Текст: Светлана Крюкова 

На прошлой неделе на Южном кладбище Киева похоронили бывшего депутата от Партии регионов Михаила Чечетова. Церемонию прощания с политиком организовали в клинической больнице в «Феофании». Хоронили без отпевания. В последний путь проводили под саксофонное соло и известную французскую композицию Ива Монтана. Экс-депутат шокировал своей смертью близких и однопартийцев — его нашли мертвым возле многоэтажного дома, где у Чечетова была квартира, ночью 28 февраля. Позже МВД сообщило, что Чечетов покончил с собой, выпрыгнув с 17-го этажа. Уже после смерти в интернете появилась предсмертная записка, где автор благодарил за поддержку и просил никого не винить в случившемся. «Репортер» нашел в архивах неопубликованный разговор нашего журналиста с Михаилом Чечетовым, датированный 2007 годом

Мы встретились в его парламентском комитете, чтобы поговорить о госбюджете. Чечетов был одет в серый свитер и простые брюки. Он был приветлив, вежлив и дружелюбен. На столе у него лежала кипа бумаг, посвященная текущей приватизации. Был там и перечень объектов, предложенных к продаже в 2007 году. Многие позиции отмечены карандашом. Два года прошло после того, как Чечетов в 2005 году на допросе в МВД изложил все факты о нарушениях в ходе продажи ряда объектов госсобственности (пост председателя Фонда госимущества он занимал с апреля 2003-го по апрель 2005-го).

Впрочем, к моменту нашей встречи эта история была уже в прошлом. Чечетов стал известным членом Партии регионов. Многие годы после того он руководил процессом слаженного голосования ПР, играл роль рупора партии, озвучивая инициативы или комментируя позицию власти, даже тогда, когда ее сложно было комментировать.

Но в тот день мы говорили в основном об одном из самых дорогих объектов, которыми обладал Михаил Васильевич, — о его собаке. 

Мало кто знает, но у Михаила Чечетова была смешная собака породы чау-чау. Круглый рыжий пушистый пес с фиолетовым языком. Хозяин и собака очень любили друг друга. И были похожи друг на друга. Пес любил Чечетова за доброту и заботу. За то, что хозяин выгуливал его каждый день по лужайкам. За то, что позволял ему пачкать брюки лапами, радостно запрыгивать на грудь, чтобы облизать лицо. Я жила недалеко, часто видела.

Чечетов любил рассказывать о собаке, показывал фотографии пса. Лео экс-глава фонда считал полноправным членом семьи.

— Я даже завел ему полноценный домашний фотоальбом. Смотрите, вот Лева позирует у окна, вот спит, вот облизывает домашних. А вот он на руках у хозяина, видно, что ему тяжело — вес пса 35 кг.

Одну из фотографий Чечетов позволил переснять на телефон. Это был простой снимок плохого качества, на котором Чечетов стоял рядом с собакой в домашних шортах, белой майке и в тапочках, немного неуклюжий и забавный в своей простоте.

Друг Лео — подарок Чечетову от супруги и дочери. 14 лет назад они нашли в интернете объявление о продаже щенка и купили его за $100.

— Он как член семьи, как ребенок, поэтому и воспитывали его сами, не прибегая к услугам кинологов.

— Вы знаете, что в переводе с корейского «чау-чау» означает «вкусно-вкусно» и что в некоторых азиатских странах таких собак едят? Не было такой идеи? — в шутку спросила я.

— Да ну что вы, как можно… — ответил Чечетов и вроде не обиделся на неудачную шутку.

— Вы его стрижете?

— Чау-чау не нуждаются в стрижке. Разве что хозяева захотят сделать из него льва. Он у нас простой пес, не модный. Я его вычесываю. А когда чешу — отдыхаю. Я вообще редко отдыхаю, больше работать привык. Я пожарный, тушитель пожаров, поэтому всегда должен быть на службе. Вот дома с собакой отдыхаю, гуляю с ним — отдыхаю. Люблю его сильно. Он ангел. Я всегда и во всех интервью повторяю, что собаки — последние ангелы на земле.

В последнее время Чечетов перестал выгуливать пса. Как-то журналисты встретили его в лифте и спросили: «А куда делся Лео?»

— Старый стал. Тяжело ему, не выходит уже.