Сакен Аймурзаев, Светлана Крюкова 

Девальвация гривны спровоцировала резкое повышение цен на продукты питания и базовые услуги. Уровень доходов и жизни населения украинцев упал в разы, многие оказались за чертой бедности. Мы встретились с министром соцполитики Павлом Розенко, чтобы понять, как выжить в таких условиях

1. В стране девальвация, инфляция, безработица и существенное падение уровня жизни населения. Что вы думаете обо всем этом в целом и о соцполитике в частности?

Факторы, которые вы перечислили, — последствия. Соцполитика — это последствие экономической политики власти. У правительства не так много времени, чтобы запустить экономику. Монетизированный результат реформ мы сможем использовать для того, чтобы повысить выплаты и улучшить качество жизни наших граждан.

2. Какое из двух слов вы бы сказали людям, зависящим от социальной политики государства, в сегодняшних экономических условиях — «потерпите» или «терпите»?

«Терпите, и в небе засияет солнце»? Нет, я так говорить не буду. Да, все непросто, но мы пытаемся найти ресурс. Как можем. Топ-новость последних дней: мы утвердили поправки в бюджет и выделили 3 млрд грн на переселенцев. Это огромная сумма. Дополнительно 12 млрд грн пойдут на субсидии по тарифам на газ. Итого 25 млдр грн выделено на поддержку украинцев, которые столкнутся с проблемой высоких тарифов после повышения цен на энергоносители.

3. На какое количество людей рассчитана эта сумма?

Этой суммы нам хватит на 4 миллиона семей, которые могут обратиться к нам за помощью. Субсидии оформляются на шесть месяцев, а после будут продлены автоматически. Это революционная реформа.

4. Объясните, в чем ее революционность? Кто сможет получить субсидию и насколько просто это сделать?

Все! Мы снимаем с системы субсидий какие-либо ограничения. Раньше их была масса. Например, у вас был пай, на который вам начисляли какую-то сумму денег, хотя реально вы получали с этого пая мешок зерна раз в год. Права на субсидию не давало вам наличие машины или второй квартиры, хотя это могла быть случайная недвижимость, например небольшая комната в хрущевке, которую вы получили по наследству от бабушки. Любая денежная операция на сумму в 10 тысяч грн в год не давала вам права на субсидию. Это могли быть деньги, перечисленные на обучение ребенка или лечение. Или еще: у вас нет работы, но, по правилам получения субсидий, вы должны стоять на учете в Госслужбе занятости. Мы снимаем все эти критерии. Единственный критерий, который необходим для получения субсидии, — доходы семьи.

5. Осознаете ли вы, что многие получают зарплату в конвертах, а в кризис таких людей стало больше? К вам обратится за помощью половина страны. Вам не хватит 25 млрд грн на компенсации для всех обратившихся.

Фактор теневой зарплаты не поймает никто. Мы верим людям. Надеюсь, человек, который получает хорошую зарплату в конверте, не обратится в соцслужбу за субсидией.

6. Сегодня прожиточный минимум в Украине составляет 1 176 грн. Как при сегодняшней инфляции прожить на эти деньги обычному городскому жителю без подсобного хозяйства? Дайте совет.

Я должен признать, что этот прожиточный минимум не отвечает реальному прожиточному минимуму, который рассчитан на базе старой методологии 1999 года. Его нужно менять.  С 1 декабря 2015 года мы планируем поднять соцстандарты на 13%. Однако даже в декабре сделать это будет крайне сложно, потому что над страной по-прежнему висит гнет военных действий.

7. Можно ли прогнозировать расслоение общества на очень бедных и очень богатых? Как в Африке, где в городах есть отдельные магазины и рынки для очень бедных, а дети из таких семей просто перестают ходить в школу или лечиться в больницах.

Такая система, в принципе, уже сложилась. Страна пережила не один кризис, и даже в Киеве есть оптовые рынки и магазины с большими скидками. Из позитивного: война — это хорошее время для реформ. После них будет лучше. Надеюсь на это.