Текст: Иван Морозовицкий

Сотни людей ежегодно штурмуют самую высокую вершину планеты — Эверест. Горные гиды, несмотря на все трудности и опасности, готовы за деньги вести их до самого конца. Сколько это стоит, чего больше всего опасаться непрофессиональным альпинистам и как гора стала смыслообразующим предприятием для живущих у ее подножия, разбирался «Репортер»

Гора дорожает

Для альпинистов, которые через несколько дней начнут подъем из базового лагеря Эвереста к его вершине, этот путь начался со внесения денег на счета коммерческих компаний, обещающих поднять клиентов на самую высокую точку планеты. В последние годы горные гиды практически каждому выдают гарантии того, что все отважившиеся пройдут путь до конца. Даже несмотря на полное отсутствие альпинистского опыта. Результат этой тактики — рост числа туристов. По данным Ассоциации горных гидов, этот ноябрь, а также май 2016 года станут рекордными: несколько сотен человек отправятся штурмовать самую высокую вершину мира.

— Из них 10% гарантированно погибнут от лавин, переохлаждения или горной болезни. Но они все равно садятся в самолет на Катманду и летят в горы, — рассказывает Таши Тенцинг, внук Тенцинга Норгея, непальского альпиниста, полвека назад первым покорившего Эверест. Наследник героя Непала также был высокогорным гидом и три раза поднимался на Эверест. А теперь возглавляет общественный фонд по развитию региона Кхумбу.

Гималайские гиды шутят, что на вершину горы скоро нужно будет пускать эскалатор — туристов там становится все больше, а значит нужно поднимать больше грузов и провизии. С 2000 года поток альпинистов на Эверест вырос в 20 раз, и большинство из них — состоятельная публика. Даже лавина, которая обрушилась на базовый лагерь в Непале в апреле 2014 года, когда погибло почти 20 альпинистов, не остановила восходителей.

Смерти от стихии не уменьшают количество людей, которые готовы заплатить приличную сумму, чтобы попробовать взойти на самую высокую гору Земли. Причем доля профессиональных альпинистов среди восходителей каждый год падает. Причина кроется в финансах — гималайские гиды признаются, что подъем на Эверест от сезона к сезону становится все более дорогостоящим предприятием. Из-за чего профессионалы, посвятившие свою жизнь горам, вынуждены идти в гиды либо искать богатых спонсоров, которые согласятся оплачивать их восхождения. Или же работать тренерами национальных команд. По словам португальского альпиниста Жоао Гарсии — человека, который покорил все 14 восьмитысячников планеты, — сейчас каждая страна хочет показать, что ее спортсмены были на Эвересте. И это тоже не дешевое удовольствие.

Словом, Эверест коммерциализируется. А занятие альпинизмом стало только вопросом цены и все более дешевых предложений от индивидуальных гидов и частных компаний.

Портрет клиента

Дорога на Эверест для обычного туриста начинается в Катманду. Туда он прибывает через Индию, если летел из Европы, или через Малайзию, если его родина США.

Высокогорные гиды, работающие на Эвересте, рассказывают, что их клиенты — это в основном европейцы или американцы.

— Доктора, инженеры или работники сферы финансов. Все на достаточно высокооплачиваемых должностях, так как могут позволить себе прервать работу на пару месяцев без ущерба для личного дохода, — говорит Алан Аланарнете, несколько раз покоривший Эверест и водивший коммерческие группы на его вершину.

Статистика «Горного безумия», компании, водящей альпинистов на Эверест уже почти 30 лет, гласит, что большую часть ее клиентов составляют люди, по профессии являющиеся либо медиками, либо адвокатами. А их средний возраст колеблется от 30 до 50 лет.

— Бывало, к нам обращались богатые туристы после 60, но это уже перебор, мы не хотим брать деньги у людей, которые очевидно сойдут с дистанции», — говорят в компании.

Восхождение на вершину Эвереста длится не менее 60 дней, с учетом правильной акклиматизации. Самый экономный тур от проверенной компании стоит не менее $60 тысяч. Можно найти и более дешевые предложения, но без гарантий безопасности. Срок жизни демпингующих и экономящих на всем фирм исчисляется парой неудачных экспедиций. После они просто исчезают. Или даже не начинают подъем. В 2007 году компания Asia Turs предлагала восхождение всего за $12 тысяч. Но когда клиенты прибыли в Катманду, оказалось, что гиды для них не предусмотрены.

Проводники по-разному оценивают мотивы туристов, штурмующих Эверест. В основном это обычные люди, которые хотят сделать что-то экстраординарное и получить сильные впечатления на всю жизнь. Кроме того, многих толкает на восхождение кризис среднего возраста или потребность круто изменить свою жизнь.

В последние годы появилось много клиентов из Китая, которые восходят целыми группами и готовы платить большие деньги за экспедицию. Значительная часть гималайских гидов считает, что теперь азиатских туристов будет становиться только больше и для них нужно будет выделять специальные дни восхождения.

Вторые люди 

Дорога непосредственно на Эверест начинается в единственном крупном аэропорту этого региона — в городе Лукла. Путешественников доставляют туда небольшими самолетами, которые могут сесть на самой короткой в мире полосе, заканчивающейся пропастью. Там гиды и клиенты знакомятся с шерпами-проводниками. Без этих местных жителей, которые за деньги переносят грузы и имущество путешественников на гору, восхождение было бы невозможным.

— На каждого человека мы несем более 50 килограммов груза, не считая его личных вещей и альпинистского снаряжения, — признается Триш Дженкинс, сотрудник компании Altitude Junkies Inc, которая занимается планированием восхождений. Первая линия проводников несет грузы до базового лагеря Эвереста, расположенного на высоте чуть более 5 тысяч метров. Еще несколько лет назад их услуги стоили от $100 за неделю работы, но теперь цены немного выросли. Там их сменяют другие шерпы-проводники, готовые занесли снаряжение к самому штурмовому лагерю, размещенному на высоте 8 тысяч метров.

Надо сказать, что район, где начинается восхождение на Эверест, еще 30 лет назад был одним из самых бедных в стране. И коренное население жило там в средневековых условиях. Дело в том, что до 1980-х годов основные восхождения на самую высокую гору совершались только из Тибета, а Непал был закрытой для иностранцев страной. Получить же разрешение от властей КНР было очень сложно, а потому на гору поднимались только опытные альпинисты, которые готовы были ждать восхождения годы. Но когда Непал открыл свои границы, то оказалось, что туристов, желающих отправиться в Гималаи, тысячи. Тогда же народ шерпов и начал зарабатывать на них.

Изначально шерпы работали в профессиональных экспедициях, но там прибыли были не так велики. Сейчас же шерпы, с должным снаряжением отработав на одном коммерческом восхождении, могут получить больше $5 тысяч. Этой суммы хватает, чтобы открыть небольшую гостиницу для туристов.

Впрочем, такие заработки доступны только тем, кто сопровождает клиентов до самой вершины. Большинство же работают у подножия горы и получают значительно меньше. Но и особого выбора у них нет. Как рассказал «Репортеру» хозяин одной из гостиниц на пути в базовый лагерь Эвереста, его сыновья выбрали единственную возможную судьбу в этих горах. Один пошел в буддийские монахи, другой — в носильщики.

Шерпы также отвечают и за состояние веревок на подъеме по ледопаду Кхумбу — первом отрезке восхождения.

— Многие думают, что на Эвересте нужно рубить ступени или подниматься с ледорубами по отвесной стене. Но сама гора не такая сложная, — говорит Жоао Гарсия. По его словам, если клиент может идти, держась за специальную веревку, которую навесили шерпы, то он вполне сможет взойти на вершину без особых проблем. Ему даже не нужно демонстрировать навыки работы с ледорубом. Опытные гиды требуют этих навыков, если клиент хочет пойти на вторую в мире вершину К2 (Чогори) с ее вертикальными стенами льда и узкими переходами по кромке ледников.

За трассу до вершины шерпы получают вдвое меньше, чем европейские или американские гиды, которые работают рядом с ними. Статистика их гибели обратно пропорциональна. Большая часть из 680 человек, погибших на Эвересте с 2000 года, — местные жители. В Американской федерации труда даже вывели показатель, согласно которому работа высокогорных шерпов опаснее, чем работа солдат в международном контингенте в Афганистане.

Сейчас ситуация начала меняться. Шерпы объединяются в профсоюзы и требуют лучших условий для своей работы. Они понимают, что коммерческий альпинизм невозможен без их работы. Кроме того, они все больше говорят о создании фонда взаимопомощи семьям погибших.

— Лучше брать деньги для этого фонда не с нас, а из тех отчислений, которые идут правительству Непала. Только за разрешение на подъем одного альпиниста мы платим $10 тысяч, — утверждают в «Горном безумии».

Царь горы

— Руководитель группы коммерческого восхождения давно перестал быть только хорошим альпинистом. Он занимается всем, — объясняет Таши Тенцинг. В его обязанности теперь входит, во-первых, организация поставки снаряжения и продовольствия. Особенно важным становится закупка баллонов с кислородом, который позволит клиентам и гидам преодолеть последний штурм вершины. Если кислорода будет недостаточно, то у туристов банально не хватит сил на восхождение.

При этом в среде профессиональных альпинистов многие критикуют восхождение с кислородом. По мнению Ивана Вальехо, эквадорского восходителя, покорившего все восьмитысячники, кислород может закончиться в самый неожиданный момент, и тогда ты окажешься на большой высоте, растеряв все силы. Но правда в том, что непрофессиональные альпинисты, даже с правильным графиком акклиматизации, не смогут идти без кислорода.

Во-вторых, руководитель группы должен организовать логистику и доставку всего необходимого в базовый лагерь, а затем дальше, в штурмовые лагеря. Компании, занимающиеся этим бизнесом уже несколько лет, имеют свое место в базовом лагере и своих высокогорных шерпов, которые и несут все к вершине.

Наконец, руководитель должен вовремя определить главное: кто из группы сможет пойти на штурм вершины, а кого лучше развернуть, для того чтобы не подвергать опасности остальных. И тут гид должен быть хорошим психологом. Клиенты — это не профессиональные альпинисты и часто просто не чувствуют момента, когда нужно повернуть назад.

— Мне приходилось видеть, как клиенты требовали вести их на вершину, потому что они заплатили за это деньги и им гарантировали восхождение, — вспоминает Иван Вальехо.

Некоторые гиды поддавались на давление и брали, по его словам, неподготовленных людей на финальный штурм. Часто это приводило к печальным последствиям, вплоть до летальных. По мнению Алана Аланарнете, для того чтобы этого не случилось, гид сразу должен установить в группе строгую дисциплину. Но беда в том, что многие клиенты привыкли сами командовать и поэтому отказываются подчиняться людям, которым платят.

Туда и обратно 

После полутора месяцев пути из Луклы в базовый лагерь и потом медленного восхождения вверх для акклиматизации альпинисты выходят на Южное седло горы и вступают в «зону смерти».

— Тут воздух настолько разрежен, что ваш организм начинает медленно умирать. Ему не хватает кислорода для дыхания, пищеварения или сна, — рассказывает Жоао Гарсия. Находиться там больше двух-трех дней — это значит обречь себя на развитие горной болезни, отека легких или мозга.

В этой зоне клиенты находятся не более суток. В основном спят. Передвигаются только с баллонами кислорода. А на следующий день после выхода на седло начинают штурм Эвереста.

По словам гидов, на этом пути человек должен сам знать, готов ли он к вершине или нет. В случае чего спасти его, даже гидам или шерпам, будет очень сложно. На такой высоте мозг человека работает намного медленнее, и потому важно понимать, осилишь ли ты финальный рывок.

Таши Тенцинг говорит, что его постоянно спрашивают, как подготовиться к восхождению. Альпинист выделяет два аспекта. Первый — физический. Если нет горного опыта, то нужно по крайней мере развивать выносливость. Большинство гималайских гидов уверяют, что лучший спорт для альпинизма — триатлон. Для того чтобы быть готовым к Эвересту, профессионалы советуют пройти несколько этапов популярного соревнования Ironman (бег на 20 км, заплыв на 4 км и велосипедная гонка на 180 км). Только после этого можно быть уверенным, что тело не подведет на высоте. Но и определенный горный опыт также необходим. С 2010 года в Непале введена обязательная норма, по которой альпинист, подающий заявку на восхождение на Эверест, должен иметь опыт покорения вершин выше 6 тысяч метров.

Второй аспект подготовки — психологический.

— Ты должен быть готов отказаться от вершины и повернуть назад. В любой момент сделать это не раздумывая, — говорит Тенцинг.

Именно на последних метрах сделать это очень сложно. Но главное — не взойти наверх, а спуститься живым. Некоторым гидам приходилось чуть ли не насильно разворачивать клиентов за несколько сотен метров до вершины, так как те не могли идти или не укладывались в отведенное для прохождения того или иного участка маршрута время. Именно рост коммерческих туров привел к тому, что на подступах к вершине сформировалось свое-образное высокогорное кладбище погибших альпинистов — с такой высоты их уже почти невозможно снять.

Под конец альпинистского сезона в социальных сетях появляются сотни фотографий с Эвереста. Их размещают спустившиеся с горы смельчаки, которые моментально забывают все опасности подъема, зато готовы много и красочно рассказывать о своих достижениях.

— Эти люди для нас лучше любой рекламы. После чтения их откровений появляется все больше желающих добраться до вершины Гималаев. Они не хотят верить, что смерти на горе реальны, и убеждены, что смогут одолеть весь путь. Это и есть основной двигатель мощного бизнеса коммерческих восхождений, — резюмирует Таши Тенцинг.