ольга чернцова, евгения иванова

Под куполом:
дневник марсиан

Шесть добровольцев целый год прожили в условиях колонии на Красной планете. И рассказали, как это было
Недавно завершился грандиозный эксперимент, в рамках которого шестеро молодых ученых целый год жили под куполом на вершине потухшего вулкана Мауна Лоа на Гавайских островах. Местность там очень похожа на марсианскую, и это не случайно. Участники эксперимента имитировали жизнь в условиях колонии на Красной планете. Это поможет ученым НАСА подготовиться к возможной миссии на Марс и понять – как длительная изоляции влияет на людей.
В этом куполе на фоне марсианского пейзажа шестеро добровольцев прожили целый год
12 месяцев французский астробиолог, немецкий физик и четыре американца (пилот, архитектор, журналист и агроном) провели в специально построенном куполе (11 метров в диаметре и 6 метров в высоту). У каждого участника была собственная крошечная комната, умещавшая лишь небольшую кровать, стол и стул. Так что побыть в одиночестве «марсианам» было проблематично. Питались консервами и выращенной на станции едой. Электроэнергию получали от солнечных батарей, а общение с организаторами миссии происходило с задержкой на 20 минут, как это было бы при связи с Марсом. Иногда, правда, молодые люди покидали свою «коммуналку» и выходили на улицу, но перед этим должны были обязательно облачиться в скафандры. Кроме того, они проводили на станции различные научные эксперименты, а также – добывали воду и выращивали растения. В общем, испытали на своей шкуре практически все, с чем столкнулся Марк Уотни, главный герой нашумевшего фильма «Марсианин».

Это уже четвертый эксперимент Гавайского университета при поддержке НАСА и обошелся он в $1,2 млн. До этого две аналогичные миссии длились по 4 месяца, а предпоследняя – 8. «Репортер» собрал впечатления людей, которые 365 дней провели без своих родных, без свежего воздуха, нормальной еды и возможности уединиться.
Экипаж «астронавтов»
Кармел Джонстон (США)
командир экипажа, почвовед
Кристиан Хайнике (ФРГ)
кандидат технических наук, главный научный сотрудник, физик и инженер
Анджей Стюард (США)
аэрокосмический инженер
Тристан Бесингвейт (США)
архитектор
Шейна Гиффорд (США)
доктор медицинских наук,
врач, журналист
Сиприен Версо (Франция)
биолог, астробиолог
День за днем

Сиприен Версо
31 августа 2015 г.

«Что бы вы сделали, прежде чем покинуть Землю на год? Я часто спрашивал себя об этом. Так вот, мне пришлось оставить свою квартиру в Риме, вернуться в Париж на машине, послать лабораторное оборудование в купол, встретиться со СМИ, заполнить килограммы документов различных администраций США, Франции и Италии, чтобы убедиться, что у меня будет все, что нужно, в течение года. В общем было много задач, которые занимали мой ум. Потом был мой последний день в лаборатории, моя последняя шутка на итальянском языке, моя последняя прогулка по улицам Парижа, последний прием пищи с моей семьей, последние минуты с друзьями, последний телефонный звонок к тому, кто много значит для меня...

Я не буду напрямую контактировать с моей семьей или друзьями. Не будет никакой возможности даже взять в руки телефон. Когда я вернусь, все изменится. Некоторые из моих знакомых будут женаты, другие — начнут свою карьеру, а округлые животы будут преобразованы в первых детей.

Год, который я собираюсь прожить, будет... особенным. Я буду работать как ученый над очень важной целью. И я сделаю это в окружении замечательных людей и в таких условиях, в которых я никогда не был раньше. Я не ожидаю катастрофы, так как мы все были тщательно отобраны и обладаем предполагаемой способностью переносить такие ситуации. Но мы не знаем, как можем меняться с течением времени.

Надеюсь на очень любопытные результаты, которые выйдут из наших научно-исследовательских проектов. Тех, что мы сами будем разрабатывать, и тех, в которых мы будем играть скромную роль морской свинки».

Тристан Бесингвейт
2 сентября 2015 г.

«Мне приснился первый сон в куполе. Я болтаю в кафе с моими приятелями, ни одного из которых я не знаю. Но по какой-то причине каждый хочет, чтобы я спел песню на сцене. Ведь мэр интересуется организацией гигантского благотворительного концерта, чтобы победить масштабную армию, или что-то еще, что может напасть на город. Честно говоря, я понятия не имею, как мы собираемся это сделать! Мы все обсуждаем это в комнате большого отеля, пытаясь выяснить, что, черт возьми, мы будем делать, когда слышим стук в дверь. Заходит Элтон Джон, мы вместе пьем пиво, он дает советы, и я просыпаюсь. Предполагаю, что Элтон решил занять мое место солиста группы, иначе миллионы могут умереть».

Анджей Стюард
3 сентября 2015 г.

«Перед выходом из капсулы мы имитировали цикл разгерметизации в шлюзовой камере, которую нужно преодолеть прежде, чем попасть в марсианскую атмосферу. Это занимает пять долгих минут.

Я открыл люк воздушного шлюза... Пот стекал с моего лба, и моя лицевая панель запотела. Что за чертовщина? Похоже, кто-то устроил здесь вечеринку и не убрал после себя. Мы наткнулись на тайник пивных банок и прочего мусора, небрежно скрытого под нашими резервуарами для воды. Это немного разочаровало. Это послужило напоминанием, что мы до сих пор на Земле.

Я двинулся дальше и продолжил свою работу, проверил солнечные батареи и резервный генератор. Несколько минут ушло на то, чтобы открыть дверь шлюза, сложить инструменты и мусор, а затем пришло время закрыть дверь и снова запечатать мир позади нас.

Это тяжелая работа... пытаться сноровисто справиться с инструментами через толстые перчатки, общаться со своими товарищами по команде и ходить по пересеченной местности с ограниченным обзором из лицевой панели. Но это интересно. Ведь реальные космонавты должны будут на Марсе иметь возможность выйти из капсулы и размять ноги».
Фото: hiseasandrzej.wordpress.com

Шейна Гиффорд
13 сентября 2015 г.

«Это сообщение должно быть под названием сумасшедшее уважение. Уважение к кому, спросите вы? К космонавтам, ученым, которые зимуют в Антарктиде, к тем, кто живет в изоляции на борту подводных лодок и кораблей?

За последние две недели (две недели уже!) у меня сформировалось
огромное уважение к людям из слаборазвитых стран, которые живут семьями из шести или более человек и сами готовят себе еду. Я не знаю, как кто-то делает это в течение нескольких недель, месяцев, лет подряд.

Я не шучу. Ведь пока я не была брошена на вершине вулкана с пятью другими людьми, которые любят есть хлеб, пить молоко и оставлять грязную посуду в течение всего дня, я не имела ни малейшего представления о том, как вручную прокормить и напоить такое количество людей. Как я пропустил это? В средней школе, я жил в общежитии с 12 другими людьми, в том числе двумя 18-летними японскими футболистами, которые по отдельности потребляли лазанью, буханку хлеба, чеснока и зеленого салата размером с 6-месячного ребенка на ужин каждый день. В колледже я жила в кооперативе с 40 другими аналогичными талантливыми потребителями продуктов питания и производителей домашнего хаоса. В аспирантуре я имела все время как минимум троих соседей по комнате, большинство из которых были европейцами и их рацион на 99% состоял из хлеба, вина и оливкового масла.

Сейчас я сама пеку по буханке хлеба в день, вручную. Я знаю, что группа из шести ученых будет есть столько же, сколько и мои соседи по комнате в средней школе и колледже. Разница лишь в том, что здесь все, что вы хотите положить в рот, вы должны приготовить. И у меня безумное уважение к людям, которые делают это каждый день своей жизни».

Кристиан Хайнике
2 октября 2015 г.

«НАСА объявило, что найдены новые доказательства жидкой воды на Марсе. Почти одновременно мы добыли воду. 317 мл, если быть точным.

Экспериментальное строение несколько напоминает теплицу. Она стоит на земле и собирает воду, которая под воздействием солнца испаряется из почвы — принцип, который работает на Марсе! Возле нашего места обитания на поверхности лавы 1-4 процента воды, а основные слои содержат около 10%. Такое же количество воды в марсианской почве. Для сравнения, нормальная почва с растительностью состоит из воды на четверть.

317 мл удалось собрать за пять дней. Это не так много, тем не менее, эти пять дней были в основном облачными. Два следующих солнечных дня помогли собрать 210 мл в бутылку. Теперь я могу заняться решением реальных вопросов: какой дизайн палатки лучше всего подходит для извлечения воды из почвы, какие места лучше всего подходят, сколько воды вы можете получить в солнечный день и сколько в пасмурный, стоит ли «парнику» как можно чаще двигаться или вы можете позволить ему стоять в течение некоторого времени в одном месте? Мы даже использовали воду для полива наших растений».

Анджей Стюард
3 сентября 2015 г.

«Каждая планета имеет различную длину дня и года. Как же первые космонавты, живущие на Марсе, сохранят время? Я не могу сказать точно, но я думаю, они будут придерживаться какого-то местного времени, а в 12.00 у них будет ланч».

Кармел Джонстон
25 октября 2015 г.

«Большую часть времени в куполе шумно от голосов, шагов, звона горшков, звука беговой дорожки, стука стульев и жужжания приборов. Лишь изредка здесь тихо, как правило, когда все спят, или когда четыре члена команды
вышли из купола. Раньше, пока мы не были заперты, я никогда не замечала, как много люди производят шума. Каждый разговор, шаги на лестнице встряхивают все здание. В некотором смысле это здорово, когда у вас всегда есть с кем поговорить, поиграть или посмотреть фильм. Другое дело, когда вы слышите одну и ту же фразу уже три раза. И если вы пытаетесь сконцентрироваться, то это очень отвлекает. Я нашла три места, где можно побыть в тишине и покое. Это биолаборатория, потому что у нее есть дверь, которая закрывается. Это ванная комната. И спальня – лучшее место для покоя».

Кристиан Хайнике
16 ноября 2015 г.

«Два месяца я ждала этого дня. В 40 горшочков мы посадили редиску и разместили их на верхней полке в лаборатории биологии. И наблюдали за ростом растений, просто становясь на стульчик. Сегодня весь экипаж во время застолья оценил плоды своего труда. Каждую маленькую редиску раскусывали на более мелкие куски, чтобы как можно дольше насладиться вкусом.

У нас есть целый сад. Но большинство растений — травы, или же они настолько малы, что едва ли ими наешься. Помимо трав, конечно, есть помидоры, фасоль, перец чили и быстро растущий горох».

Кармел Джонстон
6 декабря 2015 г.

«100 дней — и мы все стали немного чокнутыми. Назови 10 лишних предметов».

Кристиан Хайнике
20 декабря 2015 г.

«Считаем ли мы жизнь на станции реальной? Не совсем. В отличие от Марса, мы видим почти каждый день облака. Мы вдыхаем воздух вокруг нас, хотя и косвенно. Если наш скафандр протекает, мы не в опасности. В случае необходимости неотложной медицинской помощи, врач (в хорошую погоду) эвакуирует нас в течение нескольких часов. Трудно спутать наш дом с домом на планете Марс, особенно в те дни, когда ветер дует над хребтом и колеблет стены нашей обители. Или когда мы засыпаем под звуки ревущего дождя».
Фото: scilogs.spektrum.de

Кармел Джонстон
25 декабря 2015 г.

«Счастливых праздников от купола на Гавайях»
Фото: twitter.com/_CarmelJohnston

Кармел Джонстон
13 января 2016 г.

«Лазить по лавовым туннелям було супервесело!»
Фото: twitter.com/_CarmelJohnston

Тристан Бесингвейт
14 февраля 2016 г.

«Мои ботинки... не пережили путешествие. Вы можете уйти в отставку»
Фото: twitter.com/DesignOnMars

Тристан Бесингвейт
18 февраля 2016 г.

«Чтобы справиться с мухами, поедающими мою рассаду, я смешал кофейные зерна, кайенский перец и чеснок с почвой. Скрестил пальцы».

Тристан Бесингвейт
22 февраля 2016 г.

«Это правильно, я приготовил капкейк-пиццу с летним соусом и шампиньонами. Космическая еда рулит!»
Фото: twitter.com/DesignOnMars

Кармел Джонстон
2 марта 2016 г.

«Очень соскучилась по семье. Представляю, как прикольно будет купаться в океане, пробежаться, почувствовать ветер. И пройтись по прямой дольше 7 метров. Эти простые вещи под куполом кажутся удивительными».

Кристиан Хайнике
22 марта 2016 г.

«Три маленьких горошины. Не лучшие, но, безусловно, самые вкусные за всю мою жизнь».
Фото: twitter.com/mars_christiane

Сиприен Версо
5 апреля 2016 г.

«Я делал блинчики. Как обычно – мука, вода, яйцо». Когда это было? Неделю, месяц, два назад? Что я делал в тот день? Я помню свои шорты, запачканные мукой. Значит, это было в среду, а Кристиан сделала снимок. Снаружи купола мне легко расположить события хронологически. Здесь воспоминания сливаются воедино, временные периоды становятся туманными. Расставить во времени прочитанную книгу, спор, шутку, эксперимент трудно. Может, дело в отсутствии солнечного света? В моей спальне без окон трудно было бы следить за временем без часов. Думаю, дело в отсутствии изменений. Все время с теми же людьми или внутри купола, или на лавовых полях вокруг. Несмотря на усилия членов экипажа, наша пища всегда имеет этот типичный соленый вкус продуктов долгого хранения.

События в самом начале вспоминаются в высоком разрешении. Могу видеть пейзаж из окон вездехода. Или как экипажи СМИ пытаются получить у нас броские ответы, когда нам хочется просто насладиться последними моментами на свежем воздухе. И единственный ответ, который я могу выдавить: «Мы здесь». Помню шум и суету непосредственно перед входом в купол – и как дверь внезапно закрылась, и наступило молчание. И взгляд на людей и предметы, которые станут очень родными.

А дальше – сегменты воспоминаний. Смеемся над шуткой, каждый добавляя что-то свое. Или исследуем лавовые туннели в первый раз, зажигая
светильники, чтобы выявить породы с сюрреалистическими цветами и формами… Теракты в Париже, попытка убийства моей бабушки – и все, что я смог сделать – это отправить сообщение на электронную почту. Другие картинки приходят на ум: первый раз, когда одел костюм, самое сильное в моей жизни землетрясение, споры, моменты поддержки и нежности, ночная экспедиция под невероятным количеством звезд».
Фото: walking-on-red-dust.com

Кристиан Хайнике
6 апреля 2016 г.

«Доставочный день. Еще одна коробка – и мы начнем использовать наши спальни как склад. Чипсов не касается!»
twitter.com/mars_christiane

Кристиан Хайнике
1 мая 2016 г.

«Играюсь в биолаборатории. Делаю грунт, похожий на марсианский, для неких экспериментов».
Фото: twitter.com/mars_christiane

Кармел Джонстон
3 мая 2016 г.

«Ночь суши! Спам мусуби, роллы с пряными тунцом и лососем, курица и брокколи в кляре, и свежая трава».
Фото: twitter.com/_CarmelJohnston

Кристиан Хайнике
20 мая 2016 г.

«Начало 100 дней до конца подкупольной жизни празднуем на мосту из лавы».
Фото: twitter.com/mars_christiane

Кристиан Хайнике
10 июня 2016 г.

«Готовка на Марсе: здесь не нужно ничего мыть или резать, потому что все приходит в маленьких, замороженных кубиках».
Фото: twitter.com/mars_christiane

Тристан Бесингвейт
24 июня 2016 г.

«Маленькая фотка к нашему 300-му дню миссии. Еда была довольно хорошая, учитывая наше положение. Мы сделали все, что могли, с какими-то одеялами, чтобы выглядеть как спартанцы. Одно бы из них носил и я, но кто-то убил меня лыжной палкой. Осталось 65 дней до выхода!»
Фото: artchitecturefrommars.wordpress.com

Шейна Гиффорд
15 июля 2016 г.

«За ужином мы спорили о почве. Почва, радиация, лавовые потоки, орбитальные траектории – это обычные темы для разговора во время обеда, будь-то кафетерий НАСА или Космической научной лаборатории. Но сегодня, вместо того, чтобы «насыщаться» идеями, мы спросили своего французского друга Сиприена, получал ли он новости от своих близких сегодня. «Там ночь сейчас, так что, скорее всего, утром». И не говоря больше ни слова, отвернулся к монитору, надеясь на новую информацию о Ницце. Что тут скажешь в такие моменты? Мы убрали стол после ужина и вернулись к работе. Один из нас решает задачу по геологии, два – пытаются отремонтировать программное обеспечение. А последний из нашей команды надеется, что люди, которых он знает, живы и невредимы. Нам всем ужасно грустно за его страну и планету, которую мы называем домом».

Кармел Джонстон
1 августа 2016 г.

«Поздравления Тристану по поводу окончания его первого марафона — он стал третьим членом нашего Марсианского марафон-клуба».
Фото: twitter.com/_CarmelJohnston

Шейна Гиффорд
11 августа 2016 г.

«16 дней до того, как многое начнет меняться вокруг: цвета, формы, достопримечательности, звуки, появятся свежие продукты и старые друзья. Пока все неизменно. Яйцо. Апельсин. Авокадо. Сейчас эти объекты существуют только в двух измерениях – картинки и далекие воспоминания. Чем ближе мы к Земле, тем ярче они становятся. В течение нескольких месяцев после миссии впервые я начала видеть сны наяву – яркие моменты, будто стою где-то на земле. Другие члены экипажа описывают то же. Наш нейробиолог пытается компенсировать нам недостаток впечатлений. Здесь один вид: белый купол, серый пол, красная лава и синее небо. Растения растут очень красиво, но медленно. Если собираем урожай гороха или капусты – это целое событие. Мы установили белые полки в кухне, несколько человек начали использовать желтые костюмы. Это все изменения».

Тристан Бесингвейт
11 августа 2016 г.

«Иногда, когда ему приснится плохой сон, Сиприен прячется под стол со своим плюшевым хорьком. Он сумасшедший, вы знаете».
Фото: twitter.com/DesignOnMars

Тристан Бесингвейт
28 августа 2016 г.

«Осталось 63 минуты до конца миссии, слышно шум полчища людей вокруг купола. Не могу даже позавтракать, потому что огромный шведский стол ждет снаружи. Вы не можете убить аппетит к свежим продуктам разведенным в воде молоком и другой мумифицированной пищей. Может быть, когда откроют выход и все отвлекутся, я смогу просто пробежаться с горы вниз? Заманчиво, но уверен – у них есть разведчики на дороге! Готовлюсь к выходу на Землю! Я получу свежие продукты, кофе, увижу свою семью, через 5 дней сяду в самолет, вернусь в Оаху, чтобы начать учебу и искать работу. Если я подхватил какие-то марсианские болезни – готовьтесь к чуме! Черт, черт, черт!»
И еще немного фото с «Марса»
Читайте также на «Репортере»