Текст: Дмитрий Симонов

На прошлой неделе стали известны победители крупной научной премии Breakthrough Prize, основателям которой, похоже, не дает покоя слава Альфреда Нобеля. Эту премию вручают в трех номинациях: науки о жизни, фундаментальная физика и математика.

В области биологии в этом году премии удостоили пятерых ученых. Американские исследователи Карл Дейссерот и Эдвард С. Бойден получили награду за исследования в области оптогенетики. Это методика, позволяющая проводить исследования работы нервных клеток, что, в свою очередь, открывает новые пути к изучению работы головного мозга.

Исследования следующего лауреата — британского ученого Джона Харди — посвящены изучению нейродегенеративных заболеваний, таких как болезнь Альцгеймера. Хелен Хоббс — еще один представитель США — открыла ген PCSK9, изучение которого позволило создать препараты, снижающие уровень холестерина, а вместе с ним и вероятность сердечного приступа.

Наконец, Сванте Паабо из Германии прославился своими исследованиями генома древних людей. В частности, благодаря его работам мы узнали, что геном современного европейца содержит гены неандертальцев, которые наши далекие предки приобрели в результате скрещивания с этими самыми неандертальцами.

Премию по физике в этом году получили пять исследовательских групп за изучение осцилляции нейтрино — это та же тема, которая была отмечена последней Нобелевской премией. На этот раз ее вручили группам под руководством нобелевских лауреатов этого года — канадского ученого Артура Макдональда и японца Такааки Кадзиты, а также еще двум группам японских исследователей и коллективу китайских ученых.

Открытие явления осцилляции нейтрино имеет фундаментальное значение. Маловероятно, что в обозримом будущем оно найдет практическое применение, зато оно позволяет, в частности, объяснить процессы, которые происходят на Солнце.

Ну и, наконец, «Премию за прорыв» в математике получил Ян Агол из Калифорнийского университета в Беркли, изучающий трехмерные многообразия.

В отличие от Нобелевской премии, которую вручают с начала ХХ века, Breakthrough Prize впервые присудили всего три года назад. Среди ее основателей — Сергей Брин, Марк Цукерберг, Джек Ма и Юрий Мильнер. Размер премии составляет $3 млн, в то время как сумма Нобелевской премии в одной номинации не превышает $1,5 млн, которые могут поделить между собой два или три лауреата. Суммарный размер Breakthrough Prize в этом году составил почти $22 млн.

Кстати, каждый год в одной номинации Нобелевскую премию могут получить не больше трех человек. А вот «Премии за прорыв» по физике в этом году удостоены 1 377 ученых, занимавшихся изучением осцилляции нейтрино.

Что касается значимости тех исследований, которые отмечает жюри Breakthrough Prize, то в научном сообществе говорят, что оно не вызывает каких-либо сомнений. С другой стороны, известная проблема «Нобелевки» состоит в том, что достойных кандидатов всегда больше, чем позволяют наградить правила присуждения премии. Естественное следствие этого — не все достойные ученые доживают до своей Нобелевской премии, хотя вполне ее заслуживают. И это одна из причин, почему самая престижная премия в мире не могла помешать появлению Breakthrough Prize. 

Если вручение Нобелевской премии, которое традиционно должно состояться 10 декабря, — это строго регламентированная церемония, основные правила которой подолгу остаются неизменными, то вручение Breakthrough Prize — яркое современное шоу. А в XXI веке, когда все более непостижимая для широких масс наука стремительно обрастает элементами шоу, чтобы хоть как-то не потерять связь с сознанием этих самых широких масс, появление научной премии «в стиле „Оскара“», выглядит очень логичным.

НОВОСТИ

Доисторическая влага

Многие полагают, что гидросфера Земли образовалась благодаря кометам, которые в большом количестве сталкивались с нашей планетой на первых этапах ее существования. Но анализ древних базальтов острова Баффинова Земля ставит под сомнение данную гипотезу. Дело в том, что в этой породе, которая не изменилась с момента формирования Земли, содержатся молекулы воды. Они принадлежат к двум разным видам, в зависимости от изотопа атома водорода, входящего в их состав. Оказалось, что соотношение этих видов воды очень близко к тому, что наблюдается в древних астероидах. Таким образом, молекулы воды находились на частицах пыли протопланетного облака, из которого образовалась Земля. Впрочем, так произошла лишь часть земной воды. Ответ относительно оставшейся части еще предстоит выяснить.

Книги о главном

«Происхождение видов» Чарльза Дарвина — самый влиятельный научный труд за всю историю. По крайней мере так считает британская общественность. Онлайн-голосование на эту тему провели в преддверии Недели научной книги, проходившей 9–16 ноября. Впрочем, большинство трудов, оказавшихся среди лидеров голосования, назвать научными можно с большой натяжкой, а то и вовсе нельзя. Так, в верхних строчках списка — «Манифест коммунистической партии» Маркса и Энгельса, собрание сочинений Шекспира, «Государство» Платона и «Критика чистого разума» Иммануила Канта. Среди прочих в рейтинге оказались произведения Альберта Эйнштейна и Стивена Хокинга.