Текст: Дмитрий Коротков

«Банду геть!» — главный лозунг восстания, осуществившийся ровно год назад. Взявший в свои руки власть Майдан обещал традиционно-революционное «до основанья, а затем…» Впрочем, даже не важно, что обещал Майдан, — важно, что получилось. Особенно в сравнении с тем, что было разрушено

1 ВЛАСТЬ

Несмотря на много раз произнесенные эпитеты о «диктатуре» и «авторитарном режиме», власть Виктора Януковича была слабее нынешней. На самом деле любой режим является устойчивым лишь в том случае, если имеет безоговорочную поддержку значительной социальной или национальной группы. В отличие от режимов Путина или Лукашенко, Янукович такой поддержки не имел. За него голосовал Юго-Восток как за «своего» или как за «меньшее зло» в сравнении с прозападными политиками, но восторга по его поводу никогда не испытывал. Януковичу долго удавалось лавировать между бизнес-амбициями своей Семьи, интересами олигархических групп, Запада и России, но когда к концу 2013 года возможности для маневра исчерпались, режим оказался перед лицом жесточайшего кризиса. Который можно было разрешить либо капитуляцией, либо жесткой зачисткой врагов. Янукович не выбрал ни то ни другое, а просто сбежал.

Но даже во времена расцвета режима, ввиду отсутствия надежной опоры в обществе, «диктатура» Януковича была фикцией. Более того, обеспокоенный постоянной необходимостью подтверждения собственной легитимности в глазах Запада, режим сам себя обставил рядами «флажков», а постоянный страх перед новым Майданом вынуждал его отказываться от социальных реформ и попыток сворачивания демократии.

Нынешняя власть, при всей ее внешней слабости, гораздо устойчивее. Во-первых, она имеет опору в пассионарной части общества, позиция которой всегда значила больше, чем позиция пассивного большинства. Пассивное большинство не горит желанием идти на фронт? Зато большинство журналистов, активистов и прочих пассионариев хотят продолжения войны. Считают, что, пока идет война, власть лучше не трогать, а пассивному большинству все равно придет повестка, и оно пойдет воевать вне зависимости от своего желания. Во-вторых, у власти нет необходимости обеспечивать себе легитимизацию в глазах Запада: поспособствовавшие приходу нынешней власти США и Евросоюз теперь вынуждены закрывать глаза на репрессивные меры, применяемые ею для укрепления собственных позиций. И на какие бы жесткие меры триумвират Порошенко — Яценюк — Турчинов ни пошел для сохранения собственной власти, мало у кого есть сомнения, что пассионарная часть общества поддержит, а Запад смолчит в отношении любого закручивания гаек, десятую долю которого не простили бы Януковичу.

По сути, нынешней власти сойдет с рук все, пока она имеет названные две опоры. Но с ней обойдутся более жестоко, чем с режимом Януковича, если она эти опоры потеряет. Например, в результате поражений на фронте, экономического коллапса и других событий, после которых лопнет терпение не только общества, но и пассионариев, а также силовых структур.

2 ОППОЗИЦИЯ

Сейчас распространено мнение о том, что оппозиция при Януковиче была сильной, а сейчас она слаба. На самом деле такое мнение правильно лишь наполовину. Оппозиция и при бывшем президенте была слабой, игравшей в подковерные игры с властью; сильной ее делали слабость режима Януковича, а также поддержка со стороны пассионарной части общества и Запада. И союз этих сил создавал эффект, необходимый для сдерживания власти.

Что касается нынешней оппозиции, то ее фактически нет. «Оппозиционный блок» и другие ее осколки являются не оппозицией, а бывшей властью, разучившейся находиться в оппозиции и стремящейся лишь прижиться в новой системе координат. Проценты, полученные «Оппозиционным блоком» на парламентских выборах, — это не его проценты, это голосование против нынешней власти в ожидании появления новой политической силы, способной стать альтернативой правящему режиму.

Однако появление такой альтернативы практически невозможно в условиях, когда любой протест может быть представлен как «сепаратизм» и «провокация Москвы». Поэтому перспектива появления сильной оппозиции сейчас реальна только в двух случаях. Во-первых, если она зародится внутри власти (например, в результате раскола между Яценюком и Порошенко либо если Садовой начнет играть самостоятельную игру). Во-вторых, если власть по описанным выше причинам (в том числе и в результате раскола в своих рядах) настолько ослабнет, что крупный бизнес, недовольный положением дел, осмелится создать свой полноценный оппозиционный проект на базе ОП, который будет опираться на юго-восточные регионы. Правда, для последнего варианта необходимо прекращение войны. В противном случае любые попытки играть в оппозицию по-серьезному будут пресечены «по законам военного времени». При этом все-таки стоит подчеркнуть, что сильнейшие противоречия между властью и значительной частью общества присутствуют и все более углубляются по мере ухудшения ситуации в стране. Как минимум можно выделить четыре крупнейшие группы недовольных. Во-первых, это олигархи и большое число малых и средних предпринимателей, бизнес которых рушится из-за
экономического кризиса, вызванного войной, разрушением связей с Россией и политикой правительства по затягиванию поясов без сокращения коррупционной ренты. Во-вторых, это значительная часть населения Юго-Востока, которая не приемлет Майдан, войну и идеологию новой власти. В-третьих, это сторонники Майдана, которые разочаровались в своих лидерах. В-четвертых, это судебная система и представители официальных силовых структур (МВД, прокуратура, СБУ, в некоторой мере кадровый офицерский корпус регулярных подразделений украинской армии), скептически относящихся к Майдану, недовольных властью и ее кадровой политикой, несущих потери в зоне АТО из-за просчетов командования. На этой основе теоретически может быть организована реальная оппозиция власти при наличии двух названных выше условий.  

3 ИДЕОЛОГИЯ

Идеология или ее отсутствие всегда были одним из основных признаков, определяющих силу или слабость власти. Слабость режима Януковича была в ее отсутствии. Правда, отдельные представители свергнутой команды во главе с Дмитрием Табачником еще с 2010 года пытались создать единственно возможную надежную опору режиму в лице пассионарной части Юго-Востока, убеждая президента вести линию на утверждение постсоветских идеологических маркеров, однако ни понимания, ни поддержки не находили. Нынешняя власть взяла на щит идеологию националистическую, в основе которой лежит антироссийская идея (чему, впрочем, поспособствовала сама Россия начиная с аннексии Крыма). В стране идет низвержение советских ценностей (разрушение памятников вождям СССР), устранение российского влияния (запрет российских телеканалов и российского кино) с параллельным утверждением (хотя порой только декларативным) националистической идеологии. Все это призвано сохранить опору власти в Западной и Центральной Украине, а также расширить территорию господства этой идеологии на южные и восточные области.

Последнее, правда, пока не очень получается. Раскол страны не только не исчез, но еще более углубился на почве совершенно разного отношения людей к власти, войне, России и прочим факторам. Пока Юго-Восток затаился, не видя перспектив активной борьбы. Но это затишье может оказаться временным (см. пункт 2).

4 СВОБОДА СЛОВА

Стремление упрочить власть и построить идеологическое государство диктует нынешнему режиму политику активного сворачивания свободы слова. Нельзя сказать, что подобного стремления не было и у режима Януковича, однако при нем медиапространство оставалось в значительной степени неподконтрольным, так как зависело либо от олигархов, либо от Запада, поддерживавшего оппозиционные СМИ. В результате все, чего удавалось достичь прошлой власти в ее лучшие времена, — это договоренности о лояльности олигархических СМИ и попытки сделать откровенно оппозиционные СМИ маргинальными. Как показала позиция большей части медиапространства во время Майдана, созданная Януковичем система контроля за ним оказалась иллюзорной.

Сегодня поле работы оппозиционных СМИ в Украине критически сузилось. Любой, даже маргинальный, сайт в случае попытки писать о нынешней власти хотя бы 10% того, что писала о режиме Януковича «Украинская правда», будет разгромлен «активистами», а на следующие сутки закрыт и подвергнут репрессиям «за измену Родине».

Олигархические СМИ по-прежнему существуют, и олигархи пытаются отстоять их относительную независимость. Однако и они уже загнаны в такие идеологические рамки, которые вынуждают придерживаться провластной позиции по большинству ключевых вопросов, оставляя лишь небольшую щель для критики отдельных представителей правительства. Впрочем, судя по тенденциям, даже эта щель может исчезнуть уже в ближайшее время.

5 СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Если говорить о намерениях, социальная политика предыдущего и нынешнего режимов одинакова. Если говорить о фактах, между ними — пропасть.

В 2010–2011 годах команда Януковича пыталась провести ряд либеральных и антисоциальных реформ, диктовавшихся либо Международным валютным фондом, либо объективной реальностью (пере-груженность бюджета социальными обязательствами). Но все, что осталось памятником той попытке, — это увеличение пенсионного возраста женщин с 55 до 60 лет и единовременное повышение цены на газ и коммунальные услуги в 2010 году. Проекты радикального сокращения льгот чернобыльцам, афганцам и детям войны, а также попытка сломать систему единого налога, при которой значительная часть населения налогов практически не платит, обернулись «малыми Майданами» и заставили предыдущую власть свернуть реформы. К концу 2013 года Янукович окончательно отказался от любых проектов сворачивания социальной сферы, отдав предпочтение поиску способов наполнения бюджета через соглашения с Россией (кредиты и дешевый газ) и увеличению налоговых сборов с олигархов, что и привело к его падению.

Нынешняя власть фактически не имеет сдерживающих факторов в своей антисоциальной политике. Несмотря на то, что уже только трехкратное падение курса гривны привело к значительному ухудшению жизненного уровня, правительство повысило стоимость газа и коммунальных услуг в 2014-м, планирует то же в 2015-м и не собирается на этом останавливаться. Власть одним махом избавилась от большинства социальных обязательств, сбросив оплату льгот и содержание объектов соцкультбыта на местные советы, что фактически равно аннулированию льгот. Она уменьшила зарплаты большинства госслужащих и социальные выплаты из госбюджета, одновременно заморозив пенсии. Все это, конечно, происходит не из-за врожденной бессердечности пришедших к власти после Майдана вождей, но является следствием той внешнеполитической (ориентация на Запад и МВФ) и внутриполитической линии (война), которую вынужденно или добровольно выбрала власть.

6 ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

Почти весь период правления Януковича внешняя политика была обозначена словом «многовекторность», пришедшим из лексикона времен Леонида Кучмы. Экс-президент в течение трех с половиной лет колебался между пророссийской и прозападной линиями и оттягивал как мог тот момент, когда придется выбирать. К 2013 году уже практически все осознавали, что период выбора наступил, и Янукович его сделал, неожиданно для многих предпочтя евроинтеграции пророссийский курс.

Этот выбор был обусловлен прежде всего внутренними факторами: отказом от антисоциальных реформ и вставшей в связи с этим проблемой наполнения бюджета путем обеспечения дешевых энергоресурсов для экономики и коммунальной сферы, а также путем реинтеграции промышленности в постсоветское пространство. Однако защитить свой выбор Янукович не смог и оказался в эмиграции.

Власть, пришедшая в результате победы Майдана, в силу собственных лозунгов и обязательств была обречена проводить прозападный курс, а потому получила все то, чего пытался избежать экс-президент: жесткие антисоциальные условия от МВФ и политико-экономический конфликт с Россией. И хотя перспектив улучшения социально-экономической ситуации в Украине при таком курсе не видно, отказаться от него нынешняя власть не может.

7 КОРРУПЦИЯ

Любой гражданин, сталкивающийся с органами власти или местного самоуправления, хорошо знает: за прошедший год коррупции в Украине меньше не стало. Однако она существенно видоизменилась.

Все четыре года своего правления Янукович потратил на построение вертикальной системы — когда крадет только верховная власть, а низовым структурам перепадает лишь процент за исполнение. Но с падением прежней власти коррупция вернулась в то состояние, в котором находилась до 2010 года: когда каждый чиновник берет по своему разумению и сам решает, делиться ли ему с вышестоящими или нет. Нынешняя власть (впрочем, как и прошлая) декларирует желание побороть коррупцию и даже создает для этого специальный орган, однако шансов побороть всеобщую низовую коррупцию без ее централизации еще меньше, чем это было у режима Януковича. Тем более что заморозка (или даже снижение) зарплат силовиков и госчиновников, постоянная кадровая чехарда побуждают даже рядовых сотрудников пускаться во все тяжкие, стараясь наворовать как можно больше, пока тебя не уволили в ходе очередной люстрации, «чистки рядов» и прочих революционных перформансов. Впрочем, начальство от них не отстает (потому как тоже часто меняется, да и тем, кто поставил на должность, нужно платить). По данным Федерации работодателей, только после Майдана чиновники украли 100 млрд грн. В целом в ситуации падения экономики коррупция остается одной из немногих сфер, где можно получить большой доход от вложений, а потому этим и пользуются все, кто имеют такую возможность.

8 СУДЕБНАЯ СИСТЕМА

В течение четырех лет прошлого режима с судебной системой происходило то же, что и с коррупционной: Банковая неуклонно вела к ее централизации, стремясь создать аппарат, в котором право влияния на решения имеет лишь она. Однако разрушение прежней системы власти привело к тому, что суды, пожалуй, впервые за все время существования государства получили значительную автономию и независимость. Но характерно, что это, казалось бы, явно позитивное изменение не радует ни власть, ни активистов Майдана. Судейские подвергаются постоянным нападкам со стороны радикалов, СБУ и Генпрокуратуры. Через Раду пытаются провести закон, который возвращает президенту контроль за служителями Фемиды. Но пока все эти рычаги оказываются недейственными. И в результате суды сегодня иногда принимают решения, невыгодные власти, чего в последние годы режима Януковича представить было невозможно.