Роман Шухевич: идея вместо жизни
Главнокомандующий УПА большую часть лет провел в подполье, но успел создать успешный бизнес и насладиться любовью красивых женщин
Олеся Исаюк написала о командарме книгу
Дом Гермины Шухевич утопал в деревьях и кустах небольшого садика. Из лепестков роз и малины бабушка варила варенье и угощала внука-гимназиста Романа. А также квартирантов, которым сдавала комнаты. Среди постояльцев люди встречались очень интересные. Например, полковник Евгений Коновалец, который возглавлял Украинскую военную организацию (УВО). Для 14-летнего Романа полковник был кумиром. Они часто общались с Евгением Михайловичем — тот рассказывал о войне, о том, как они с единомышленниками боролись с большевиками… Видя, как блестят глаза мальчишки, Коновалец стал привлекать его к делам подполья. Юный Роман охотно исполнял роль конспиративного посыльного, и это знакомство навсегда перевернуло его судьбу...
Разобраться в биографии главного командира украинских повстанцев нам помогла научный сотрудник национального музея-мемориала «Тюрьма на Лонцкого» Олеся Исаюк.
Шухевичи: отец Романа в третьем ряду, второй слева, а маленький сын — в самом низу, посерединке
Осип-Зенон с женой Евгенией
— Род Шухевичей был священнический, но ко дню рождения Романа его семью можно охарактеризовать как светских интеллигентов. Его отец Осип-Зенон Шухевич был судьей, а мать Евгения занималась семьей и хозяйством. Дядя Степан Шухевич во время освободительной войны 1917-1921 годов был офицером Сечевых стрельцов Галицкой армии. А уже в межвоенный период он имел свою адвокатскую контору и во время Львовского процесса 1936 года фактически спас своего племянника от смертной казни.

Первые 10 лет жизни Романа прошли сперва в Краковцах, затем – городке Каменка-Бугская, тогда это была Каменка-Струмилово. Там он и закончил начальную школу. В целом Роман получил стандартное для интеллигенции воспитание. Мать с отцом с детства прививали ему хорошее знание этикета. Например, среди мужчин было принято целовать женщинам руки при знакомстве или приветствии, и это оставалось отличительной чертой Шухевича даже в подполье.
Будущий предводитель УПА
— Поскольку политика поляков (с 1918 по 1939 годы Галичина находилась под оккупацией Польши, что вызывало большое неприятие местных жителей. – «Репортер») была направлена на выдавливание украинцев с весомых должностей, то фактически доктора права Иосифа Шухевича «ушли» с должности, − поясняет Олеся Исаюк. − Семья переехала во Львов, ведь дети подрастали и им нужно было получать образование. Здесь они жили на современной улице Ивана Карпинца. Это был двухэтажный особняк, где часть квартир сдавалась квартирантам. В собственный дом во Львове семья переехала, когда Роман уже ходил в третий класс гимназии.
«Ушли» из гимназии за бунт
Романа, как только он поступил в Академическую гимназию, поселили к бабушке Гермине, которая и сама была организатором женского движения. А его дед Владимир известен как этнограф, автор пятитомника «Гуцульщина». Потому просторный особняк, в котором рос внук, был повсеместно украшен хенд-мейдом в национальных традициях.

— Роман был ребенком, который знал себе цену,
− отмечает Олеся. – Очень самостоятельным во взглядах, решениях, мог хорошо аргументировать свое мнение. С одной стороны, он учился в гимназии на «отлично». По душе ему приходились гуманитарные предметы: история, литература и особенно языки. Кроме гимназической программы, которая предусматривала изучение пяти языков, он самостоятельно овладел старославянским и английским, который в то время считался почти экзотикой. Ученик с подчеркнутым вниманием относился к преподавателям. Однако когда один из учителей пренебрежительно высказался об украинском языке, парень организовал в классе бунт.

Бунт был тихим. Когда преподаватель заходил в класс, ученики на него просто не реагировали. В итоге он вынужден был извиниться. Но Шухевича и нескольких его друзей под удобным предлогом перевели в другую гимназию.
«Орлы улетали из класса…»
Шухевича, который много времени проводил в Пласте, увлекали многие активные виды спорта: баскетбол, волейбол, катание на лыжах и коньках, бег, альпинизм. Вместе с товарищами по Пласту он обошел едва ли не все Карпаты. В молодежной организации его характеризовали как весьма честолюбивого молодого человека.

— В чем у него это выражалось? Синдром отличника?

— Да, ему был свойственен перфекционизм. Он стремился ставить рекорды в спорте, должен был быть лучшим в оценках. Например, когда Роман участвовал в соревнованиях по бегу с препятствием, то поставил рекорд на дистанции 400 метров, а в плавании – лучше всех преодолевал стометровку. Правда, педантом он не был, а, скорее, импровизатором. Быстро приспосабливался под обстоятельства. А когда ему было 15 лет, Шухевич спас маленького мальчика. Это произошло на реке Буг. Зимой жители Каменки-Бугской выходили кататься на коньках, и один из ребят провалился под лед. Роман прыгнул в прорубь и вытащил мальчика. После этого весь мокрый вернулся домой. Это приключение для него закончилась воспалением легких, и он почти два месяца пролежал в постели.

— А дрался в детстве часто?

— Мог, конечно. Но класс Романа был украинским и там он пользовался таким уважением, что не надо было прибегать к кулакам. А когда речь шла об отношениях с польскими школьниками, то без драки не обходилось. Также из школы постоянно исчезала государственная символика Польши: то портрет главы государства, то герб и так далее – так Роман с друзьями выражали свой протест оккупации. Как определил один из преподавателей гимназии: «Орлы постоянно улетали из класса, и никто не верил, что им в этом никто не помог». Но не пойман – не вор.

Особое значение в семье Шухевичей играла музыка. Отец играл на фортепиано и пел, и плотно приобщал к этому своих троих детей − Романа, Юрия и Наталью. Оба сына закончили музыкальный институт, а Юрий также был солистом Львовской оперы. Роману, который параллельно с творческой постигал более «земную» профессию инженера во «Львовской политехнике», доводилось аккомпанировать брату на сцене.

С друзьями по Пласту Роман (пятый слева) обошел все Карпаты
Романтика с большой дороги
Ни музыкантом, ни инженером-проектировщиком дорог и мостов по полученной специальности, Шухевич так и не работал. Так как еще в 18-летнем возрасте вступил в ряды УВО Коновальца. Как-то краевая команда поставила задание: убить польского школьного куратора во Львове Станислава Собинского, который проводил среди школ жестокую антиукраинскую политику. Выполнить его взялся Роман.

— Что могло двигать 19-летним студентом из интеллигентной семьи, чтобы он сам вызвался убить человека? Он сожалел после об этом?

— Надо учитывать условия, в которых формировался Роман Шухевич. Он рос, наблюдая две войны: Первую Мировую и Украино-Польскую, потому с детства воспринимал убийство не так, как современники, которые не видели войны. Послевоенная разруха, нестабильность… Это была реальность, которая их окружала, а борьба не прекращалась. К тому же польское правительство не сдержало ряд своих обещаний, и участники освободительного движения считали, что это им дает право прибегать к крайним средствам. С одной стороны, это было желание отплатить, с другой − дать понять, что легитимность польской власти ограничена. И каждая громкая подпольная акция − это была попытка привлечь внимание к ситуации в Украине, потому что фактически все украинское было запрещено.

Вскоре Шухевич, вступивший в ОУН, взял псевдо «Дзвін» и стал одним из руководителей массовых саботажных акций. Например, на его счету − целая серия актов экспроприации (так называемых «эксов») боевых групп. ОУНовцы нападали на почтовые машины, которые перевозили деньги, грабили банки и почтовые отделения. А главным актом, организованным боевым референтом «Дзвоном» было убийство польского посла в Сейм Тадеуша Голувки. Убийство оправдывалось тем, что Голувка продвигал идею превратить украинцев в «русинов по происхождению, поляков по национальности», то есть ликвидировать на западе страны как нацию.

— Родители были посвящены в освободительную деятельность своих детей и положительно ее воспринимали, а также при возможности помогали подполью. В семью все время приходила польская полиция с проверками.
Как-то Евгения Шухевич заметила: «То ли они не знают, куда идут, и что у нас они никогда ничего не найдут».
«Дзвін» дружил с Березинским (в центре) с детства и глубоко переживал, что тот погиб при исполнении задания, которое планировал Роман
«Господин инженер едет в Оглядов»
Роман часто бывал в селе Оглядове, где жили его друзья, в том числе и Юрий Березинский. Потому он с детства знал сестру Юрия Наталку.

— И в какой-то момент Роман с Наталкой стали смотреть друг на друга не как друзья. Ухаживания заняли около трех лет. А в 30-м году они поженились. Свадьба была довольно скромной, потому что гуляли на ней только самые близкие. Роман старался защитить Наталку от любых посягательств. Например, друг Шухевичей Богдан Пидгайный вспоминал случай, который произошел еще на стадии ухаживаний. Как-то Роман явился к Богдану и поставил его перед фактом: «Вызываю тебя на дуэль, наша дружба окончена. Потому что ты назвал мою невесту ведьмой». Богдан попросил горячего жениха обратиться к брату Натальи, чтобы тот рассказал, как все было на самом деле. Оказалось, что в кругу близких женщины стали обсуждать, чем же Наталка так понравилась Роману. Богдану в какой-то момент это надоело, он пошутил, что, видимо, Наталья Романа приворожила. А исказил слова домашний учитель, который ранее обидел Наталку, боялся, что она пожалуется жениху и решил сыграть на упреждение. Позже Березинский рассказывал, как закончилась эта история: мол, Шухевич с учителем поговорил по-мужски и приказал, чтобы тот извинился назавтра и перед его невестой. Но ночью тот сбежал. Наверняка там не обошлось без кулаков.
На свадьбе Романа с Натальей были лишь самые близкие
Собственно, то, как жили Роман и Наталья, едва ли можно назвать полноценной семейной жизнью. Он всегда был слишком занят борьбой за независимость Украины. Первые годы молодая супруга продолжала жить преимущественно у родителей в Оглядове.

— Роман приезжал к ней время от времени и часто он это использовал как возможность обеспечить себе алиби. Если они с соратниками устраивали какие-то политические акции, из-за чего его могла схватить полиция, Шухевич быстренько собирался и ехал в Оглядов. Через некоторое время агенты полиции поняли, что что-то здесь не то, и однажды один агент, услышав, что Шухевич поехал в село, констатировал: «Если что-то где-то должно произойти, то господин инженер едет в Оглядов».
Слева направо: Наталка с Юрием и Марусей; отец с сыном; дети Шухевичей
Во время одного из «эксов» − нападения на почту 30 ноября 1932 года, спланированного Романом, − погиб Юрий Березинский. Однако уже через полгода в семье появляется другой Юрий. Сын стал вторым ребенком, которого Наталья родила любимому мужу, первой была Марта, которая умерла новорожденной. А еще через год Романа арестовывают, как и многих других ОУНовцев, по подозрению в убийстве министра МВД Польши Богдана Перацкого.

Почти год Шухевич провел в концлагере, который польские власти организовали в Березе Картузской для политзаключенных украинцев. А затем был громкий Львовский процесс, на котором ОУНовцев осудили. Хотя Роман действительно проходил организатором многих акций, в которых обвиняли его и товарищей, умелая защита, выстроенная его адвокатом дядей Степаном и выдержка подзащитного, привели к тому, что Шухевич получил лишь три года заключения, из которых два отбыл в тюрьме, так как в срок засчитали все время, проведенное в заключении.
Успешный коммерсант
Когда, в 1937 году, Роман вышел из польской тюрьмы, то работу найти не мог. Но он создал себе ее сам. Компания «ФАМА» − первая на Галичине рекламная фирма − за два года стала очень успешной и приносила десятки тысяч прибыли. В 2005 году партнер командарма по бизнесу Богдан Чайковский описал этот период в своей книге «ФАМА. Рекламная фирма Романа Шухевича». Вот несколько выдержек из нее:

«Мы проводили две кассы: одну нормальную, а вторую «под столом», так называемую черную книгу, не для налогового бюро. Первая книга − официальная, вторая − для нас: наши вклады в ОУН. Преимущественно мы давали ОУН по 100 злотых… Мы начали быстро развиваться, открывали каждые два-три месяца новые отделы: декораций окон, рекламы, объявлений, печати, выставки и декорации на торгах. Набирали к труду бывших политических осужденных, которые не могли найти работу, но были патриотами...».

«Одновременно мы должны были хорошо поставить разведку. Мы старались ближе познакомиться с девушками в телефонных централях, и они помогали нам. Когда, например, директор Центросоюза вел важный разговор с каким-то другим директором по политическому или экономическому делу или против нас, девушка, которая была в централи, подключала к разговору наше бюро и говорила: «Внимание». Тогда я сидел тихо и слушал. Такая разведка помогала нам вовремя делать различные сделки, на которых мы хорошо зарабатывали».

ФАМА расширилась по нескольким городам, имея не только свои издательские проекты, но и сотрудничая с кинобизнесом. А сеть, которую объединяло предприятие, являлась хорошим прикрытием и для ОУН.

Первый год существования предприятия был и первым совместным годом жизни Романа с Наталкой и сыном под общей крышей. Увлеченный становлением бизнеса, Шухевич достаточно много времени проводил во Львове, где снял жилье. Тем не менее, едва поставив фирму на ноги, он оставил ее на плечи партнера и поехал налаживать оборону Украины в Закарпатье.

— И затем они с Наташей увиделись только осенью 1939 года, когда пришла Советская власть. Она нелегально перешла границу, потому что понимала, что с ее фамилией внимание советских органов гарантировано. Чтобы не рисковать собой и детьми, Наталка просто сбежала к мужу, который еще ранее перешел через Румынию в Австрию.
Женщины упадали за командиром
Связная Шухевича Екатерина Зарицкая
— За Романом Шухевичем постоянно сохли женщины. Но его ни в коем случае нельзя считать бабником, потому что он всю жизнь любил только жену, говорит Олеся Исаюк. Однако другие его биографы считают иначе.

В своем исследовании «Женщины в жизни Романа Шухевича, главного командира УПА», Татьяна Антонова, описывая его общение с прекрасным полом, делает вывод: «Как проводник Роман Шухевич получал двойное внимание со стороны женщин. Они любили его, и он, очевидно, отвечал взаимностью. Звание, военная форма кружили женщинам головы. Знала ли Наталья о том, что она, вероятно, не единственная у мужа, остается только догадываться. Однако думать о других женщинах ей, безусловно, приходилось, − хотя бы из-за того количества девушек, что окружали Шухевича еще в юношеские годы».

А Богдан Чайковский приводит конкретные примеры их с другом мужских приключений: «В Зимней Воде мы часто заходили к двум сестрам, которые нас радушно принимали, угощали вкусным овощным супом». И вот когда уже сестры провожали молодых, Богдан услышал настороженный голос той девушки, которая была с Романом: «Господин инженер! Вы женаты?!». Потом Роман объяснил другу: «Она такая ловкая баба. Когда держала меня за руку, то так и щупала перстень, что я имею. А когда увидела, что это обручальное кольцо, то ей страшно заболело сердце, что я женат».

Юрий Шухевич в своих воспоминаниях об отце также указал на личностные, а не деловые чувства между Романом и связной «Монетой» Екатериной Зарицкой. С Романом они были знакомы еще со времен Пласта. Мужа Зарицкой арестовали сразу после свадьбы в 1940-м. «Они и до этого были идейно близки с Шухевичем, а с весны 1945 года это была уже любовь», − гуляют строки воспоминаний по украинской прессе.
Мария Мегеденюк считает, что ее отцом был Роман Шухевич. Подтверждением этому факту, по ее мнению, служит и ее внешнее сходство с командиром УПА
Еще более пикантная подробность всплыла в прессе в 2007 году. Жительница Косово Мария Мегеденюк рассказала журналистам, что является внебрачной дочерью Шухевича. В 1945-1946 годах командир УПА скрывался в селе Пукове на Ивано-Франковщине — в землянке под домом вдовы Теодоры Кик. Там его знали под псевдонимом Тур. В 1946-м у Теодоры родилась дочь Марийка. Только перед смертью, в 1989 году, мама рассказала уже взрослой дочери, что ее отцом был Роман Шухевич. Позже эту историю описал в своем исследовании «Роман Шухевич: белые пятна жизненного пути» сын Марии Роман Мегеденюк (кстати, Романом внука попросила назвать бабушка Теодора, еще до того, как раскрыла тайну дочке).
Сотрудничество с немцами
Роман Шухевич, графика.
Автор: Антон-Горимысл Ратушный
Когда в Польшу пришли нацисты, то Шухевичи поселились в Кракове, ведь, по договоренности с Гитлером, Советский Союз оккупировал оставшуюся территорию Украины. Два года… Это был самый долгий и счастливый период супружеской жизни Шухевичей. В своих воспоминаниях «Встреча с отцом» Юрий Шухевич описывает, как мужчины отпустили маму на три месяца на какие-то курсы в нынешний Вроцлав и остались вдвоем на хозяйстве: «Все это время мы проводили с отцом вдвоем. Какая это была райская кавалерская жизнь. Утром мы вставали. Отец готовил завтрак − преимущественно яичницу и кофе или чай. Потом мы шли: я − в школу, он − по делам. Обедали мы в «Українському касині», который был тогда своеобразным центром украинской эмиграции в Кракове. После − у меня домашние задания, игры и прочее, а у него работа». Это затишье дало свой плод: осенью 1940 года родилась Маруся. А уже в мае 1941-го Роман выехал на военную подготовку в немецкой разведывательной диверсионной школе.

Далее началась самая спорная пора в биографии предводителя украинских националистов – сотрудничество с нацистами. ОУНовцы мечтали выдавить из Украины советскую власть и возобновить независимость на наших землях. Они надеялись, что вышколенные в немецком войске командиры в будущем образуют ядро украинской армии. В то же время руководство немецкой разведки рассчитывало, что украинские подразделения в составе вермахта присягнут на верность фюреру. Шухевич возглавил батальон «Нахтигаль», сформированный из украинцев. Разность целей вылилась в конфликт между немецким и украинским командованием уже в начале существования батальона: бойцы от присяги на верность Гитлеру и Германии отказались. Задокументировано, что Шухевич тогда заявил: «Присягать на такое содержание не смеем и вынуждены внести протест». Немцы внесли изменения в текст, и бойцы присягнули на верность украинскому народу.
Командир батальона «Нахтигаль» (второй слева) среди своих бойцов
29 июня 1941-го «Нахтигаль» вошел во Львов. А уже на следующий день сформированное из ОУНовцев правительство во главе с Ярославом Стецько провозгласило Акт восстановления Украинского государства. Но 5 июля 1941 гестаповцы арестовали Степана Бандеру, Ярослава Стецько, а также около 300 членов ОУН, из которых 15 были расстреляны. Вскоре после разгрома планов их лидеров, батальоны «Роланд» и «Нахтигаль» отказались выполнять приказы немецкого командования. Однако советская власть продолжала оставаться главным врагом и гитлеровцев, и ОУНовцев, и объединяла их цели. В августе 1941 г. эти два батальона были сняты с фронта, отправлены в Германию и реорганизованы в полицейский батальон №201, где Шухевич получил назначение на заместителя командира. По индивидуальным контрактам воины согласились еще на один год службы.

16 марта 1942 этот батальон направили в Беларусь, для охраны военных объектов и борьбы против советских партизан. И это был, наверное, самый сложный момент в сотрудничестве с немцами, поскольку в борьбе против партизан Шухевичу и его солдатам приходилось противоборствовать и с местными жителями, которые содействовали своим подпольщикам. И хотя сохранились свидетельства, что украинцы напрямую отказывались от участия в карательных акциях населения («мы сюда пришли воевать, а не грабить»), все это происходило на их глазах. Такое противостояние ОУНовцы выдержали лишь до конца года, а затем объявили о нежелании продолжать службу под руководством Германии.

— Поколение Шухевича хорошо понимало, что нацизм и коммунизм – одного поля ягоды, − считает наша исследовательница. – Об этом свидетельствует даже то, как Шухевич реагировал на попытки некоторых подчиненных договориться с гитлеровцами в 1944 году. Когда отдельные командиры УПА позволяли себе договариваться с командирами немецких частей, мол, они пройдут через украинскую территорию, а те поделятся с ними амуницией, то таких командиров Роман Шухевич предавал суду и наказанием становилась смертная казнь.

— Какие ситуации были самыми рискованными в его жизни?

— После отказа продолжать службу 201-й батальон расформировали и всех офицеров повезли во Львов. У них забрали оружие, а везли, якобы, не под конвоем, но все же − под наблюдением офицера. Роман свободно понимал немецкий и это ему помогло. Во Львове он отпросился у сопровождающего позвонить домой, ведь на вокзале был телефон-автомат. Но звонил он не домой, а в отдел гестапо. Представившись не своим именем, сообщил, что украинские офицеры прибыли. А там ответили, что уже выслали за ними конвой. Таким образом Шухевич узнал, что это на самом деле арест. Он быстро завернул за угол, прошел в отдаленные помещения вокзала и вышел через черный ход.
Развод и девичья фамилия
По окончанию сотрудничества с немцами, Шухевич с единомышленниками занялся непосредственно созданием Украинской повстанческой армии (УПА), которую он в скором времени и возглавил, взяв себе псевдо «Тарас Чупринка». Больше Шухевич не выходил из подполья. Его жизнь проходила по конспиративным квартирам, боевкам да лесным схронам.

— В подполье бойцы сами должны были заботиться о хозяйственных делах. Роман не брезговал помогать женщинам, например, в приготовлении еды. Сохранилось даже фото, где командир чистит картошку. К тому же требовал, чтобы подпольщики познавали навыки гражданских профессий, чтобы хорошо маскироваться. Кто-то работал портнихой, кто-то − врачом, чтоб, если придется, сыграть правдиво свои роли перед чужаками. А вот самого командира старались вообще никак не светить, ибо на него сотрудники органов имели ориентировки. Но в случае чего, он должен был сыграть роль знакомого, гостя хозяев. Как-то его охранник Любомир Полюга, вспоминал, как в конспиративную сельскую хату наведалась соседка. Тогда Шухевич и Полюга схватили газеты и сделали вид, будто старательно читают, потому что за газетами не было видно лица. Газета прикрывала человека по пояс, а на коленях, за ней, лежал пистолет на всякий случай. Однако, когда тревога улеглась, то Шухевич сказал Полюге, что все бы хорошо, вот только газету он держал вверх ногами.

Семья командира до 1944 года жила во Львове. Короткие встречи между супругами пару раз случались в 1943 году. Роман наведался к семье после того, как сбежал от немцев и ушел в подполье. А вскоре к Наталье пожаловали из гестапо. Тогда ее впервые арестовали. На допросах немцев интересовало лишь то, где находится ее муж. После двух месяцев бесполезных допросов Наталью отпустили.

Чтобы избежать дальнейших преследований, женщина оформила развод с мужем и официально снова стала Березинской. На эту же фамилию перевела и Юру с Марусей. В графе о причинах она указала, что в течение длительного времени не имела никакого контакта с мужем. На самом деле Наталья через связных изредка виделась с командармом на конспиративных квартирах во Львове, на Лычаковском кладбище или в парке.

Но после того, как советские войска снова заняли Украину, Шухевич понимал, что теперь его семье угрожает большая опасность, и перевел семью в подполье. Наталья с детьми жила в селах, местные говорили, что это их дальние родственники, которые приехали к ним временно пожить. Однако от НКВД было скрыться сложнее, чем от немцев. Фактически они извели всю семью Романа Шухевича.
Редкий кадр: командование чистит картошку
С родителями, братом и сестрой расправились еще до войны. Большевики долгое время не трогали отца Романа. Они держали его во Львове под наблюдением как приманку для захвата сына. В конце концов, Иосиф-Зенон Шухевич умер в 1948 году во Львове. Мама умерла в ссылке в Казахстане 30 июня 1956-го. Брата Юрия НКВДисты расстреляли в тюрьме, отступая перед немецкими войсками. А сестру мучили 10 лет на лесоповале Урала, затем еще 5 – в ссылке в Казахстане. Умерла она в Нальчике в 2010 году.

В 1945-м НКВДисты пришли и к Наталье Березинской.

— Детей сразу отправили в детдом, подальше от Запада страны: сначала в Чернобыль, а затем − в Донецкую область, − говорит Олеся Исаюк. – А Наталку арестовали, и она больше года проходила по делу против ее мужа как свидетель.

Однако свидетель из Березинской для следствия был неважный. Сложно себе представить, как должна была любить мужа женщина, чтобы выдержать пять месяцев под пытками НКВД, но за это время она им так и не сказала о том, где он находится. Самым тяжелым для матери было неведение, что враги сделали с ее детьми, но она молчала. И только спустя пять месяцев Наталья призналась, понимая, что Роман давно уже сменил свой схрон. После этого Наталку на 10 лет отправили в тюрьму. И лишь в 1957 году женщина увидела свою дочку Марусю, которой позволили навестить маму в тюрьме. После освобождения Наталья Березинская жила во Львове до последних дней, до 2002 года.

А вот сына Роману еще довелось увидеть.
Юрий Шухевич, сын командира УПА
и народный депутат Украины
— Юрий воспитывался, видя, что такое конспирация, явки, пароли, подпольные квартиры. Отец научил его пользоваться пистолетом , когда мальчику было всего лишь 8 лет. Это сыграло серьезную роль, когда Юрия отдали в детский дом в Донецке (тогда Сталино. – «Репортер»). Мальчик убежал оттуда к папе во Львов, добирался на перекладных, без денег и документов.

Увы, отца за время пребывания в родных краях мальчик видел лишь фрагментарно. А потом они придумали забрать из детдома и его сестричку Марусю. Отец одобрил план, чтобы Юрий вместе со связной поехал на Донбасс и указал тот детдом, куда поместили Марию. В Донецк миссия добралась, а вот в самом городе Юрия узнали знакомые, и мальчика арестовали. В 1949 году суд приговорил его к 10 годам лагерей. С того момента и аж до 1988 года, с небольшими перерывами, Юрий Шухевич находился в неволе — сперва за деятельность отца, а позже и за свои антисоветские выступления. В 2014 году он был избран народным депутатом от Радикальной партии. Сестра Мария живет во Львове.
Последний выстрел «Волка»
Подполье прилагало немало усилий, чтобы обеспечить конспирацию командарма. Служба безопасности УПА разрабатывала для него специальные бункеры. «Тарас Чупринка» менял места укрытия в зависимости от сезона. Несмотря на хорошую физическую подготовку Шухевича, условия подполья и психические перегрузки обернулись миокардитом, гипертонией и ревматизмом. По поддельным документам он с соратницей Галиной Дидык даже ездил на лечение в Одессу, где его наблюдал известный в то время кардиолог.

Тем временем, КГБ максимально сужало круг, чтобы покончить с националистическим движением в Украине. Когда же им удалось выведать местопребывание «Волка» (так командарма называли гэбисты), то разработали план захвата, который провели 5 марта 1950 года.

Шухевич находился в частном доме в селе Белогорша, в специально оборудованном хранилище. Оно представляло собой деревянный короб в межэтажном пространстве на несколько человек. Выход из комнаты прикрывал ковер. Возможно, в таком умелом схроне Шухевич мог бы пересидеть весь обыск, но сдали нервы. Он попытался пойти на прорыв, убил пару КГБистов, но и сам был ранен. Российская пресса изобилует подробностями о том, как ненавистного врага застрелили доблестные гэбисты, блестяще выполнив операцию. Однако, как следует из интервью Юрия Шухевича, первую пулю в себя выпустил сам командарм. После той операции следователь привел Юрия в гараж Львовского областного управления КГБ, где он увидел тело своего отца: «Отец лежал на соломе в вышиванке, на правой стороне лица был виден след пули, а под грудью было три раны, на голове рядом с пулевым отверстием обожженные волосы. «Значит, застрелился», − подумал я».
Дом в Белогорше, который стал последним пристанищем для командарма
Фото, сделанное сразу после смерти
— Он застрелил себя, чтобы не даться живым, − считает Исаюк. − Об этом свидетельствовал характер раны у виска (сохранились фотографии, которые могут анализировать эксперты – «Репортер»). Речь шла о том, чтобы взять его живым и выжать информацию. Однако, он испортил планы захватчиков.

Могилы лидера, увы, не существует. Также, как и каких-либо остатков многих его соратников. КГБисты так хотели стереть с лица земли любые упоминания о тех, кого местные жители считали героями, что уничтожали тела, не оставляя останков. Одних – сжигали в лесу, других – хоронили в ямах с негашеной известью. Какой способ избрали по отношению к телу Романа Шухевича – до сих пор неизвестно. Но память о нем ни один из них стереть не смог.
Автор: Алена Медведева
Дизайн: Карина Рагозина
Читайте также