Накануне самого светлого праздника христиан мы поговорили с сооснователем Открытого Православного Университета Святой Софии-Премудрости, протоиереем Георгием Коваленко.

Сейчас один из самых популярных запросов в поисковые системы в интернете: «Что такое Пасха? В чем суть Пасхи?» Что вы можете ответить интересующимся?

— Пасха имеет и ветхозаветное измерение, и новозаветное. В первом случае, это праздник, связанный с выходом из египетского рабства, с дорогой через пустыню в Землю обетованную. Но для христиан Пасха — это воскресенье Христово. Поэтому полное название праздника – Пасха. Светлое Христово Воскресенье. Для нас это тоже переход — переход к вечной жизни. Это праздник победы Иисуса Христа над смертью. Это самый главный праздник христианской веры. И он стоит особняком: есть 12 самых больших праздников церковных; и есть отдельно Пасха, которую называют: «праздников праздник и торжество из торжеств».

А как же Рождество?

— Тут не нужно сравнивать. Что важнее осень или весна? Зима или лето? Детство или старость? У каждого периода есть свое место, своя цель. Рождество — это начало пути земной жизни Христа. И заканчивается он как раз Воскресением.

Давайте задумаемся вот над чем: Бог становится человеком для чего? Для того, чтобы принести себя в жертву за людей и открыть вновь двери Рая, путь к вечной жизни, который был закрыт в момент грехопадения Адама и Евы.

Но эти дни сопоставимы, потому что эти праздники точно собирают всех в церкви и имеют продолжение за стенами храма. У них много традиций, и есть те, что пришли из древности, и те, которые создаются сегодня.

— Часто можно услышать, что и крашенки и куличи — язычество.

— В старославянском «язык» обозначает народ, а значит, язычество – народная вера. Да, колядки были в дохристианские времена, но сегодня они прославляю рождество Иисуса, а не Коляду. Христианство не уничтожает традиции (хотя такое тоже случалось), а преображает и наполняет их новым смыслом. Но когда мы перестаем понимать эти смыслы, язычество возвращается. И можно называть себя православным, внешне соответствовать традициям, но по сути оставаться язычником.

Читайте также Пасха-2016: традиции, рецепты, поздравления

— Зачем же тогда нужна церковь?

— Действительно, сегодня перед нами стоит большой вопрос: зачем церковь нужна людям и что она в этом обществе должна делать? Пока мы сходимся на том, чтобы мы нужны друг другу, чтобы повенчать, отпеть…

— И посвятить на Пасху куличи?

— Да. Но это не меняет людей, не меняет моральный климат в обществе. Мы допускаем ту же ошибку, что допускали книжники и фарисеи во времена Христа. Напомню, книжники знают все тонкости, а фарисеи послушно исполняют все традиции. Но что сказал Христос: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры». Важно, чтобы мы шли путем, о котором Господь говорил своим ученикам: «Ваша праведность должна быть больше, чем праведность книжников и фарисеев».

Очень важно обращать внимание не только на внешнее соблюдение традиций, а стараться быть добрым христианином, исполнителем Божьих заповедей. И тогда решатся многие проблемы. Мы говорим о том, что стране нужны реформы, но на самом деле мы хотим, чтобы исполнялись заповеди: «Не укради», «Не лжесвидетельствуй» и т.д.

Мы говорим о том, что стране нужны реформы, но на самом деле мы хотим, чтобы исполнялись заповеди: «Не укради», «Не лжесвидетельствуй» и т.д.

 

— Но был период, когда священников выбирали в депутаты. Они хоть немного изменили Верховную Раду?

— Скорее, парламент изменил их.

— Но многие православные праздники стали государственными.

— Иногда это не отражает потребности воцерковленного человека. Выходной после Пасхи, в понедельник, мне как верующему не нужен. Он, скорее, был бы уместен в пятницу. Непонятно, зачем у нас предполагается отдых после праздника.

Или возьмем выходной на Троицу. Каждый год Кабмин издает указ, что в связи с тем, что праздник совпал с воскресеньем, этот день переносится на понедельник. Но может, лучше перенести его на пятницу в Страстную неделю? А на Троицу мы сходим в воскресенье на службу и без решения правительства.

— У многих сейчас ритм работы таков, что приходится работать в выходные и праздничные дни. Как же быть? Можно ли трудиться в праздники?

— Вопрос «можно или нельзя работать» — это, скорее, пример ветхозаветного подхода, а не христианского. Это традиционалистский, но не традиционный подход. Христиане жили и во времена Римской империи, где воскресенье было первым рабочим днем. Поэтому и начали служить по ночам, ведь утром надо было идти на работу.

Да, есть заповедь: шесть дней трудись, седьмой посвяти Богу. Мы думаем, что это слова только о праздниках, и не акцентируем внимание на первой части фразы: «шесть дней трудись». То есть, это еще и заповедь о необходимости трудиться.

И важно понимать, что святой день не предполагает абсолютное безделье. Он подразумевает иной тип деятельности: это и молитва, и благотворительность, и общение. Они на одном уровне. Нам нужны дни, когда мы можем встретиться с друзьями, посетить того, кто лежит в больнице...

— Как правильно собрать пасхальную корзину?

— Я сейчас везде слышу разные оценки стоимости пасхальной корзины. При этом мне, как священнику, совершено не понятно, как формируется ее набор.

На самом деле молитва, которую читают после службы, это благословение после Великого поста вкушать мясное, рыбное, молочное. От нее колбаса не станет иной. Более того, по уставу мясо нельзя заносить в храм. Но главное — в богослужебной книге написано: «Да будет известно, что ни мясо, ни яйца, ни сыр, ни куличи не есть Пасха. Пасха — это сам Христос, и только тот, кто причащается, истинную вкушает Пасху». Фактически пасхальная трапеза — ночная литургия. Не надо брать на всенощную все и вся, что есть в холодильнике. Возьмите продукты для того, чтобы можно было после службы устроить минимальную трапезу с друзьями.

Для многих, наверное, будет новостью, что окропления святой водой нет в уставе. Но попробуйте это отменить. Для людей это видимый знак освящения.

А еще я хочу напомнить о том, что пасхальная корзинка носит и символическую, и благотворительную нагрузку. После освящения в храмах собирают пожертвования, и это потом отвозится обездоленным старикам, детям в интернаты, раненым в госпиталя, переселенцам. Есть много людей, которым церковь может подарить праздник. Если ты что-то принес освятить, то ты получил благословение не только самому это съесть, но и поделиться праздником с ближним. Вспомните о том, что слово «Евангелие» переводится как «благая весть», — это новость о том, что Христос воскрес. Как ее нести? С пасочкой, с крашенкой, с пасхальным приветствием. Это важная часть праздника.

Не надо брать на всенощную все и вся, что есть в холодильнике. Возьмите продукты для того, чтобы можно было после службы устроить минимальную трапезу с друзьями.

— Можно ли на Пасху освящать вино и другой алкоголь?

— Я не очень люблю, когда бутылки торчат из корзинок. Но, по большому счету, я спокойно отношусь к этой народной традиции. Церковь не запрещает алкоголь, но говорит, что нужно помнить две фразы из священного писания. Первая: «вино веселит сердце человека», вторая: «не упивайтесь вином — в нем же есть блуд». Важно сохранить трезвость, радость, которую дает в том числе вино.

Вопрос об алкоголе мне часто задают прихожане. Раньше я в шутку на него отвечал: «Помните, как Христос превратил воду в вино? Не боитесь, что после освящение случится наоборот?» Люди обычно после этого бутылки убирают: а вдруг правда? Повторюсь, нет никакой необходимости нести алкоголь в храм.

— Почему так много религиозных и народных традиций у нас связано с едой?

— Для меня загадка. Возможно, это связано с тем, что наш народ не очень богато жил практически всегда. На нашей земле много всего произрастает, но сельское хозяйство - рискованное дело, из-за капризов погоды случаются неурожаи. Это повлияло на культурные традиции. И большое, богатое застолье всегда ассоциируется с праздником.

Но, как ни удивительно это будет звучать, еда в система координат верующего человека находится далеко не на первом месте. Можно часто услышать вопросы: «А как сделать так, чтобы после поста не переесть и не перепить?». Это показывает лишь то, что человек зациклен на еде и думает о ней больше, чем о смысле традиции воздержания от пищи. Пост учит человека культуре самоограничения. Мы должны с его помощью стать свободными от мыслей о еде.

Узнайте также Рецепты куличей из разных стран

— Можно совместить по времени католическую и православную Пасху?

— Я не вижу в этом проблемы. Я бы только приветствовал то, чтобы христиане во всем мире праздновали бы Пасху в один день, приходили в один день в храмы на Рождество. И мы должны обратить внимание на то, что православные не являются абсолютным большинством среди христиан во всем мире. Мы иногда в своем сознании разрастаемся до масштабов всего мира. Но православные — небольшая община, и об этом надо помнить. Это поможет выстроить правильные отношения с христианами других традиций. К сожалению, советский период наложил отпечаток на нас. Многое надо менять. Надо выходить из советского гетто, окруженного железным занавесом.

— Многие православные неоднозначно восприняли встречу московского Патриарха и Папы Римского.

— Я бы не преувеличивал значение этой встрече. Мы продолжаем быть в поле действия постсоветского информационного пространства. На самом деле, православные патриархи с Папой встречаются регулярно. Кроме московского Патриарха, по-моему, только сербский не встречался. Остальные давно пожали друг другу руки. Недели две-три назад глава Католической церкви посещал греческий остров Лесбос, который принимает беженцев, и там он встречался со Вселенском патриархом, а первая их встреча была в 60-е годы.

Ничего сверхуникального во встрече, о которой вы спрашиваете, нет. С другой стороны, цель встречи была не религиозная, а геополитическая. Интересно, что то, что казалось невозможным из-за политики, стало возможным благодаря ей же. Это хороший знак, что встречаются главы церквей, говорят правильные слова, подписывают правильные документы.

Фото: facebook.com/kovalenkogeorge

— Хотелось бы поговорить о тех вещах, которые отворачивают современного человека от церкви… Например, некоторые люди считают себя верующими, но не принимают институт церкви из-за разочарования в священниках, которые призывают к умеренности прихожан, а сами ездят на крутых машинах.

— Безусловно, есть проблемы. Духовенство должно научиться противостоять соблазнам власти и денег. Ресурс доверия, который был к церкви в конце 80-х — начале 90-х, уже исчерпан. За эти годы в церковь пришло много новых людей. К сожалению, не все они показали, что могут устать перед соблазном. Церковь болеет теми же болезнями, что и общество. Но есть тысячи священников, которых уважают люди, и доверие к церкви держится на простых батюшках.

Ситуация не безысходна хотя бы потому, что церковь — это не просто организация людей, это бого-человеческий организм, и за реальными сегодняшними священниками стоят двухтысячелетние традиции. Стоит сам Христос. Можно не доверять батюшке, но тот человек, который прочитал Евангелие, он точно изменится.

— Почему Господь терпит воров и коррупционеров?

— Господь не должен решать за нас наши проблемы. Он сказал, что будет потом, в том числе, и с коррупционерами. Мы сами должны наводить порядок в обществе, мы сами должны бороться с обманом, ложью. И тот, кто поймет, что то, как мы живем, повлияет на нашу перспективу в вечности, тот начнет бороться не только с коррупцией в министерствах, а с коррупцией внутри себя. Бог уважает свободу каждого из нас, и мы должны научиться уважать свободу другого и не пенять на другого. Рецепт борьбы с коррупцией прост: воплоти в своей жизни то, что ты требуешь от другого.

— Почему в храмах так много ценников? Нет ли противоречия в том, что Иисус изгнал из храма торговцев, а сейчас там торгуют всем — от свечей до таинства венчания?

— У этой медали две стороны. Да, церковь — не магазин по оказанию религиозных услуг, и не нужно превращать ее в православный супермаркет. Священник не должен чувствовать себя владельцем ларька. Это не венчально-погребальный кооператив, церковь — это тело Христово.

Но нужно понимать и то, что церковная община должна каким-то образом существовать. Есть необходимость делать ремонты. И нам надо вернуть понимание того, что забота о храме — дело каждого прихожанина. Такие вопросы не возникают там, где есть здоровая община, которая несет ответственность за храм. Им не нужно вывешивать «прайс-листы», чтобы сделать доброе дело. И есть храмы, в которых нет даже церковной лавки.

Церковь — не магазин по оказанию религиозных услуг, и не нужно превращать ее в православный супермаркет. Священник не должен чувствовать себя владельцем ларька. Это не венчально-погребальный кооператив, церковь — это тело Христово.

— А у священников есть зарплаты, премии?

— Нет. Каждая община живет обособлено, и в этом есть свои плюсы и минусы. Да, более богатые храмы могли бы помогать более бедным. Но плюс в том, что люди фактически заботятся о своем священнике, становятся ближе к нему.

И, кстати, это миф, что батюшки все поголовно ездят на дорогих машинах. Посмотрите на госслужащих — из них единицы коррупционеры и богачи. Большинство – средний уровень. Так же и с духовенством. Большинство священников, особенно сельских, живут натуральным хозяйством, это такой же сельский труд, как и у его прихожан. Я знаю священников, которые берут землю в аренду, продают урожай и на эти деньги строят храм. Время больших пожертвований и меценатов прошло. Но это, наверное, хорошо. Так храмы станут для прихожан более родными, ведь люди вместе будут заботиться о них.

— Почему мир меняется, а церковные уставы нет? И женщинам до сих пор нельзя заходить в храм в джинсах и без платка?

— Это не всегда и не везде. Есть монастыри, куда со своим уставом не ходят. Но есть храмы, и их большинство, где никаких таких проблем не существует. Нигде в Священном писании не сказано, что женщина должна быть в юбке, а мужчина в брюках. Более того, в те времена как раз мужчины носили то, что больше походит на платье, а на женщине были, в том числе, и штанишки.

А говорится в Священном писании о том, чтобы женщина не носила мужскую одежду. Но мы же понимаем, что даже джинсы есть женские. Это проблема уходит постепенно, и вы можете увидеть в храмах девушек в джинсах и без платка.

С другой стороны, есть определенная культура того, в чем мы ходим на стадион, на рок-концерт, в консерваторию, на прием к президенту. Человек должен уважать традицию, чтобы не выглядеть вызывающе, не провоцировать людей, которых это может смутить.