Первый век танков
В день столетия одного из военных символов
XX века мы вспомнили историю первого танка и посмотрели
на 14 самых сенсационных боевых машин в истории
15 сентября 1916 года военная история человечества навсегда изменилась. В сражении на реке Сомма британцы впервые применили боевые бронированные машины на гусеничном ходу. Похожие на огромные жестяные банки, они впоследствии получили название танки (от английского tank — «цистерна, бак»). Характерно, что в русском языке для них первоначально нашлось похожее название — «лоханки». В итоге, однако, прижилась калька с английского. Сегодня, в день столетия танков, мы вспомнили историю первого танка «Марк I» и посмотрели на самых сенсационных представителей этого боевого семейства.
В конце 1915 года не существовало тракторного шасси, способного таскать по бездорожью огромную броневую коробку, как того требовали военные.
Так конструкторы пришли к доселе невиданной ромбовидной конструкции танковой ходовой части
Самый ответственный момент танковой предыстории наступил вечером
2 февраля 1916 года, когда принципиально новая боевая машина должна была показать себя на испытательном полигоне. В этот момент «танком» ее называли только в официальных бумагах, а в кругу создателей чаще звучали прозвища «Большой Вилли» или «Мать».

Форма машины не была похожа ни на одно механическое транспортное средство из существовавших ранее. Это была бронированная коробка, опоясанная по периметру крупнозвенчатыми гусеницами. Передние катки были подняты над землёй и вынесены вперед, так что при взгляде сбоку «Большой Вилли» напоминал громадный ромб. Казалось бы — очень странная конструкция. Но испытания показали совсем другое.

Согласно плану, «Большому Вилли» предстояло с места преодолеть препятствие высотой 1,37 метра и разрез шириной полтора метра. После этого, пройдя на полной скорости 100 ярдов (91,44 метра), машина должна была занять место в подготовленном окопе-капонире, выехать из него и двигаться дальше, круша проволочные заграждения и пересекая обширные воронки. Напоследок танк планировали обкатать на склонах и в топких местах.
Танк «Большой Вилли» (Big Willie) на испытаниях в Хэтфилде 2 февраля 1916 года.

Очевидцы были в восторге от вроде бы неуклюжей машины. Британский министр снабжения Ллойд-Джордж вспоминал: «Она легко двигалась через плотные заграждения, перелезала по глубокой грязи и через окопы… Напоминавшее слона чудовище прорывалось через кустарники, втаптывало молодые деревья в землю и оставляло после себя широкий след разрушений». Канцлер казначейства Реджинальд Маккена назвал танк лучшей инвестицией из возможных и гарантировал, что если военные одобрят проект, то Британия обеспечит ему неограниченный бюджет.
Когда у ходовой части старшего родственника первого «ромба» — «Машины
№1 Линкольн» — обнаружились конструктивные недостатки, изобретатели смогли быстро ее улучшить. Увы, это была только полумера. Прототип по-прежнему не мог ни проехать по склону крутизной до 27°, ни преодолеть ров шириной 2,4 метра, ни «перелезть» через стену высотой 1,37 метра. А военные были категоричны в этих требованиях, потому что точно знали, с чем новая машина столкнется на фронте.

В номере отеля «Уайт Харт» (White Heart) отцы-разработчики устроили мозговой штурм в поиске выхода из очередного технологического тупика. Найденное решение выглядело столь же абсурдным, сколь и многообещающим: отказаться от тракторного шасси, а вместо этого прикрепить по бокам коробчатого корпуса здоровенные бронированные рамы в форме параллелограмма и пустить гусеницы по их периметру. При этом направляющие катки оказывались выше доброй половины возможных препятствий. Идея казалась неуклюжей, но Суинтон был готов пойти на риск.

Вопрос размещения вооружения решили полностью в духе концепции «сухопутных кораблей». Вращающаяся башня на крыше увеличивала и без того крупный силуэт танка, а вдобавок — смещала центр тяжести корпуса. Поэтому от нее отказались, заменив на бортовые спонсоны — выступающие казематы. Похожими оснащались корабли-броненосцы того времени. У пушек в спонсонах получались вполне приемлемые углы наведения.

В конце сентября 1915 года компоновку нового прототипа утвердили, а вскоре был готов и деревянный макет. Работа над «Большим Вилли» началась параллельно с улучшением «Маленького» (доработанной «Машины №1 Линкольна»). Режим конспирации соблюдался неукоснительно, и не только в деловой переписке. Легенду о том, что «танки» собираются отправлять в Россию, подкрепили надписями на кириллице поверх собранных корпусов. Правда, знатоков русского языка среди тех, кто работал над танками, не было, так что случались курьезы. Один неизвестный фотограф, например, запечатлел машину с надписью: «ОСТОРОЖНО ПЕТРОГРАА Ь».
Один из первых танков Mark I в ходе погрузки на железнодорожную платформу. Спонсоны демонтированы, на борту — надпись на кириллице «ОСТОРОЖНО ПЕТРОГРАА Ь», нанесенная в целях дезинформации
После ошеломительного успеха на испытаниях в Хэтфилде новинку продемонстрировали королю Георгу V. Вскоре первый в истории танк приняли на вооружение уже под официальным наименованием Mark I и запустили его серийное производство. Первоначальный заказ включал 100 единиц.

В апреле 1916 года Суинтон выдвинул предложение выпустить половину заказанных танков с исключительно пулеметным вооружением. Это отвечало первоначальной концепции танка как истребителя пулеметов и средства для «зачистки» окопов. Орудие и вправду хуже справлялось с живой силой, как сидящей в траншеях, так и нападающей на другие машины. Переход на пулеметы также позволял существенно ускорить производство танков. Так
Mark I разделился на пушечно-пулеметных «самцов» (Male) и пулеметных «самок» (Female).

Внезапно заартачилось британское Управление вооружений, которое заявило, что не будет снабжать артиллерией «сомнительные новинки». На помощь, уже в который раз, пришло Адмиралтейство: в спонсонах танков-«самцов» производители установили морские 6-фунтовые (57-мм) пушки. Теоретически они могли выпускать 15–20 снарядов в минуту на дистанцию 1,8 км, но реальный темп и расстояние стрельбы оказались существенно ниже из-за неудобной конструкции орудийной установки. Шутка ли — наводчику приходилось работать, стоя на коленях.

«Самцы» несли смешанное вооружение, так что кроме пушки Mark I Male оснащался тремя-четырьмя пулеметами «Гочкисс». «Самки» кроме «Гочкиссов» несли в каждом спонсоне по два громоздких 7,7-мм «Виккерса». С удобством работы у пулеметчиков дела обстояли так же скверно, как и у «пушкарей». К примеру, выбраться из спонсона стрелок мог, только пятясь ползком и боком. В случае пожара в танке он был обречен.

Танк Mark I, уже принятый на вооружение, на учениях в Элведене, графство Саффолк, 1916 год. Сверху на корпусе — противогранатная сетка
Экипаж первого танка страдал в полном составе. Управляли машиной четыре человека: командир, водитель и два помощника, каждый из которых трудился на отдельной бортовой коробке передач. Из-за грохота внутри стальной коробки докричаться друг до друга было нереально. Водителю приходилось колотить рукой или молотком по капоту, чтобы обратить на себя внимание, а потом показывать на пальцах номер передачи.

Острых ощущений добавляло то, что по обеим сторонам боевой рубки располагались два бака с топливом — по 114 литров в каждом. Немудрено, что под рукой всегда были огнетушители. Горючее поступало в карбюратор двигателя самотеком. Стоило танку накрениться, как экипаж хватался за стеклотару и начинал переливать горючее из бака в двигатель. Внутри танка температура могла превышать 60 градусов, а из-за отсутствия рессор трясло так, что люди, покинув машину, зачастую некоторое время не могли нормально ходить.

Финальный штрих: выхлопные трубы 105-сильного двигателя конструкторы вывели на крышу. Они были лишены глушителей, отчего нещадно коптили и извергали искры, демаскируя танк и подпаливая брезент.

Несмотря на это, первый танк для своего времени оставался чудом техники. Суинтон, гордясь своим детищем, сформулировал основные принципы его применения. Танки следовало бросать в бой, только когда в распоряжении полководца их достаточно много. Атаковать ими нужно было внезапно, ошеломляя врага, без артиллерийской подготовки. И, наконец, пусть гусеницы и превосходили колёса по проходимости, это не значило, что танку по зубам любой ландшафт.

Не все заветы Суинтона оказались соблюдены, но через пять месяцев под панический возглас «Дьявол идет!», прозвучавший из немецких окопов, британские «ромбы» пошли в свой первый бой.
Несмотря на все свои недостатки, именно «Марк I» вошел в историю как первый в мире танк.
Его могучие гусеницы проложили дорогу для многих поколений легендарных боевых машин
и предопределили развитие инженерной мысли
на многие десятилетия вперед
14 самых известных танков
Арт-директор: Татьяна Давиденко
Инфографика: Алексей Левченко
Автор: Евгений Ясенов
Источник: Wargaming.net
Читайте также на «Репортере»