сконцентрируется под воздействием магнита четко по поверхности опухоли и сможет задерживаться вокруг опухолевого очага. Буквально на днях мы получили документы на этот препарат, он будет продаваться под названием фероплат. На его изобретение мы потратили около семи лет: очень много этапов и исследований нужно было пройти. Сегодня исследования уже практически завершены, а мы находимся в стадии поиска производителя. Чтобы он дошел до широкой клинической апробации, нужно запустить его в массовое производство.

– С кем ведете переговоры?

– Я уже провел переговоры со множеством представителей наших фармакологических компаний. Они смотрят и говорят, что да, это интересно. Но чтобы запустить препарат в производство, им нужно строить новую линию, а это – колоссальные капиталовложения. Средств для инвестирования в такие проекты у наших фармакологов, по их словам, нет. Потому я вижу проблему, которая будет связана не с нами, а с решением на уровне взаимодействия бизнеса, господдержки и ученых. Если бы государство отобрало хотя бы 5-10 таких разработок, нашло возможности инвестировать в производителя, то Украина возобновила бы славу страны с высокими перспективными технологиями. Не только теми, которые позволяют летать в космос, а и лечить людей на Земле.

– Насколько в целом за последние 5 лет наука продвинулась в лечении рака?

– Сегодня все усилия мировой научной и клинической практики направлены на идентификацию злокачественных опухолей, чтобы получить возможность как можно более раннего их выявления. Усилия направлены на более четкое обозначение молекулярного профиля стволовой злокачественной клетки, то есть, обозначение ее портрета. В диагностике идет поиск новых биомаркеров, чтобы более точно обозначать мишени для влияния на злокачественный процесс.

Что касается терапии, то за последние пять лет очень много внимания уделялось поиску таргентных препаратов (блокируют рост раковых клеток. – «Репортер»). Также мы сейчас работаем над поиском средств, которые бы помогали снижать токсичность противопухолевых препаратов. Проводим много опытов, направленных на повышение противоопухольной резистентности (естественной сопротивляемости. – «Репортер») организма. Мы хорошо понимаем, что убить злокачественную клетку или же идентифицировать ту стволовую клетку, которая дает постоянный рост злокачественных клеток, чрезвычайно тяжело. Поэтому в нашем институте разработаны противоопухолевые вакцины, благодаря которым сам организм будет намного лучше идентифицировать и убивать злокачественные клетки. Ведь они всегда, изначально находятся в организме даже у здоровых людей, только у здоровых людей они не активны.

– Кстати о вакцинах. Два года назад все СМИ пестрели заголовками, мол, украинские ученые изобрели вакцину от рака. Речь шла о вашем институте. Что с ней сейчас? Ею уже лечат пациентов, продают в аптеках?

– В аптеках продавать эту вакцину не могут в принципе. Ведь работает вакцинация следующим образом: во время операции хирург берет кусочек ткани у больного и передает нам. А наши специалисты в лаборатории выводят индивидуальную формулу для каждого больного, основанного на особенностях ткани именно его организма и направленного именно против его заболевания. И на сегодня уже проведено более 5000 таких операций.

Но с этими вакцинами происходит нонсенс. С одной стороны, они внесены в методические рекомендации по борьбе с онкозаболеваниями, утвержденные нашим Минздравом. С другой стороны, этим же Минздравом эти вакцины до сих пор не включены в систему стандартов лечения, на которые должен опираться врач-онколог. Соответственно, врач не имеет права официально рекомендовать этот альтернативный метод, потому больные, порой, узнают о такой возможности лечения слишком поздно, когда мы уже
не можем им помочь.
Если бы государство нашло возможности инвестировать в производителя, то Украина возобновила бы славу страны с высокими технологиями. Не только теми, которые позволяют летать в космос, а и лечить людей на Земле.
– Считается, что выявленный на ранней стадии рак излечим. Но ведь сегодня у нас население так редко обращается в больницы, если ничего не беспокоит. Насколько часто заболевание удается выявлять своевременно?

– Это самое ключевой и болючий вопрос! Есть скрининговые обследования, которые позволяют выявить эту болезнь на самой ранней стадии. В советское время были обязательны формы диспансеризации, где выявляли различные заболевания, в том числе и ранние формы рака. Сегодня эта система исчезла у нас, хотя, я вам скажу, что западные страны берут ее и внедряют у себя. С другой стороны, скрининг рака прямой кишки, молочной железы и тому подобное внедряют для своих сотрудников наиболее финансово обеспеченные и хорошо организованные компании, которые заключают договоры с клиническими центрами. В целом же должна быть государственная поддержка первичного выявления. Чтобы хотя бы раз в год женщина после 50 могла проходить маммографию, чтобы могли проводить хотя бы анализ кала на содержание скрытой крови в нем (это указывает на патологию в кишечнике. – «Репортер»), и цитологические исследования шейки матки.

– Сколько же украинцев сегодня страдают от онкопатологий?

– На сегодня уже зарегистрировано около 1 миллиона украинцев, больных раком. И хотя население в Украине, к сожалению, уменьшается (имею в виду не военные события, а только природный путь), количество онкобольных, наоборот, растет. Каждый год мы продолжаем выявлять около 160 000 новых заболевших. Каждый год до 100 000 украинцев умирают от рака!

– Если я хочу убедиться, что у меня все в порядке, какое обследование мне нужно пройти?

– Прежде всего, маммолога, гинеколога, пульмонолога, гастроэнтеролога и все анализы, которые они пропишут. Для женщины это будет набор, который поможет выявить основные, наиболее распространенные локализации, чаще всего связанных с появлением паталогических процессов. Мужчине, в первую очередь, стоит проходить уролога, гастроэнтеролога и также пульмонолога.

– А какими видами рака чаще всего болеют украинцы?

– Мужчины – раком предстательной железы, а женщины – молочных желез, легких.

– Легких?

– А что вы хотите, если мы идем и дышим выхлопными газами. А главное – курим и прячемся за углами! Достаточно распространен и рак кожи, особенно у женщин. И как иначе, если женщины намного чаще применяют кремы и против, и для загара? А и те, и другие содержат в себе соединения, которые благоприятствуют возникновению рака кожи. Также все цивилизованные страны давным-давно отказались от соляриев, а наши женщины хотят щеголять загаром зимой и ходят в те кабинеты (солярии. – «Репортер»), которые перевезли сюда из развитых стран, как мусор. В них растет риск получить рак кожи.
Настоятельно рекомендую домохозяйкам не пережаривать масло даже по второму кругу. Если вы один раз что-то пожарили на растительном масле – пирожки, мясо, рыбу – это уже канцероген!
– Едешь в транспорте – собирают деньги на лечение ребенка, читаешь соцсети – то же самое. Почему онкология так помолодела?

– По тем же самым причинам, что заболевают взрослые, заболевают и дети. У нас происходят буквально катастрофические процессы смены экологии, идут колоссальные нагрузки экзогенности на человека (влияние внешних факторов. – «Репортер») – электромагнитный смог, загазованность, химизация, радиация… А также росту заболеваемости способствует образ жизни, питание, поведение людей. Еще знаете, почему в Украине так увеличилось число случаев онкопатологии сразу после взрыва на ЧАЭС? Да просто больше людей стало обращаться к врачам, к тому же, медицинские технологии продвинулись вперед. Вот и проявилась статистика.

– Разве 30 лет назад был такой высокий рост заболеваемости?

– Был. Он идет по всему миру. Мировая практика – от 1 до 2% ежегодного прироста. В начале 20 столетия онкопатология в структуре заболеваемости занимала 10-ю позицию. Но за последние 100 лет она с 10-й переместилась на вторую позицию. Если и дальше будет идти такой прирост, то, по данным ВОЗ, онкопатология скоро выйдет на первое место.

Другой вопрос, если такими темпами нарастает уровень заболеваемости, то растет стоимость диагностики и терапии. К нам в свое время приезжал представитель Генеральной Ассамблеи онкологических институтов Европы Юльрих Ринборг. Он выступал с докладом о том, как много у нас сегодня появляется возможностей лечения и диагностики рака, но вместе с тем, к сожалению, растет и их стоимость. Я ему задавал вопрос: когда же мы достигнем предела в повышении стоимости, он ответил, что, к сожалению, мы этой планки не можем достигнуть. Будет идти постоянный рост, потому что чем выше технологии, тем они будут дороже. Чтобы приостанавливать этот процесс, нужно вести максимальную профилактику. В мире сейчас ею очень озабочены, но у нас, к сожалению, этим совсем никто не занимается.

– Что нужно делать, чтоб снизить свои риски заболеть онкологией, риски своего ребенка?

– Методы очень простые. Прежде всего, это здоровый образ жизни. Все сегодня в той или иной мере находятся в условиях труда, которые не отвечают физиологическим потребностям организма. Человек должен двигаться и иметь физические нагрузки. Можно хотя бы часть пути с работы нужно преодолевать пешком.

Второй аспект – питание. Если мы сегодня с большим удовольствием питаемся продуктами, которые насыщены колоссальным количеством консервантов, красителей и других соединений, которые не свойственны нашей природе, то чего мы ждем? Часть из них является канцерогенами…

– Вы, как человек посвященный, что едите? Колбасу, например,
разрешаете себе?

– Стоит максимально исключить из своего меню все продукты, которые усиливают вкусовые качества, цвет, аромат. Настоятельно рекомендую домохозяйкам не пережаривать масло даже по второму кругу, не то, что по десятому. Если вы один раз что-то пожарили на растительном масле – пирожки, мясо, рыбу – это уже канцероген! Я настоятельно рекомендую кушать живые и экологически чистые овощи и фрукты. Но только те, которые наименее подвергаются химической обработке, которые содержат в себе больше всего клетчатки и пектинов: капуста, огурцы, яблоки, цитрусовые, свекла. Пейте соки, выжатые из фруктов, а не газированные искусственные напитки. Вот этого я и придерживаюсь. А колбасу – если знаю, из чего она сделана, например, домашнюю – ем с превеликим удовольствием!

– Вегетарианцы считают, что их система питания помогает снизить риск заболеваемости. Так ли это?

– Статистика, которая существует, не дает поводов говорить о том, что вегетарианцы реже имеют онкопатологии. Организму нужны все продукты. Единственное, что на сегодня доказано – то, что наиболее профилактической
является средиземноморская диета, куда входит большое количество витаминов, морепродуктов, растительной пищи. Во всем природном, что нас окружает, есть что-то, что может быть полезным против онкозаболеваний. Даже вода, в зависимости от того, из какого она источника, может иметь определенные свойства. Но я бы хотел предостеречь от шарлатанов, которые в своих коммерческих интересах выдают какой-либо продукт как средство против рака.
Гриб веселка
– И тем не менее, отдельно хотелось бы спросить о грибах. Говорят, в них содержаться перфорин, который убивает клетки опухоли…

– С грибами связано довольно много информации относительно того, что их можно применять для профилактики рака. Предлагают различные настои – от настоя мухомора до чаги, которая тоже является грибом.
Без сомнений, в биологических выжимках растений есть вещества, которые могут иметь протеолитические ферменты (помогают переваривать белки. – «Репортер») , иммуномоделирующие, антибактериальные свойства и так далее. Из того же барвинка получают классические известные противоопухолевые препараты адриамицин, адриобластин. Это золотой стандарт терапии!..

...А грибам в принципе свойственно накапливать те микроэлементы, которыми богата окружающая среда. И одним из самых лучших профилактических средств называют гриб веселку. Но тут нужно помнить, что грибы накапливают не только положительные элементы, но и отрицательно влияющие на организм: тот же свинец, который способствует развитию онкозаболеваний. Кроме того, все растения полезны, когда их используют в виде целостного продукта, а при извлечении выжимок из них очень многие полезные микроэлементы теряются. И панацеей они, увы, не являются.
– Кроме плохой экологии, вы говорили о факторах техногенной нагрузки, которая тоже провоцирует развитие онкозаболеваний. Чего стоит опасаться больше всего рентгена, компьютера, мобильных телефонов, Wi-Fi?

– Наш институт выпустил буклет, основанный на практических исследованиях, относительно того, как электромагнитные волны влияют на развитие онкопатологий. Вот, можете изучить на досуге (Василий Федорович достает из недр многочисленных шкафчиков своего кабинета красочную брошюрку и протягивает ее мне).

Исследование действительно очень интересное. А чтобы ответить на вопрос, является ли микроволновое излучение от мобильных телефонов вредным, достаточно привести одну выдержку: «Решение ВОЗ, принятое в мае 2011 года, – признать радиоизлучение возможным канцерогеном».

– И что это значит? Что нельзя разговаривать по телефону?

– В наш век это нереальная рекомендация. Можно разговаривать, но недолго – в идеале не больше пяти минут в день (ниже мы приведем и другие советы Института по поводу того, как обезопасить себя от излучения мобилок. – «Репортер»).

– От чего еще стоит воздерживаться, чтобы себя обезопасить?

– Следить за образом жизни. Это касается, прежде всего, молодых людей, которые, едва став на ноги, тянут в рот сигарету или пиво. Беспорядочные половые связи ведут к инфицированию, а значит, к снижению иммунитета. А как снизить риск заболевания в семьях, где имелась онкопатология? У нас в институте действует клиника генеалогических исследований, и мы даже предлагали создать такие кабинеты в ЗАГСах. Если сходятся двое молодых людей, у которых высокая вероятность проявления одной и той же наследственной формы рака, то, в определенных случаях, им даже стоит сменить партнера, чтобы обезопасить их будущих детей. Или пообщаться с онкогенетиком, возможно, можно что-то скорректировать. Это целая система, которую нужно вводить и распространять.

Буквально вчера я получил письмо от президента всемирной Организации профилактики рака, они хотят приобщить Украину к комплексу мероприятий по профилактике и готовы подписать с нами соглашение об этом. Но со стороны государства, когда мы слышим о программе по онкологии, сегодня идет речь только лишь о приобретении средств для проведения химиотерапии, но ни слова о том, чтобы предупреждать это явление. И это – катастрофа! Скажите, пожалуйста, на каком канале можно посмотреть передачу о том, как профилактировать онкозаболевания? И не в 12 часов ночи или в 6 утра, а в нормальное время...
Если сходятся двое молодых людей, у которых высокая вероятность проявления одной и той же наследственной формы рака, то, возможно, им даже стоит сменить партнера, чтобы обезопасить будущих детей
– Чуть ранее мы говорили о пользе растений в профилактике против рака. Однако нет, пожалуй, другой такой отрасли в медицине, врачи которой так яростно выступали бы против гомеопатов и представителей нетрадиционной медицины. Знахарям разрешено лечить все, кроме онкологии. Почему?

– Онкологи используют стандартные протоколы терапии, на которые они опираются в лечении больного. Врач должен придерживаться этих утвержденных стандартов. Даже если он знает об эффективных средствах нетрадиционной медицины, он не может порекомендовать их больному, потому что больной вместе со своим адвокатом потом может предъявить ему иск. На основе того, что он порекомендовал ему использовать нестандартные методы медицины, которые привели к прогрессу роста опухоли. И доктор будет нести ответственность.

Хотя действительно, очень большой процент больных нуждается и в методах нетрадиционной медицины. Но эти нестандартные подходы должны базироваться на современных исследованиях. Если будет доказано, что гомеопатические препараты имеют выраженную противоопухолевую активность, то их нужно рекомендовать. Более того, поскольку сегодня в Украине удается побороть недуг лишь в 50% случаев, то, я считаю, мы должны предоставлять больным возможность официально выбирать альтернативные способы лечения – ту же биотерапию, определенные пищевые добавки, которые – уже доказано – эффективны в терапии сопровождения онкобольных.

У нас имеется опыт общения с гомеопатами, мы предлагали провести тестирование их препаратов, насколько они эффективны в эксперименте. Но большинство из них не согласилось. А то, что протестировали, увы, не нашло подтверждения эффективности. Однако почему такие вещи в ряде случаев работают? Если больной верит в средство лечения, он может мобилизовать защитную систему своего организма, что может помочь избавиться от недуга.

– В мире уже давно бытует мнение о том, что лекарство от рака, на самом деле, уже найдено. Однако поскольку методы лечения очень дорогие, то не оглашать его очень выгодно мировому содружеству врачей, чтобы не терять золотую жилу. Как вы прокомментируете это мнение?

– Панацеи против рака нет и не будет. Никто не нашел уникального средства, которое бы навсегда предупредило онкопатологию. Потому что она предусмотрена развитием самого человеческого организма. Увы, в нас заложены онкогены. Они необходимы для физического становления организма. Однако при определенных процессах происходит смена баланса этих регуляторных генов, которые называются протоонкогенами. Происходит изменение их экспрессии и тогда повышается уровень синтеза белков. Потому позиция нашего института состоит в том, чтобы помочь организму, а он сам разберется, что можно сделать.

Другое дело, когда речь идет о фармацевтических компаниях: без сомнений, там есть коммерческий интерес. И фармацевтическая отрасль сдерживает процесс развития технологий. В частности, той же биотерапии, потому что это снижает их прибыль. Поэтому их интересы никак не должны пересекаться с интересами врача. Порядочного врача. Потому что, к сожалению, мы сегодня можем наблюдать очень тесное сотрудничество врачей с фармацевтами. Вот это очень опасная тенденция.

Настораживает и другое. В развитых странах, где есть финансовые возможности поддерживать науку на высоком уровне, ученые уже проводят исследования для коррекции структуры ДНК, в том числе и тех, которые приводят к патологическим изменениям. И они ведут речь о том, что скоро будет возможность редактировать ДНК. Пока для меня это из области фантастики, но всякая такая фантастика рано или поздно становится реальностью. Хотя я все-таки сторонник того, что кесарю-кесарево, а Богу – Богово. Люди слишком далеко хотят шагнуть вперед, как бы не обогнали сами себя.
КАК УМЕНЬШИТЬ ВЛИЯНИЕ МОБИЛЬНЫХ ТЕЛЕФОНОВ НА ОРГАНИЗМ
Советы от ученых Институт экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии НАН Украины
Говорите не дольше трех минут за раз
Через 5 минут на энцефалографе фиксируются негативные изменения в работе головного мозга. А вообще безопасным временем, которое в сутки можно посвящать мобилке, онкологи называют всего 5 минут.
Выдерживайте паузу между звонками в 1 час
На восстановление функций мозга после использования смартфона надо в 9 раз больше времени, чем длился разговор.
Используйте гарнитуру hands free
Вредное влияние электромагнитного поля на мозг тем меньше, чем дальше аппарат от головы.
Не звоните в транспорте и в зонах плохой связи
И не отвечайте на звонки. Особенно в метро или поезде — когда человек находится в металлической «коробке», да еще движущейся, телефон автоматически повышает мощность сигнала.
Подносите трубку к уху не раньше ответа абонента
В первые 20 секунд телефон работает на максимальной мощности, так как ищет ближайшую вышку оператора.
Разговаривайте у окна
А лучше в условиях офиса и дома использовать стационарный телефон. Ведь в помещении мобилка работает на мощности в 10-100 раз больше обычной, настолько стены зданий уменьшают сигнал от базы.
Не носите смартфон в карманах
Даже «молчащий» телефон связан с базой ЭМП, а в момент звонка он еще и работает на максимальной мощности.
Покупайте смартфон с низким SAR
SAR — это мощность поглощения телом ЭМП. Максимально допустимая норма SAR — 2 Вт/кг. Меньше — лучше. Ищите информацию в паспорте телефона или на сайте производителя.

Отключайте телефон на ночь
И не используйте в качестве будильника. Если не хотите отключать телефон, оставьте его на расстоянии не менее 1,5 м от кровати.
Не селитесь рядом со станциями связи
Базовые станции мобильной связи — это постоянно действующие источники микроволнового излучения. Особенно опасная зона — радиус в 400 метров.
Чем позже ребенок будет с телефоном, тем лучше
Мозг ребенка меньше по размеру, кости черепа тоньше, и излучение проникает в мозг ребенка значительно глубже. Также биологические ткани ребенка имеют значительно больше жидкости, что вызывает более интенсивное поглощение микроволнового излучения.
Читайте также на «Репортере»