Генпрокуратура недавно отчиталась о ходе расследования дел против «беркутовцев». Но, как оказалось, все это время следователи собирают доказательства виновности и другой стороны.

Против активистов Майдана, которые стреляли в силовиков или избивали их, еще 16 февраля 2014 года было открыто уголовное производство. И, несмотря на то, что 21 февраля этого же года был принят закон, амнистирующий активистов, дела против майдановцев не закрыты до сих пор и по ним активно ведется следствие.

Реестр судебных решений почти каждый день обновляется постановлениями Печерского райсуда по данному производству. Следователи просят суд открыть им доступ к медицинским картам, историям болезни и обращаются к мобильным операторам, чтобы те помогли установить, кто где находился во время событий на Майдане.

Расследуются дела по статьям «умышленные убийства двух и более человек» (идет речь о 14 погибших сотрудниках «Беркута»), «нанесение тяжких телесных повреждений», а также «насилие в отношении работников правоохранительных органов». За такие преступления грозит очень серьезное наказание, вплоть до пожизненных сроков.

Следователи ГПУ утверждают, что митингующие были вооружены не только палками. Фото: EC - Audiovisual Service

 

Для юристов, занимающихся делами, связанными с Майданом, самих фигурантов дел и адвокатов погибших сотрудников МВД то, что такое расследование ведется, стало новостью.

«Я не могу ничего комментировать, так как ничего об этих расследованиях не знаю», — сказала нам Евгения Закревская, один из адвокатов, представляющих интересы родственников Небесной Сотни.

Ее коллега Роман Маселко, представляющий активистов «Автомайдана», тоже ничего не слышал. Он допускает, что дела против майдановцев ведутся непублично, чтобы избежать негативной реакции общества: «И, скорее всего, люди, фигурирующие в этом расследовании, не имеют статусов подозреваемых». При этом он считает, что закон от 21 февраля о недопущении преследований активистов Майдана «вызывает вопросы»: «Я думаю, что стоило бы провести полное и объективное расследование, и не давать повода спекулировать на этой теме северному соседу. Кроме того, это помогло бы воссоздать полную картину произошедшего».

Не знают о том, что расследование ведется, и адвокаты, защищающие пострадавших силовиков.

«Мне известно, что производство было открыто по факту убийств и нападений на сотрудников правоохранительных органов. Но я был уверен, что оно не расследуется вообще, — сказал нам адвокат Сергей Вилков, который представляет интересы пострадавших силовиков и родственников погибших правоохранителей. — Когда дело было в милиции, я интересовался – как продвигается расследование. Но после того, как дело забрала себе Генпрокуратура, все вообще заглохло. Если бы следствие вручило хоть кому-то подозрение, то об этом уже бы все знали. Также ни разу не вызывали ни в милицию, ни в ГПУ никого из моих клиентов».

«Думаю, пока они держат всех на карандаше. А потом задержат всех вместе и посадят вместе с «беркутовцами» — чтобы продемонстрировать объективность», — анонимно предположил один из активистов Майдана.

Всего в событиях на Майдане пострадало почти 200 правоохранителей, защищавших режим Януковича. Сколько дел и подозреваемых сейчас насчитывает следствие — никому не известно. Ведь расследование засекречено. Мы отправили запрос в Генпрокуратуру по поводу этих дел и пока ждем ответа.

А тем временем «Репортер» посмотрел, в чем конкретно обвиняют активистов, как их ищут и где «всплывают» улики по этому неоднозначному делу. 

 

 В убийствах подозревают похитителей золота 

Год назад двое налетчиков расстреляли охранников ювелирного магазина в Кременчуге Полтавской области и вынесли 10 кг золота. Разбойников, киевлян 28 и 42 лет, взяли по горячим следам. Экспертиза выявила, что пистолет Макарова 1965 года выпуска, из которого они расстреливали сотрудников магазина, проходит по делу убийств «беркутовцев».

«Пистолет с аналогичным номером был похищен вместе с другим огнестрельным оружием в ночь с 18 на 19 февраля 2014 года из административного здания УСБУ в Ивано-Франковской области. Он мог быть применен 20 февраля 2014 года против правоохранителей, которые осуществляли охрану общественного порядка во время акций протеста», — говорится в постановлении Печерского суда

Налетчики на ювелирный магазин.   Фото: npu.gov.ua

Пистолет, из которого в Кременчуге были ранены трое человек. Из него могли стрелять и на Майдане. Фото: npu.gov.ua

Сейчас следователи ГПУ проверяют причастность задержанных к убийствам «беркутовцев». В частности, выясняют через номера мобильных телефонов, которыми пользовались задержанные, где грабители были во время событий на Майдане.

В полиции Кременчуга говорят, что один из задержанных был когда-то миротворцем: «Подозреваемый рассказывал, что в прошлом был в составе миротворческой миссии в одной из стран. Он очень хорошо стрелял, имел множество сертификатов. Но о Майдане ничего не говорил», — вспомнили в пресс-службе полиции города. 

 

«Визитки Яроша» и блокпост под Славянском

Расследуется сейчас и еще одна загадочная история, связанная с убийствами «беркутовцев». В канун Пасхи, 20 апреля 2014 года, на блокпосту Былбасовка под Славянском произошла перестрелка между сепаратистами и неизвестными вооруженными людьми. Тогда погибли трое человек из так называемого «ополчения ДНР» и были убиты двое нападавших. Российские СМИ заявляли о причастности «Правого сектора» к обстрелу блокпоста — якобы на месте происшествия нашли «визитки Яроша».

Экспертиза установила, что оружие из этой истории тоже «засветилось» на Майдане.

«В период с 18 по 20 февраля 2014 года во время акций протеста из этого же экземпляра оружия были совершены два убийства военнослужащих, еще трое правоохранителей получили огнестрельные телесные повреждения. Также установлено, что это же оружие было применено 20 апреля 2014 во время перестрелки на блокпосту между селами Былбасовка и Черкасское Славянского района Донецкой области», — говорится в материалах дела

О сражении на блокпосту под Славянском напоминают два сгоревших автомобиля. Фото: twitter.com

О сражении на блокпосту под Славянском напоминают два сгоревших автомобиля.  Фото: twitter.com

 

В ходе расследования установили, что раненых нападавших в тот же день привезли в центральную райбольницу города Барвенково Харьковской области. У одного была рана бедра, у второго — огнестрельное ранение в голову. Сейчас по номерам мобильных телефонов следователи устанавливают круг людей, с которыми общались мужчины.

Интересно, что недавно Дмитрий Ярош в интервью одному из украинских СМИ признался, что он с побратимами из «Правого сектора» был в тот день на злополучном блокпосту. Он также сообщил, что за помощью к медикам тогда обращался 24-летний Ярослав Антонюк из Тернополя. У парня очень серьезные ранения, он до сих пор проходит реабилитацию.

Пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский заверил нас, что ему ничего не известно о деле, которое расследует ГПУ: «Генпрокуратура к нам не обращалась. Да и давно это было, я ничего не помню», — сказал Скоропадский. 

 

Сам признался, что стрелял

Фигурантом еще одного дела, которое расследуется против активистов, стал 22-летний доброволец из Житомирской области. Парень написал на своей страничке в соцсетях, что убивал сотрудников «Беркута» во время событий на Майдане. По факту его признания тоже было открыто уголовное производство.

«На одном из сайтов в интернете была выявлена статья, где Алексей С. признается в убийствах сотрудников «Беркута» 18 февраля 2014 года во время акций протеста в центральной части Киева. Кроме этого, Алексей С. отмечает, что был ранен из пистолета Макарова в ногу. В ходе расследования установлено, что он действительно участвовал в акциях протеста в Киеве и получил огнестрельное ранение мягких тканей задней части левого бедра, в связи с чем 26.02.2014 обращался за медицинской помощью в Новоград-Волынское горрайонное территориальное медицинское объединение», — установили следователи прокуратуры.

Осенью 2015 года парня вызывали в следственное управление ГПУ. О том, что дело не закрыто, Алексей не знает. «Меня вызывали на допрос в качестве свидетеля. Я думал, что уже разобрались и все заглохло», — сказал он «Репортеру».

 

Подозреваемых находят по фото и видео

Устанавливают виновность активистов и по многочисленным фото и видео с Майдана. В частности, на одном из них обнаружили стрелка, который целился в правоохранителей.

«Свидетель во время допроса предоставил органам досудебного расследования видеоролик с фиксацией событий, которые происходили в центре города Киева в течение 18-20 февраля 2014 года. На отрезке видео с 01 минуты 16 секунд по 02 минуту 18 секунд зафиксирован человек, одетый в зимнюю куртку черного цвета, брюки цвета хаки и шапку черного цвета с эмблемой торговой марки «Найк» белого цвета, который держит в руках пистолет и делает несколько выстрелов в сторону шеренги милиции, которая находится напротив. По результатам проведенных розыскных действий, личность стрелявшего установлена», — говорится в постановлении суда.

Правда, не известно, знает ли сам «стрелок» о том, что против него возбуждено дело. 

По фотографиям вооруженных активистов устанавливают их личности. Фото: nnm.me

 

Не простили избиение под мэрией 

Расследуют в ГПУ не только убийства, но и избиения милиционеров. Например, инцидент, произошедший 16 февраля 2014 года под зданием столичной мэрии, когда неизвестные активисты в масках пинками гнали двух мужчин в форме. 

Сотрудники Шевченковского РУВД 16 февраля 2014 года у здания мэрии Фото: Анатолий Бойко, vesti.ua

 

«Около 13 часов группа неустановленных лиц, находясь по улице Крещатик, 32, в Киеве умышленно нанесли телесные повреждения и повредили форменную одежду работникам Шевченковского РУВД. Пострадавшие на тот момент выполняли возложенные на них служебные обязанности в составе следственно-оперативной группы. В связи с полученными травмами они проходили лечение в госпитале МВД», — выяснили следователи.

Они через суд получили доступ к историям болезни и рентгеновским снимкам побитых, чтобы установить характер полученных травм. 

Через несколько минут милиционеров побили. Фото: KyivPost