Текст: Влад Азаров

Этот фестиваль был одной из визитных карточек Крыма и самым массовым мероприятием на его территории. Спустя год после аннексии полуострова КаZантип сменил несколько мест прописки и практически сошел на нет. От крымской облавы до камбоджийских автоматчиков — «Репортер» выяснил, что происходило с фестивалем в этом году

Выход из зоны комфорта

«Республика КаZантип заранее признала легитимность и результаты крымского референдума», — год назад сообщил в интервью «Репортеру» Никита Маршунок, президент одного из крупнейших фестивалей Восточной Европы.

В то время команда КаZантипа готовилась к проведению очередного мероприятия. Традиционно оно должно было состояться в августе в крымской Поповке. В последние годы фестиваль собирал до сотни тысяч посетителей. На нем работали десяток танцполов, масса баров и кафе, торговавших по заоблачным ценам, арт-галерей и прочих творческих пространств. Список популярных диджеев в лайн-
апе стремился к бесконечности. Отдельной строкой шел Z-Games — параллельный фестиваль экстремальных видов спорта.

Заработки организаторов исчислялись цифрами (по разным оценкам) от $10 млн до $15 млн за сезон. Причем, по словам Маршунка, спонсорские деньги составляли всего лишь десяток процентов от этой суммы. Учитывая географию, спонсорами выступали украинские компании, например Global Spirits и «Киевстар». Маршунок не переживал, что теряет их из-за аннексии полуострова: уверял, что в России достаточно брендов, которые не против вложиться в фестиваль. Рассчитывал президент КаZантипа и на налоговые каникулы, которые правительство РФ пообещало крымским коммерческим структурам.

Организаторы фестиваля были готовы к тому, что на КаZантип-2014 приедет чуть меньше людей, чем обычно, — часть украинцев сочтет невозможным развлекаться в аннексированном Крыму. В статистике, предоставленной Маршунком «Репортеру», значилось, что только 14,2% от общего числа посетителей — украинцы. Какое-то количество из них, конкретно — девушек, КаZантип рассчитывал привлечь бесплатными входными билетами. Словом, «Республика Счастья» (или «Щастья», как принято было говорить о КаZантипе) должна была открыться по расписанию.

Все изменилось в середине мая 2014 года. Инициативная группа — так называемый «саммит министров» Республики КаZантип, приехавший в Поповку на традиционную маевку, — была жестко разогнана. Вдобавок у некоторых ее участников полиция обнаружила запрещенные вещества. Следом российская Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков сообщила, что планирует приехать с рейдом на сам фестиваль. Кроме того, выяснилось, что КаZантип нарушает еще один
российский закон — запрет на строительство и коммерческую деятельность в 200-метровой прибрежной зоне.

Демонтаж забора, очерчивавшего территорию КаZантипа, начался синхронно с новыми заявлениями Никиты Маршунка. Все происходящее он назвал беспределом, а себя обозначил как заложника политических игр. Новую власть, пришедшую на полуостров, президент КаZантипа объявил советской и заявил, что фестиваль переезжает в Грузию.

Церковь против

Конкретней — в курортный район Анкалия. Власти региона выдали команде Маршунка карт-бланш. Президент КаZантипа планировал в сжатые сроки возвести на выделенном ему участке прибрежной территории ни много ни мало космический город: с лайнерами-гостиницами, суперсовременными сценами и арт-инсталляциями.

Никите нужно было доказать, что КаZантип —мероприятие с 22-летней историей — не привязан к Крыму и может с успехом состояться на любой территории. Власти Анкалии, помимо всего прочего, преследовали политические цели. Этот курорт начал развиваться во время президентства Михаила Саакашвили. Повышая экономическую привлекательность региона и, соответственно, доходы его жителей, бывший лидер Грузии старался исключить вероятные сепаратистские настроения — Анкалия граничит с Абхазией.

КаZантип вписывался в стратегию туристического развития Анкалии, но совершенно не вписался в менталитет региона. Во-первых, кампанию против фестиваля развернула церковь. Активисты ГПЦ устраивали пикеты даже в Тбилиси, требуя запрета проведения мероприятия, славящегося тем, что на нем царят довольно свободные нравы. А также агитировали (довольно успешно) местную молодежь игнорировать фестиваль. Во-вторых, в отличие от крымского КаZантипа, где фактически существовал негласный «лигалайз», полицейские Грузии оказались куда более нетерпимыми к употреблению наркотиков на фестивале.

Ощутимую часть потенциальных посетителей отпугнули и взвинченные накануне фестиваля цены на аренду квартир в прилегающих к территории КаZантипа районах. Часть украинских тусовщиков, на которых теперь уже очень рассчитывал Маршунок, посчитала слишком дорогим перелет в Грузию. Другая бойкотировала фестиваль из-за того, что президент КаZантипа приветствовал аннексию Крыма.

На россиян Никита Маршунок особенно не полагался, о чем он сообщил накануне фестиваля, но даже у тех из них, кто решил посетить грузинский КаZантип, возникли проблемы. Перед началом феста отменилось несколько авиарейсов из России в Грузию. Ко всему прочему оползень, произошедший в Дарьяльском ущелье, разрушил участок Военно-Грузинской дороги, по которой можно было добраться в Анкалию. По подсчетам Маршунка, заблокированными оказались несколько тысяч автомобилей, ехавших на фестиваль.

Грузинский КаZантип обошелся организаторам в $4 млн. Экс-министр туризма Крыма Александр Лиев оценил количество посетителей в 5 тысяч человек. Президент фестиваля назвал цифру вдвое большую. И та и другая для мероприятия, еще год назад собиравшего сотню тысяч, выглядели несерьезно.

Команда КаZантипа планировала принести региону прибыль в несколько миллионов долларов, но оставила после себя только долги. Власти Грузии посчитали затею провальной. Для проведения следующего фестиваля Никита Маршунок вынужден был искать новое место.

Говорят мачете

«Z Island. Зимы не будет!» — под таким лозунгом в середине прошлой осени был анонсирован очередной КаZантип. Его президент объявил, что фестиваль меняет концепцию, в 2015 году пройдет не летом, а зимой и, главное, состоится не в самом очевидном месте. В конце февраля мероприятие должно было пройти в Камбодже. Этот проект команда фестиваля назвала КолониZацией и отправилась строить инфраструктурные объекты.

Путь в Камбоджу лежит через Таиланд. Это довольно популярное туристическое направление, но организовать КаZантип там, по словам Никиты Маршунка, не вышло из-за того, что он не смог найти в Таиланде ни одного необитаемого острова. Такой остров нашелся в Камбодже, называется он Кох Пуос и географически относится к городу Сиануквиль, с которым связан мостом.

Стройка на острове продолжалась четыре месяца. Параллельно с этим Маршунок утрясал все формальности с властями. 18 февраля по мосту из Сиануквиля должны были двинуть на фестиваль прилетевшие на него несколько тысяч самых преданных поклонников КаZантипа. Но этого не случилось.

За несколько дней до старта в одном из казино города произошла массовая драка. Предполагаемым ее зачинщиком, по версии полиции Сиануквиля, стал Олег Тиханов, россиянин, руководящий в Камбодже туристической компанией «Океания». Якобы нанятые бизнесменом боевики пришли в казино выяснять отношения с представителями другой туристической компании — Lotus Tours, сотрудничающей с КаZан-типом. Представители Тиханова требовали $45 тысяч — долг за выполненные для фестиваля работы. По версии их оппонентов, Тиханов просто вымогал взятку за возможность провести фестиваль. Не договорившись, обе группы мужчин устроили бойню. В ход пошли мачете.

Губернатор провинции объявил, что проведение КаZантипа на острове нежелательно. И что эта идея изначально была ему не по душе: Сиануквиль делает упор на экотуризм и массовые рейвы городу не близки. Как не близки они и кхмерской культуре.

Ситуация накалилась еще сильнее после того, как Маршунок выступил с заявлением, что вслед за неудавшимся вымогательством Олег Тиханов пригрозил ему минированием моста, связывающего остров с городом. Губернатор на это отреагировал стремительно: выставил на мосту автоматчиков и окончательно запретил фестиваль. Пытавшихся пробиться на него посетителей, особенно не церемонясь, заворачивали обратно в город. После этого Маршунок объявил, что фестиваль уходит из Камбоджи, так как его команда не имеет ресурсов проводить АТО. КаZантип сорвался третий раз за год.

P. S.

Состоится ли КаZантип еще раз? Вероятно, что его команда попробует снова — на очередном новом месте. Вернется ли фестиваль на прежние обороты? Есть ощущение, что он был так органично вмонтирован в крымскую Поповку, что воссоздать его на новой территории не получится. Так же кажется и посетителям: половина комментариев под фейсбук-постами Маршунка — о том, что правильней было бы вернуться в Крым. Желательно, в украинский — там как минимум обходится без мачете.