Текст: Влад Абрамов

На днях вышло постановление Кабмина со схемой служебных окладов руководителей и специалистов Национальной полиции. Несмотря на прежние громкие заявления, повышений зарплат не произошло.
Олег Мартыненко, директор Центра исследований правоохранительной деятельности, объясняет, почему полицейские получают милицейские деньги и чего в этой связи ждать

Опубликовано постановление Кабмина с окладами полицейских. Но никаких повышений не произошло. Почему?

— Повышение окладов требует соответственных вложений в бюджет, а он, я так понимаю, пуст. То, что сейчас получает патрульная полиция, идет из американской программы техподдержки госорганов власти. Именно оттуда деньги на машины, форму, обучение. Как только дотации закончатся, —
а это случится через два, максимум три года, — все эти ребята перейдут на зарплату в лучшем случае 3 тысячи грн. В худшем они будут получать столько, сколько получала киевская патрульная милиция — порядка 2 тысячи грн. И это будет катастрофой. Сейчас у нас диссонанс. Есть те, кого финансирует США, — кто получает 8 тысяч. И есть те, кто, даже пройдя переаттестацию, остается на старой зарплате.  

Как такой дисбаланс в зарплатах повлияет на взаимоотношения между новыми патрульными и сотрудниками других подразделений МВД?

— Патрульная служба оторвана от угрозыска, от дежурных частей. Вот патруль едет по улице, вот он кого-то задержал, привез его в дежурную часть, оставил — и все. Им могут сказать: «Мы вас не ненавидим из-за зарплаты», но на судьбе задержанного это никак не скажется. Будут ли с ним поступать по закону или нет — новая полиция на это не повлияет.

Как вообще продвигается реформа МВД?

— Никак. Это ребрендинг, замена личного состава. Таких за время независимой Украины было три. Все, что сделали под видом реформы, — обновили личный состав в низовой службе, которая, по большому счету, ни на что не влияет. У нас уличная преступность занимает 20–28% от общего вала преступности. Сама система не поменялась — и работы, и отбора персонала. Все эти аттестации, переаттестации — процедура одна и та же. Только полиграф добавили, а он не панацея.

Но хоть что-то позитивное есть?

— Мы разработали схему по новой работе райотдела. Провели эксперимент в Самборе, посмотрели, как она работает. И накануне 7 ноября решили скопировать эту структуру по всей Украине. Такая модель не требует больших капиталовложений. Это перераспределение личного состава, позитивный дисбаланс в сторону полиции, которая работает с людьми, а не сидит в кабинетах. Пропорции такие: 70% — «на земле» и 30% — кабинетных сотрудников.

Что скажете о недавних скандалах с полицейскими, которых обвиняли в поддержке Антимайдана?

— Я знаю, что по Харькову и Одессе был недобор кадетов в новую полицию. В крупных городах было мало желающих идти туда работать, даже с зарплатой 8 тысяч грн. И решили, что надо зачислять всех, кто подал документы, без спецпроверки на коррупцию и порочащие связи.

Когда ожидать следующего скандала? Каким он будет?

— Может быть слив базы данных. Может быть конфликт несогласования с другими службами. Например, сотрудники МВД в гражданском будут брать наркоторговца на улице. Патрульные увидят, как люди скрутили прохожего. Подлетят, начнут мутузить их дубинками. Наркоторговец тем временем сбежит. Подобных проколов может быть масса. И я предполагаю, что будет всплеск бытовых преступлений с применением табельного оружия.