Явка на парламентских выборах в Германии в 2013 году составила 71,5%. С 1996 года в стране работает программа Under 18 (U18) — это имитация выборов для детей. Ее цель — сформировать активную гражданскую позицию у молодежи, научить различать партийные и предвыборные программы кандидатов, критически оценивать их обещания. За неделю до местных выборов в Украине у нас прошла интерпретация немецкой программы — М18. Результаты помогли понять — украинским детям катастрофически не хватает политического образования. К счастью, это можно исправить.

Неделя выборов

В Украине детские выборы прошли в трех городах: Киеве, Запорожье и Ирпене. Участвовало в них 3,6 тысячи детей. Когда в Берлине в 1996 году впервые появилась эта инициатива, в ней приняло участие лишь 40 человек (в 2013 году — почти 200 тысяч детей). Что это дало Германии?

— Хотя бы то, что большинство федеральных земель уже внесли изменение в избирательное законодательство и на местных выборах учитывают голоса детей с 16 лет, — рассказывает Людмила Паращенко, национальный координатор сети M18 в Украине.

Украинскую M18 профинансировало Министерство иностранных дел Германии в рамках проекта «Мы можем больше». Этому же попытались научить детей — они могут больше.

— Для нашей школы все началось с собрания детей 8–11-х классов, — рассказывает Татьяна Панчук, учитель общеобразовательной школы №2 в Ирпене. — Мы спросили у школьников, знают ли они, когда у нас выборы и кто является кандидатами. К сожалению, лишь пять человек были готовы ответить на этот вопрос.

Голосование и его результаты — не самоцель. Задача проекта — научить детей политической грамотности. Школьники становились членами избирательных комиссий: выбирали главу, секретаря, заместителя — все как в «оригинале». Даже давали присягу — не оглашать результаты до обнародования итогов общенациональных выборов. Тогда же столкнулись с главной проблемой — отсутствием предвыборных программ. Стали шутить, что кандидаты выполнили домашнее задание на двойку.

— Я спрашивала всех детей в моем лицее, какова их мотивация для участия, — рассказывает Валентина Нидзельская, заместитель директора Киевского лицея бизнеса. — Оказалось, они хотели узнать, что такое подтасовка, подкуп, титушки, избирательная кампания, технический кандидат. Невозможно в повседневной жизни заставить ребят работать с документами, например прочитать закон «О выборах». Но, уверяют преподаватели, дети загорелись и стали изучать избирательное законодательство.

— На примере Южной Кореи, Польши и других стран объясняли школьникам, как за короткий период они стали передовыми державами, — делится воспоминаниями Ольга Лис, учитель права специализированной школы №85 города Киева. — У всех возник вопрос: почему Украина не может так же?

Проект против пассивности

В Украине зарегистрировано порядка 9 тысяч молодежных организаций. При этом лишь 2% из 13 млн украинцев в возрасте от 14 до 35 лет участвуют в каких-то из них. 

— Причина — общественные организации мало что могут предложить, — объясняет Андрей Колобов, член Всеукраинского союза молодежных и детских общественных организаций «Украинский молодежный форум». — Сейчас они зачастую занимаются поиском ресурсов и живут от проекта к проекту. При этом 10–15% молодежи принимают участие в отдельных мероприятиях, которые сулят какие-то блага, — то есть они активны, но никто не хочет переходить на системную работу в организации.

Причины тут две. Первая — бюджет Министерства молодежи и спорта на подобные инициативы составляет 450 тысяч евро, это в 10 раз меньше, чем выделяет Национальный молодежный совет Германии при таком же количестве молодых людей.

Вторая причина — общая пассивность.

— Понимаете, то, что молодежь настолько пассивна, в том числе на выборах, — это вина не детей, а тех, кто их воспитал, — злится Джонатан Тела, председатель студсовета одного из киевских колледжей. — В результате судьбу страны решают пенсионеры.

Манипуляция сознанием

— Не все немецкие инициативы приемлемы для нас, — размышляет Владимир Божинский, главный специалист департамента общего среднего и дошкольного образования Министерства образования и науки. — МОН не участвовало в M18, потому что нас сразу бы обвинили в ангажированности. Подобные выборы — прямая возможность для политиков создать свой электорат с минимальными вложениями. Старшеклассники 16–17 лет уже через год-другой смогут голосовать. Зарплаты у директоров и учителей низкие, достаточно подкупить нескольких из них в твоем районе, чтобы те расхваливали каких-то кандидатов.

Страх перед подобным исходом оправдан, действенных способов следить за нарушениями пока нет. В Германии за этим активно следят СМИ и родители детей.

Детский голос

Результаты детского голосования во всех трех городах совпали с голосованием родителей — выиграли действующие мэры. Единственное существенное отличие: на всех 17 избирательных участках Киева 2-е место занял Дарт Вейдер.

— После выборов мы спросили у них, почему такой результат. Дети ответили, что это своего рода протест, ведь пункта «ни за кого» уже нет, а сказочный персонаж — хорошая замена, — объясняет Людмила Паращенко. — Также оказалось, что повлияло наличие у Вейдера избирательной программы, которой не было у большинства других кандидатов. Причем она была написана понятным молодому избирателю языком.

Еще бы, кандидат обещал информатизацию общества, свободный Wi-Fi, наличие у каждого ребенка компьютера и т. д.

— По сути, это вообще единственная программа, в которой дети упоминались как значимая часть общества, — продолжает Людмила Паращенко. — Дело в том, что политики вообще не видят молодежь как потенциальный электорат. Это также влияет на низкую явку молодых людей — те не видят интересных себе кандидатов. 

Можно уже говорить о результатах введения гражданского образования в Грузии — там это обязательный школьный предмет с 2007 года. Самыми действенными оказались гражданские клубы. В них собирается молодежь, задание — выявить проблему, которая актуальна для их города или региона,
а затем предложить способы ее решения властям. Особенно полезно это было для горных депрессивных регионов. Клубы помогли людям консолидироваться и решить многие проблемы, не ожидая инициативы от властей. А когда в июне 2015 года в Тбилиси произошло наводнение, самыми активными волонтерами оказалась молодежь из этих клубов.

Свобода — это ответственность

В развитых странах партии имеют свою идеологию и функционируют десятилетиями. Поэтому им выгодно воспитывать под себя электорат. Чтобы это сделать, нужно предложить избирателю больше, чем партия-конкурент. Молодой же человек может анализировать достижения партии за многие годы и приходить к какому-то знаменателю.

В Украине не существует партий, есть политические проекты, которые быстро изживают себя. Они недальновидны — начинают свою предвыборную кампанию не раньше, чем за год до выборов. А для того чтобы воспитать под себя молодого кандидата, нужно иметь идеологию и пропагандировать ее годами. К слову, на выборы M18 не пришел ни один политик, хотя все они получили приглашения от организаторов.

— В итоге директора школ боятся приводить политику в школу, — считает Владислав Шелоков, ответственный секретарь Общественного совета при МОН. — А если молодежь изолирована от политики и не имеет политической культуры, не стоит удивляться, что она голосует за обещания.

— Мы, украинцы, считаем себя свободными. А свобода — это прежде всего ответственность, — говорит Алексей, ученик украинского гуманитарного лицея КНУ им. Т. Шевченко. — Проблема не в том, что у нас много партий, да еще и без предвыборных программ, — это скорее следствие. А в том, что политики много обещают, мало выполняют, но люди голосуют за них повторно. Все просто: в развитом обществе граждане не поддерживают второй раз ту политическую силу, которая не выполнила своих обещаний. Я участвовал в выборах и считаю, что у нас молодежь уже с детства нужно учить делать выбор и отвечать за него. Только тогда мы сможем повлиять на будущее Украины.