Текст: Дмитрий Коротков

На олигархическом поле Украины разворачивается новая битва. Весь прошлый год его сотрясали конфликты днепропетровского губернатора-олигарха Игоря Коломойского с Дмитрием Фирташем, Ринатом Ахметовым, Виктором Пинчуком, Константином Жеваго и Игорем Еремеевым. Развиваясь в горизонтальном пространстве, эпизоды этих битв, как правило, заканчивались вничью. Новое сражение начинается совсем в другом измерении: против олигархов задействован механизм законодательной власти

Инструмент войны

Выглядит этот механизм достаточно скромно: его название — Специальная комиссия Верховной Рады по вопросам приватизации. Однако, как известно, важен не статус государственного органа, а его наполнение, ведь нельзя сравнить влияние СНБО при Горбулине, Клюеве или Турчинове с тем же Совбезом времен Богатыревой. Точно так же малозаметная в прошлом приватизационная комиссия сейчас превращается в мощное оружие передела собственности. И оружие это находится в руках Коломойского.

Формально комиссия ВР — коллективный орган, формируемый всеми фракциями парламента. Однако ее персональное наполнение поражает своей избирательностью. Председатель комиссии — внефракционный депутат Борис Филатов, еще недавно — правая рука днепропетровского губернатора в обладминистрации. Первый зам и один из двух простых замов — представители дружественного Коломойскому «Народного фронта» Игорь Лапин и Павел Унгурян. Секретарь — из «Блока Порошенко», но, по странному стечению обстоятельств, это мажоритарщик из Днепропетровской области, бывший журналист Константин Усов. Кстати, и еще один представитель БПП в комиссии — Александр Дубинин — тоже почему-то является днепропетровским мажоритарщиком. А помимо них вопросы приватизации оказались актуальными еще и для мажоритарщиков из Одесской области, губернатор которой — давний соратник Коломойского Игорь Палица. В итоге, даже если не считать депутатов от «Самопомощи», где у губернатора-олигарха тоже есть свой интерес, только представителей Днепропетровской и Одесской областей вкупе с «фронтовиками» оказывается восемь из 15 членов комиссии. При наличии своего председателя и секретаря это полноценный контроль.

Так что, когда Игорь Коломойский 6 марта вдруг приехал на заседание комиссии по приватизации, это была не явка с повинной, а объявление войны конкурентам от имени государственной структуры. В выступлении перед депутатами олигарх лишь тезисно обозначил главную намеченную цель — национализация «Укррудпрома», активы которого сейчас принадлежат большей частью Ринату Ахметову и Вадиму Новинскому. После выступления комиссия уже оформила подробную декларацию об объявлении войны.

Как сообщил в фейсбуке Филатов, в список для проверки законности приватизации включены «Укррудпром» (Ахметов, Новинский, Жеваго), «Укртелеком» (Ахметов), все облэнерго (Ахметов, Суркис, российский предприниматель Бабаков и другие), все облгазы (прежде всего Фирташ), все морские порты, предприятия АПК и земли Академии наук.

«Мы приглашаем на следующие заседания с целью дачи пояснений по вопросам разворовывания государственной собственности господ Пинчука, Ахметова, Жеваго, Новинского, Бойко. Готовы включить по скайпу Фирташа. Имейте мужество прийти, как Коломойский, и ответить на все вопросы», — завершил свое сообщение глава комиссии. Не уточнив, правда, что для перечисленных олигархов, в отличие от Коломойского, состав комиссии будет реальным судом присяжных. Причем небеспристрастных.

Время Коломойского

Игорь Коломойский долго ждал своего часа. В начале 2000-х он благодаря «особым» отношениям с Кучмой смог поучаствовать в приватизации того же «Укррудпрома» (к ней специальным законом допускались только те компании, которые владели уже 25% железорудных ГОКов; среди таковых был и Коломойский, правда, он потом все свои доли продал). Как сейчас заявляет Игорь Валерьевич, он давал откаты Кучме и Пинчуку за свои «особые» с ними отношения. В частности, за управление компанией «Укрнафта» (где олигарху принадлежит чуть более 40%). Размер взятки, если верить Коломойскому, — $5 млн в месяц.

Во времена Ющенко и Тимошенко Коломойский был близок к покупке Одесского припортового завода — он даже был объявлен формальным победителем конкурса, так как предложил наибольшую цену. Но Тимошенко эта цена показалась недостаточной, и конкурс отменили. После чего Коломойский перешел в лагерь Виктора Януковича.

Впрочем, в окружении последнего он оставался чужаком, который оказывался последним в очереди на приватизацию и все время находился под угрозой оказаться первым в списке на раскулачивание.

Теперь пришло время Коломойского. И он идет ва-банк, пытаясь использовать сложившиеся обстоятельства по полной. Политическое влияние днепропетровского губернатора в Киеве по-прежнему ограничено, но он хорошо понимает, что базисом являются экономические активы, которые обязательно конвертируются в политические, являющиеся всего лишь надстройкой. Поэтому ближайшая цель олигарха — уничтожить конкурентов, а дальнейшей может стать право «первой ночи» при новой приватизации. Либо, судя по его заявлениям на заседании комиссии, он может удовлетвориться получением данных предприятий в управление, так как, по мнению днепропетровского губернатора, сейчас приватизировать активы невыгодно.

Насколько реальны планы Коломойского? С одной стороны, объявив войну почти всем остальным олигархам, он подталкивает их к объединению ради самосохранения. В частности, уже сейчас конкуренты начинают работу по признанию недействительными итогов приватизации «Укрнафты» и создания телеканала «1+1» на базе УТ-2.

С другой стороны, его намерения слишком хорошо вписываются в стратегическую линию «восточноевропеизации» Украины, которую хотел был проводить Запад руками украинской власти. Но этому мешают наши олигархи, которым прекрасно известно, что в Восточной Европе командные высоты в экономике и в политике занимает отнюдь не национальный крупный бизнес, а транснациональные и западноевропейские корпорации.

В выигрыше — Запад и чиновники

Инициирование массового процесса реприватизации является для Запада удачным поводом сокрушить позиции олигархических конкурентов в Украине. Этим могут воспользоваться и бизнес-группы, связанные с Яценюком и Порошенко, чтобы пополнить свои активы за счет приватизации госсобственности, которая, как известно, в нынешнее время стоит очень дешево. Есть ли у «новой власти» деньги на покупку активов? По данным Федерации работодателей Украины, в 2014 году, уже после Майдана, чиновники собрали взяток на 100 млрд грн. Или же на $8 млрд, если считать по среднему курсу за 2014 год. Даже четверти этой суммы вполне хватит для приватизации ключевых активов страны.

Поэтому нельзя исключать того, что план Коломойского по массовому пересмотру итогов приватизации с последующим возвращением предприятий в госсобственность сработает. Однако выгодоприобретателем в таком случае, скорее всего, окажется не Игорь Валерьевич, а обладатели реального административного, геополитического и финансового ресурса — нынешняя власть и Запад. Сам же Коломойский станет лишь одной из жертв. Вряд ли наши западные союзники, на финансовую помощь которых сейчас содержится украинская экономика, позволят повторить приватизационные фокусы конца 1990-х — начала 2000-х годов, когда активы за бесценок были скуплены украинскими нуворишами, а транснациональные компании остались ни с чем. Разговор будет короткий: или приватизация на наших условиях, или денег не будет. Максимум кому что-то достанется — это бизнесу, связанному с высшим руководством Украины (в качестве платы за сопровождение процесса).

Впрочем, конечно же, далеко не факт, что реприватизация пройдет успешно. За свои активы бизнес будет биться не на жизнь, а на смерть. И эта война может полностью сокрушить нынешнюю и без того хрупкую политическую систему страны.

Пойдут ли на такой риск власть и Запад (даже ради огромных бонусов) — вопрос.

Пока позицию Банковой наш источник в окружении президента сформулировал так: «Действия приватизационной комиссии у нас рассматривают как войну олигархов, не затрагивающую интересов власти. А саму комиссию парламента считают слишком слабым инструментом для того, чтобы она действительно устроила революцию на поле частной собственности».