ФОТОПРОЕКТ

Год за два

Важные снимки Майдана по версии главных репортажных фотографов страны
Два года назад бывший президент страны Виктор Янукович в последний момент отказался подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. На улицы столицы и крупных городов Украины вышли тысячи протестующих. Затем был жесткий ночной разгон студентов у стелы на Майдане, баррикады, еженедельные вече, захваты ОГА, коктейли Молотова на Грушевского, расстрел снайперами сотни протестующих, бегство Януковича в Россию.
Итоги противостояния все подводили ровно год назад — в первую годовщину революции. Признания силовиков и депутатов, экономическая и социальная аналитика, бессчетное количество интервью с участниками. Делать это можно каждую годовщину, и наверняка подобные материалы в течение ближайших недель появятся в достаточном количестве. Журнал «Репортер» решил предпочесть аналитике воспоминания репортеров — фотографов, несколько месяцев документировавших события, происходившие на Майдане. Нам кажется, каждый из отобранных самими авторами кадров рассказывает историю едва ли не большую, чем десяток эссе или статей.
Фотография: Олег Фарынюк

Максим Дондюк

Фотограф, сотрудничающий с международными фотоагентствами, такими как PHL и European Pressphoto Agency, и лучшими СМИ мира — Time, Esquire, Rolling Stone, Der Spiegel. Персональные выставки Дондюка проводились в Украине, США и Европе. Для «Репортера» он снял с десяток прекрасных репортажей.
Во время противостояния на Майдане Максим Дондюк стал одним из самых востребованных украинских фотографов в Европе и Америке. За свои снимки получил несколько авторитетных международных премий. В том числе стал лауреатом фотографического «Оскара» — премии International Photography Awards.
«До 19 января 2014-го, кроме жилетки с надписью „ПРЕССА", я не думал о какой-либо другой защите. В день, когда протестующие пошли штурмом на Грушевского, я приехал, когда уже начались первые стычки. Я не подозревал, чем все это закончится. Ко мне подбежал парень и дал пластиковую каску. Через 20 минут в каску попала пластиковая пуля и сбила меня с ног. После весь день кружилась голова. Я долго пытался найти ангела-хранителя и отблагодарить его. Но имя его узнал от нашего общего друга лишь на его посмертной фотовыставке во Львове. Виктор героически погиб в августе 2014 года, проходя службу в батальоне „Айдар"».
Фотография: Юлия Сердюкова
Фотография: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Дмитрий Стойков, Алексей Солодунов, Александр Течинский

Кроме фотосъемок Алексей Солодунов, Дмитрий Стойков, Александр Течинский совместно работали над документальными видеорепортажами с Майдана. Уйма уникальных фактов, сюжетов и историй в итоге сложились в полноформатный фильм. «Все горит» — это документальное свидетельство того, как развивались, трансформировались и эмоционально менялись протесты на центральных улицах столицы. Как мирное противостояние с песнями, концертами и речевками уступило место серьезным стычкам с силовиками: коктейли Молотова, разобранная брусчатка, первые выстрелы, все в огне и дыму от чадящих шин.
«Все горит» показали на нескольких кинофестивалях. Год назад
в Лейпциге, на крупном фестивале документального кино DOK Leipzig, картина украинских фотографов получила премию как лучший восточноевропейский фильм.
Фотография: Михаил Палинчак

Михаил Палинчак

Популярный уличный фотограф, работы которого принимали участие в трех десятках авторитетных выставок. После Майдана несколько сменил профиль. Точнее, стал официальным фотографом президента Петра Порошенко.
«Я начал фотографировать Майдан практически с первого дня. Постепенно он стал формироваться как явление, расширяться и развиваться, люди со всех уголков Украины приезжали поддержать протест. Все на нем были равны, все чувствовали себя борцами за правое дело и вовлеченными в исторически важные события для Украины. Каждый делал то, что умел, и помогал другим чем мог. Фотографы чувствовали себя на Майдане так же, как и все другие, — свободно. Мы делали то, что умели лучше всего, и благодаря этим фотографиям весь мир мог следить за происходящим.
Огромный массив изображений того периода еще предстоит структурировать и проанализировать. Это воистину была территория свободы, свой город в городе, который жил по своим правилам. Кажется, один из самых значительных и интересных феноменов Майдана — это самоорганизация и волонтерское движение (которое после переключилось на украинскую армию и стало массовым), основанное на альтруизме и солидарности».
Фотография: Елена Горовая

Максим Люков

Во время Майдана работал штатным фотографом «Комсомольской правды в Украине». Этот снимок Люкова участвовал в проекте «Майдан. (Р)еволюція духу» и был подарен королеве Елизавете ІІ. Публиковался также в нескольких книгах, в том числе и на обложках («Майдан. (Р)еволюція духу, 50 найкращих фото»). И выставлялся в Украинском доме, М17, «Мыстецком Арсенале».
«Люди привыкают ко всему. Когда у тебя под ногами взрывается первая газовая граната, ты бежишь, оглушенный взрывом, куда глаза глядят и вслух или про себя проклинаешь все на свете. Потом долго откашливаешься, вытираешь слезы — и возвращаешься. После взрыва следующей гранаты ты снова проклинаешь и себя, что стоишь здесь, дурак этакий, и тех, кто эти гранаты бросает, но не убегаешь, а постепенно привыкаешь к едкому газу и слезы вытираешь уже стоя на месте. Когда под ногами взрывается третья граната и последующие, ты уже воспринимаешь их как что-то само собой разумеющееся. Слез почти не замечаешь, а кашель, раздирающий твои легкие, становится не таким противным.
Затем, по дороге домой, ты наслаждаешься чистым воздухом
и тишиной, забываешь про взрывы, крики, и только пропитанная перцовым газом куртка напоминает об очередном закончившемся страшном, опасном дне».