Текст: Тарас Козуб

Спутниковые снимки Восточной Европы с Крымом в виде большого темного пятна станут свое-образным памятником истории. Вместе с шутками о «свечном заводике» и резервными батарейками, которые теперь будут в каждой крымской семье, они могут оказаться тем самым клином, который разделит полуостров и материковую Украину.

«Любовь» втемную

За два дня, 20–21 ноября, из строя вывели четыре линии электропередачи, которые ведут в Крым от Мелитополя и Каховки. Неизвестные использовали противопехотные мины, которые оставили в полых «ногах» опор ЛЭП рваные сквозные ранения. С материка на полуостров ведут три линии по 330 МВт (две из Каховки, одна из Мелитополя) и еще одна, 220 МВт, из Каховки.

— Каховские идут одним коридором, расположены рядом. Из-за этого подрыв одной опоры привел к повреждению соседней. А повторный подрыв 21-го числа — к полному прекращению работы трех линий (задела соседние при падении. — «Репортер»), — поясняет начотдела по взаимодействию со СМИ «Укрэнерго» Зиновий Буцьо. — Еще одну линию, мелитопольскую, подорвали 20-го числа.

О непричастности к подрыву заявили как «Правый сектор», так и крымские татары.

— Не знаю даже, подорвали ли эти опоры или их ветер сдул… — ответил лидер крымских татар Мустафа Джемилев на вопрос о подрыве.

Стоит отметить, что именно татары изначально были идейным двигателем энергоблокады. Глава Меджлиса Рефат Чубаров вместе с Джемилевым проводили переговоры с президентом, завершившиеся решением Кабмина о формализации блокады полуострова.

— Движение начал крымско-та-тарский Меджлис, оставшийся в Украине, отрезанный от Крыма. Там, на полуострове, татары начали привыкать к жизни. А Джемилев и Чубаров здесь теряют почву под ногами — могут утратить поддержку своего народа, и в Украине их позиции не очень-то крепки. Вот и пытаются радикализировать ситуацию, — считает политолог Вадим Карасев. — Нужна более тонкая игра, нежели просто блокирование.

К тому же, по мнению политолога, такая политика отдаляет Крым от Украины: чем больше останется логистических и инфраструктурных связей с полуостровом, тем проще будет его вернуть.

В самом Крыму немедленно объявили режим ЧП. Свет и вода — по часам, причем график четко соблюдается лишь в Симферополе и Севастополе (в Алуште, Ялте и поселках ЮБК свет не давали по шесть-семь часов). В ключевых больницах, магазинах, банковских отделениях — генераторы, закупленные отчасти еще в «украинское» время. На заправках выросли полукилометровые очереди, котельные отключились — хотя, учитывая температуру +18–20°С, особой потребности в отоплении
и не было.

Инфраструктурный коллапс удалось снять быстро — светофоры, часть банкоматов, городские телефоны включились в течение полусуток. Тогда же поехали троллейбусы. Сложнее с мобильной связью (прицепить генераторы к вышкам никто не догадался), школами и детсадами (в первых занятия проводят без света, а самых маленьких деток нечем кормить — каши варят на электроплитах). Свечи, фонари и батарейки к ним — самый ходовой товар. А магазины и площадки, торгующие техникой, сделали месячную кассу за пару дней.

Впрочем, как показала практика, считать дизель-генераторы полноценным выходом нельзя: запасов топлива на полуострове хватит лишь на полторы-две недели.

Электрическая дубина

Для материковой Украины от крымского блэкаута несколько последствий. Первое, самое очевидное, — нестабильность в поставках электроэнергии потребителям Херсонской и Николаевской областей. Под угрозой там оказалось 40% абонентов сетей. Диспетчеры НЭК «Укрэнерго» вынуждены были изменить загрузку украинских электростанций, уменьшить нагрузку на атомные станции и дополнительно загрузить ТЭС, увеличив сжигание дефицитного угля.

— Но где гарантия, что через три дня кто-то не подорвет железную дорогу, по которой нам везут уголь антрацит? Через две недели наши ТЭС окажутся без угля, и вернемся к ситуации декабря 2014-го, — объяснил энергоэксперт Дмитрий Марунич.

Предсказание оказалось пророческим. Уже во вторник появилось сообщение от ДТЭК о прекращении поставок угля из зоны АТО (у энергокомпании есть мощности по добыче на неподконтрольной территории, они питали украинские ТЭС антрацитом).

— Поставки антрацита остановлены. Сейчас на Приднепровской и Криворожской ТЭС угля примерно на 25 дней работы, — отметили в ДТЭК. Эксперты пояснили: если поставки не будут разблокированы, веерных отключений не избежать. В этом случае в мороз центральная часть страны окажется в холоде и темноте — в конце декабря ожидается температура –10°С.

Настораживает, что для энергоблокады выбран удобный момент: в середине-конце декабря РФ планирует ввести в эксплуатацию первую очередь энергомоста «Кубань — Крым», мощность которого,
400 МВт, наполовину перекрывает потребности полуострова в электроэнергии. Значит, с декабря Крым будет нуждаться в нашей электроэнергии вполовину меньше, а к лету, когда Россия планирует запустить вторую очередь энергомоста, сможет отказаться от украинской электроэнергии.

— С первой декады ноября мы перестали импортировать электроэнергию из России: закончилось строительство ЛЭП от Ровенской АЭС до Киевской подстанции. Было даже заявление главы Минэнерго Демчишина о полном отказе от перетоков из РФ, но сделать это мы пока не можем, — объясняет Дмитрий Марунич. — Если бы мы импортировали электроэнергию, блокада такого рода не имела бы желанного эффекта: нам также отрубили бы электричество.

Собственно, в этом и кроется главная опасность «крымского блэкаута».

— Опасность — в самой параллельной работе. Реакция России на эти события может быть не адекватной ситуации — мы ведь пока не теряем параллельность систем, а соседи могут принять меры по запрету перетекания электроэнергии. Пойдут на принцип — оставят часть Украины без света, — говорит Зиновий Буцьо, отмечая, что это является его личным предположением, а не позицией «Укрэнерго».

Энергетики убеждены, что опасность не иллюзорна: в декабре-январе из-за нехватки перетоков могут пострадать несколько миллионов украинцев.

— У Украины есть проблема с нехваткой электроэнергии в Сумской, Черниговской, отчасти Харьковской областях в пиковые моменты нагрузки. Особенно это может сказаться зимой, когда начнутся морозы. Антрацитового угля скопили недостаточно — чтобы проводить такие акции, его нужно было еще
с весны копить! — считает энергетический эксперт Центра им. Ра-зумкова Владимир Омельченко.

Изначально идеи вложить в руки РФ «электрическую дубину» не было. По мнению экспертов, инициаторы истории со взрывом электроопор преследовали лишь цель самопиара. — Думаю, к этому имела отношение власть: конфликт в Донбассе затих, социально-экономическая ситуация разгорается, пришли свежие платежки. Чтобы не допустить протестов, особенно в контексте годовщины Революции достоинства, нужно разрядить обстановку, — считает Марунич. — Вот и получается: власть не сделала ничего, но без ее молчаливого содействия блокада была бы невозможной.

На два фронта

Однако остается и вероятность силового сценария на границе с Крымом. К моменту сдачи номера
в печать «блокадники» согласились на запуск ЛЭП на 220 МВт «для нужд социальной сферы». Но на севере полуострова, под Джанкоем, началась концентрация сил РФ.

— К территории прямого соприкосновения стягиваются допрезервы войск РФ: батальон десантных войск, батарея РСЗО «Град», — сообщил представитель полиции Илья Кива.

Данные, увы, подтвердились и усугубились:

— Пять российских военно-транспортных самолетов Ил-76 совершили переброску двух батальонно-тактических групп десантников ВС РФ из города Иваново на аэродром Джанкой, — заявил глава СНБО Александр Турчинов. Также, по его данным, в 3 км на северо-запад от Джанкоя, у села Калиновка, начали разворачивать 97-й десантно-штурмовой полк из Новороссийска. От Джанкоя до Чаплинки, где лежат опоры, — 110 км по трассе, или примерно два часа езды.

— Непосредственно на админгранице никого не наблюдаем, хотя допускаем, что на линии Джанкоя концентрация возможна, — уточнил пресс-секретарь Госпогранслужбы Олег Слободян.

По данным источников «Репортера», к Крыму уже стягивают и украинские силы — в частности,
79-ю бригаду ВДВ из Николаева. В батальонно-тактическую группу входит около 400 человек из разных родов войск: десант, стрелки, артиллерия, даже танки.

— Получается, к Джанкою перебросили гораздо больше, чем полтысячи человек. Нам нужно готовиться их встречать, но силовой сценарий маловероятен — Путин, конечно, рассматривает Крым как форпост для собственной армии, но воевать на два фронта — в Сирии и Крыму — будет очень неудобно, — считает экс-глава штаба АТО, генерал-лейтенант Игорь Романенко.

Поэтому первый сценарий — «игра мускулами», дабы вынудить Киев надавить на «блокадников». Второй сценарий — силовой разгон украинских активистов, блокирующих ремонт опор ЛЭП.

— Это взятие под контроль ключевых объектов инфраструктуры и «работа» с «Правым сектором» и крымскими татарами, которые находятся у опор ЛЭП. Их просто отодвинут силой, — прогнозирует военный эксперт Александр Кривоносов.