Сила правды

Как студенты учатся бороться за свои права
Текст: Наталия Судакова
Фотография: Дмитрий Липавский/UkraFoto
В мире есть множество проектов Watchdog, дословно — «сторожевая собака». Их основная функция — независимый мониторинг. Когда правоохранительные органы и суды не действуют, эти инициативы бьют в самое болезненное место — по репутации нарушителей закона. В Украине подобные инициативы работают в сфере политики, например движение «Чесно» следит за «кнопкодавами», а «Слово і діло» считает обещания, которые дал, но не выполнил депутат. Теперь к ним присоединился проект Profrights — сайт, на котором преподаватели и студенты сообщают о нарушениях в своем вузе. Есть ли у него перспектива, разбирался наш корреспондент
ЭВРИКА!
— Просто мы решили, что нужно выводить вузы из зоны комфорта. Украина дошла до стадии, когда единственным инструментом влияния на государственные органы является их репутация. В том числе из-за помешанности на репутации у нас сломаны все политические институты — политики не могут говорить правду, потому что за нее не голосуют, всем необходим популизм, — объясняет Егор Стадный, исполнительный директор аналитического центра CEDOS.
В свое время для всех национальных университетов Украины центр подготовил индивидуальные рекомендации: как сделать их более открытыми и как научиться публиковать отчеты, чтобы находить доноров и получать лучших студентов. Это так называемый образовательный аудит, высокооплачиваемый в Европе и США. В Украине же, признается Стадный, возглавляемая им организация занимается этим шесть лет на донорские деньги.
Дело тут и в общей инертности вузов, и отчасти в законодательстве. Например, можно сколько угодно изобличать нечистых на руку преподавателей и передавать их данные в соответствующие государственные структуры. Но, скажем, Министерство образования и науки Украины не имеет полномочий бороться с коррупцией в вузах и «стоять» над каждым из них, а для правоохранительных органов нарушения в учебных заведениях находятся на последнем месте в порядке приоритетности — это признают даже в министерстве. Масла в огонь подливает отсутствие верховенства права. Это наглядно прослеживается на примере суда над ректором Львовской финансовой академии Петром Буряком, который брал с преподавателей $2 тысячи за трудоустройство. Буряк в суде получил штраф, по размеру меньший, чем размер взятки с одного трудоустроенного преподавателя, так как суд учел его звания и ордена.
Из-за инертности вышеперечисленных институтов летом 2013 года Егор Стадный написал концепцию проекта Profrights. Реализовать его удалось лишь сейчас — долго искали финансирование. За первый день деятельности сайта в базу добавили более 200 нарушений. Каждое из них проходит верификацию: сначала юрист оценивает, произошло ли правонарушение, потом связываются с автором, который должен предоставить запрашиваемые доказательства. Все это можно сделать анонимно.
«Преподаватель продала мне дипломную работу, которую перед этим написала другая студентка у другой преподавательницы, которая, по иронии судьбы, стала моим научным руководителем. Во-первых, меня все равно заставили заплатить, во-вторых, за взятку я еще и не получил „нормальной" дипломной работы. Вся комиссия, перед которой я защищался, все прекрасно знала и понимала»
ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ
— Чтобы подобная инициатива сработала, она должна пользоваться уважением и доверием в обществе, — объясняет координатор движения «Чесно» Андрей Круглашов.
Представители аналогичных Profrights проектов уверены, что доверия можно добиться двумя способами: во-первых, проект должен иметь независимое и прозрачное финансирование, во-вторых, публикуемая в его рамках информация должна проходить тщательную проверку.
Как активисты ее проверяют? Например, если человек пишет, что ему нечестно поставили оценку, его просят предоставить копию зачетки (имя можно зарисовать), чтобы просмотреть успеваемость. Или предоставить копию работы, которая была оценена несправедливо, — ее заново оценивает независимый преподаватель.
Недавно в Profrights обратился студент из Запорожья. Преподаватель не засчитал его практику, из-за чего молодого человека отчислили. Практику он проходил на заводе «Запорожсталь» и получил оценку «отлично» у своего куратора. Оказалось, у студента был конфликт с преподавателем, что и послужило причиной незачета. Когда другой профессор из Запорожья прочел отчет, он уверил, что нет оснований его не засчитать. А сам преподаватель известен конфликтностью и замешан в скандалах, связанных с плагиатом, поэтому инициатива стала на сторону студента.
Конечно, есть риск, что кто-то может лишиться работы или образования, если дело дойдет до публичных разбирательств. Но авторы жалоб должны это осознавать, к тому же активисты Profrights уверяют, что, если дойдет до гонений, они будут обращаться в администрацию вуза и разворачивать информационную кампанию. Но люди все равно боятся — пишут с одноразовых мейлов, отказываются предоставлять доказательства. Такие сообщения остаются вне базы.
«Я застала декана с женой во время секса в деканате, и теперь его жена преследует меня и угрожает не засчитать сессию»
КАК ЗАЩИТИТЬ СВОИ ПРАВА
В базе сайта попадаются очень конкретные сообщения, с прейскурантами: кому и сколько нужно заносить перед сессией. Есть информация о студентах, чьи родители работают преподавателями, а сами они выступают посредниками, за деньги договаривающимися об оценках для группы. Еще, отмечает Стадный, на сайте появляется все больше жалоб на нарушения в общежитиях: взятки за поселение, антисанитария.
Все эти жалобы объединяет то, что подающие их студенты не знают, как могут защитить свои права в каждом конкретном случае. Это и стало одной из главных задач сайта. Целые его разделы посвящены тому, как правильно составить жалобу, в какие органы ее подавать и на какие пункты законодательства ссылаться. К сожалению, обратная сторона медали в том, что часто люди заканчивают жалобу чем-то вроде: «Решите мою проблему!»
Просто студенты привыкли, что за них все решает государственный орган. В Польше, чтобы изменить такой подход, государственные органы уделяют гораздо больше внимания подобному обучению и открывают свои образовательные страницы. К примеру, Центральное антикоррупционное бюро создало веб-портал и электронную обучающую программу (на польском и английском языках) о том, что такое коррупция и как с ней бороться. Воспользовались ею более 21 тысячи человек. А на сайте Центрального статистического бюро Польши есть специальный раздел, разъясняющий, как и зачем пользоваться статистикой.
— В будущем мы хотим выбрать два самых показательных дела, довести их до суда и помочь истцам выиграть их. Это было бы образцом для остальных. Нужно возродить веру, что свои права можно защитить, ведь преподаватели очень деморализованы — они уже стали частью системы, — делится планами Егор Стадный.
«В конкурсе на вакансию преподавателя было два претендента. Я — со степенью и солидными научными достижениями по специализации кафедры. И конкурентка — без
степени, с меньшим стажем работы и с научными наработками в другой специальности. Университет избрал на должность претендента объективно слабее. Мне же в личном общении объяснили просто: „У нее влиятельный отец, нам такие контакты нужны!"»
ВОДА КАМЕНЬ ТОЧИТ
— В новом составе ВР приблизительно на 15–20% увеличилось количество депутатов, коммуницирующих с нами. Они присылают информацию о выполнении тех или иных обещаний, отчитываются, — рассказывает о результатах деятельности инициативы «Слово і діло» Евгений Заика. — Более того, в первом правительстве Арсения Яценюка нам даже звонили из его приемной, чтобы узнать, почему у премьера такой-то рейтинг ответственности, а у вице-премьера Владимира Гройсмана выше.
Как отмечает эксперт, минимум четыре мэра областных центров не были переизбраны на местных выборах, в том числе благодаря информации, которую предоставляла инициатива. Это касается градоначальников, которые не выполнили более половины своих обещаний. И, наоборот, там, где количество выполненных обещаний было высоким, мэров переизбрали.
Словом, организации, занимающиеся независимым мониторингом, могут оказаться вполне действенными инструментами. Это подтверждает и международный опыт.
Например, в 2009 году два студента американского Университета Вандербильта запустили сайт «Прозрачность юридических школ», который собирает детальные данные о трудоустройстве выпускников и результаты вступительных кампаний. Этот проект помогает абитуриентам выбрать достойное учебное заведение. Сведения американских учебных заведений о трудоустройстве своих выпускников часто необъективны, например в них учитывают даже тех, кто нашел работу по другой специальности. Кроме того, школы и вузы публикуют недостоверную информацию о своих учебных программах. Это стало причиной создания «Прозрачности».
Есть результативные инициативы и в Европе. В Германии степень доктора не только считается преимуществом при трудоустройстве — официальное обращение «доктор» можно указывать в документах, подтверждающих личность. Как результат, на этом поприще трудятся платные консультанты, которые пишут диссертации за деньги. Или переписывают существующие: и здесь часты случаи плагиата. После того как в диссертации министра обороны Германии Карла-Теодора цу Гуттенберга обнаружили плагиат, активисты запустили проект VroniPlag, который на протяжении нескольких лет выявил плагиат в диссертациях 140 известных политиков, актеров и гражданских деятелей. Большинство из них лишилось степени.
В 2007 году опрос, проведенный в Румынии, показал, что 31% студентов считают комендантов общежитий самыми коррумпированными работниками университетов. Тогда в городе Тимишоара группа активистов запустила сайт и горячую линию для сбора сообщений о коррупции в общежитиях. Собранную информацию передавали администрациям вузов и публиковали в СМИ. Вузы отреагировали: стали выкладывать на сайтах списки жильцов общежития, тех, кто находится в очереди на поселение, и их успеваемость. Инициатива стала столь успешной, что уже в 2009 году начала работать по всей стране.
Результаты Profrights скромнее — на предоставленную проектом информацию пока отреагировало лишь пять университетов, причем на жалобы, касавшиеся легких нарушений. Помимо этого, на основе данных проекта МОН готовит выговоры некоторым университетам.
К следующей вступительной кампании организация собирается в три раза увеличить количество жалоб и подготовить для абитуриентов и их родителей инфографику о нарушениях в высших учебных заведениях. Это будет действенно, как никогда, ведь новый закон «О высшем образовании» меняет систему поступления в университет. Вуз, в котором больше всего студентов с лучшими оценками ВНО, в следующем году получает больший госзаказ, соответственно увеличивается и его финансирование. И если репутация вуза пошатнется, он потеряет лучших студентов и, как следствие, деньги.
— Зимой мы планируем ездить по городам и презентовать ресурс. В ближайшем будущем запустим англоязычную версию сайта для иностранных студентов и инвесторов, — рассказывает Егор Стадный.
Но существует другая проблема, отчасти не решаемая: толерантность к коррупции в обществе. Есть опасения, что часть студентов пойдет в коррумпированный вуз, как раз чтобы было проще закрывать сессии.
— Авторы жалоб часто спрашивают: «Что мне даст ваш сайт?» — говорит руководитель Profrights.
На такие сообщения в проекте принято отвечать коротко: «Он поможет не вам, а тем, кто придет после вас». К счастью, признается Егор Стадный, многие с таким ответом соглашаются: «Мне этого достаточно!»
«Преподаватель ведет себя крайне непедагогично, постоянно употребляя слова вроде „лох", „идиот", „дебил" и другую ненормативную лексику, заявляя о низком интеллектуальном уровне группы на каждом (!) занятии. Очень хотелось бы, чтобы она прошла квалификационный экзамен по своей специализации. Провалила бы — нет сомнений. Также, поскольку преподаватель на каждом занятии откровенно врет о своей деятельности и путается в собственной лжи, создается впечатление, что ей нужно пройти тест у психолога»