Глеб Простаков, главный редактор

Опубликованный на днях исследовательской компанией Stratfor десятилетний геополитический прогноз предрекает ни много ни мало распад России. Самое позднее — к 2025 году. Сценарий незамысловат и безжалостен: ослабление российской экономики девальвирует роль силового аппарата, который сейчас накрепко привязывает регионы к центру. Бюджетные связи разомкнутся, часть регионов, что посильнее, сделают ставку на экономическую и управленческую самостоятельность, другие — потянутся к новым центрам силы по соседству, будь то Китай, Япония, США, Финляндия или Турция. Вот так — масштабно, красиво, широкими мазками.

Расползающаяся Россия — лучшего момента для возврата Крыма не сыскать. Деморализованные «вежливые люди», лишенные командного единоначалия, сбиваются в небольшие «деникинские группки», сопротивление которых легко подавляют заматеревшие в боях на востоке украинские военные соединения. Перекоп взят, Джанкой взят, Симферополь — и вот мы уже на набережной Ялты развешиваем украинские флаги, а из бухты Севастополя спешно спасаются бегством потерявшие остатки вежливости люди. Ну вот, крымчане, вы дома.

Представим на минуту, что события развиваются именно так и причем стремительно. Что цены на нефть и поставки сланцевого газа в Европу делают свое дело быстро. Быстрее, чем мы можем себе представить. Колосс на топливных ногах — Россия — покосился и больше не может удерживать территории, сколь бы сакральными они ни были. Крым был у нас отобран в момент нашей слабости. В момент слабости России мы можем себе его вернуть. История совершит быстрый оборот. Но что-то подсказывает, что все может пойти совсем не так.

Вернуть Крым можно только в одном случае — если Крым сам захочет вернуться. Будем ли мы достаточно сильными, чтобы снова позволить себе совместную жизнь с блудным полуостровом? Масштабы экономического бедствия уже больше, чем война. Дает о себе знать отсутствие политической воли и реформаторский пшик, банальные ошибки управления и тягостный коррупционный налог, который не стал меньше даже на фоне деградации экономики страны. Уровень толерантности украинцев и готовность прощать ошибки в обмен на перспективу изменений были на высоте, но сейчас стремительно падают. Потому что ни изменений, ни перспективы.

Что уже говорить о Крыме, который вкусил отравленное яблоко повышенных зарплат и пенсий. Обратно в Украину с ее средним заработком $2–3 в день крымчане не побегут. Мы уже не та страна, которую Крым так легко и непринужденно оставил год назад в поисках лучшей жизни и в ностальгическом угаре от славы русского оружия. Украина сейчас не просто бедная страна. По уровню жизни и значениям внешней зависимости мы азиатско-африканский анклав, странным образом очутившийся в центре Европы.

Будем честны с самими собой: мы не можем позволить себе Крым сегодня. По той же причине, по которой нам даром не нужен обворованный, раздолбанный и обозленный Донбасс. У нас просто не хватит денег на их содержание. Эксперты пророчат: в лучшем случае Украине понадобится пять–семь лет, чтобы вернуться на докризисный уровень 2013 года. Это очень долго и очень оптимистично одновременно. Шанс вернуть Крым представится только раз, и, если мы не будем к этому готовы, полуостров уплывет от нас навсегда.