Текст: Тарас Козуб

Проголосовавшиеся

Страна голосовала вяло. На многих участках бюллетени покрывали дно избирательных урн всего на два-три сантиметра. Информационная акция, запущенная в день голосования, — ролик с артистами Валерием Харчишиным, Ярмаком, Вадимом Краснооким, Фаготом, Русланой, призывающими голосовать «пофиг за кого, но голосовать» — собрала тысячи лайков в фейсбуке, но эффекта не дала. Победила «диванная» партия. В целом по стране явка составила 34,08% — это гораздо меньше, чем 25 октября (голосовали 46,5%).

Причин тому несколько. Во-первых, апатия и общая дезорганизация избирателя. Глава правления Комитета избирателей Украины Алексей Кошель пояснил немотивированность отсутствием партийных списков: когда в бюллетене есть лишь два кандидата (особенно если избиратель не поддерживает ни одного из них и максимум на что готов — проголосовать против наиболее одиозного), «спортивный интерес» пропадает.

— Второй тур традиционно собирает меньше народа (за исключением президентских выборов). Люди устают, учитывают очень большой разрыв между кандидатами — мол, зачем напрягаться, если человек и так победил, — поясняет мотивы социолог Юрий Гаврилечко. — Кроме того, многие отвыкли ходить на выборы мэров повторно. Да и протестный электорат во втором туре не голосует, поэтому процент испорченных бюллетеней меньше в разы.

Во-вторых, сработало заявление, сделанное главой МВД Арсеном Аваковым, о возможности терактов в крупных городах. МВД и СБУ «замерило» высокую возможность ЧП для Киева, Днепропетровска, Запорожья, Львова. А помощник министра Зорян Шкиряк сделал еще одно заявление, актуализировав тему непосредственно для выборов: «Хочу предупредить горячие головы: в случае, не дай боже, провокаций на участках силовики получили приказ стрелять на поражение».

Многих ли избирателей отвадило от участков появление силового дискурса — вопрос, учитывая общую нервозность в городах, где разрыв между кандидатами был минимален (например, в Днепропетровске). Эксперты даже усмотрели в этом игру на понижение явки.

— В некоторых регионах именно от неприхода на участки определенных избирателей зависела победа, например УКРОПа, — объясняет политэксперт Кость Бондаренко.

Нервозность, между тем, буквально висела в воздухе. Региональные горотделы полиции надолго обеспечены сырьем для анекдотов: в Чернигове мужчина обнаружил «подозрительный чемодан» в 100 метрах от участка (его безжалостно распылили посредством специальной водяной пушки, позже оказалось, саквояж просто выбросили за ненадобностью), в Кременчуге кто-то написал «анонимку», уличив в подкупе подозрительную пожилую особу (позже вскрылось: бабушка передавала внуку карманные деньги). И так далее по всей стране.

— Украинцы устали от постоянного политического напряжения: был Майдан, была война. От самих выборов — вряд ли, — утверждает политэксперт Ярослав Павловский, добавляя, что явка в ходе обоих туров была традиционно невысокой для местных кампаний: люди просто не очень погружены в тонкости местного самоуправления (особенно учитывая чересчур сложное законодательство).

Порохом пропах

Подсчет голосов обещал быть болезненным. На местах «Репортеру» называли даже гипотетические ситуации, при которых стопочки бюллетеней в 150–200 штук могли бы считать неделями. Но, вопреки ожиданиям, результаты второго тура не заставили себя ждать долго. К моменту сдачи номера в печать не были известны лишь результаты по Кировограду и Кривому Рогу — там началась «рубка» членов участковых комиссий за голоса.

— В остальных 27 городах результаты стали известны быстро. Избежать затягивания помог большой разрыв между кандидатами. В том же Днепропетровске, где обещали борьбу за голоса, он составил около 10%. И, подобно ситуации с летними довыборами по 205-му округу, конфликты автоматически снялись — нет причины для конфликта, — пояснил политолог Владимир Фесенко.

Без сюрпризов, впрочем, не обошлось. В шести городах победили кандидаты, занявшие не 1-е место по итогам первого тура (что явно станет дополнительным аргументом в пользу двухтуровости мэрских выборов) — речь об Ивано-Франковске, Черкассах, Николаеве, Чернигове, Белой Церкви и, конечно, Днепропетровске. Однозначных победителей кампании нет. И одновременно нельзя не признать, что президентская БПП получила одобрение со стороны избирателей (социологи связывают это с неприхотливыми вкусами «ядерного» электората, голосующего за власть при любых раскладах).

— Весь парадокс ситуации в том, что при глубоком социально-экономическом кризисе, троекратном падении уровня жизни в стране президентская партия до сих пор остается в лидерах. И политический итог выборов — его относительная победа, — оценивает Фесенко. — Пройдемся по областным центрам (без Донецка, Луганска и того же Кировограда): в четырех победили представители БПП, в четырех — самовыдвиженцы. Три взяла «Свобода», по двум мэра будут иметь «Самопомощь», «Видродження» и «Батькивщина». Еще в четырех городах будут представители разных сил: УКРОП (Днепропетровск), «Европейская стратегия» (Винница), «Доверяй делам» (Одесса) и «Совесть Украины» (Полтава).

Впрочем, результат БПП впечатляет, только если речь идет о мэрских «лицах» — партийные расклады для президентской силы не столь эффективны. По итогам первого тура в регионах БПП «берет» 11 областей (без учета Черниговской, где 1-е место делится с Радикальной партией). Формировать большинство будет сложно, учитывая, что во многих регионах прошло по семь–восемь политсил (рекорд-смен тут Полтавский облсовет, где будут заседать 10 партий). По мнению политэксперта Валерия Гончарука, БПП в регионах — весьма условный лидер.

— В Харькове, Одессе, Закарпатье, Хмельницкой, Черниговской областях победили проекты, которые являются сугубо региональными. А доминирующее большинство депутатов вообще беспартийные, — утверждает Гончарук. — для БПП, проправительственной, пропрезидентской партии, ситуация далеко не однозначна, так как в различных местных советах нет лидеров в подавляющем большинстве, есть очень сложные коалиционные образования.

Кроме того, у новоизбранных мэров могут возникнуть сложности во взаимоотношениях с горсоветами. Ожидается противостояние между новоизбранным мэром Николаева, кандидатом от «Самопомощи» Александром Сенкевичем, и большинством, которое будет ориентироваться на «Оппозиционный блок» (фракция ОБ в совете составляет 26 депутатов, к которым примкнут «околооппозиционные» силы). Похожей будет ситуация в горсовете Днепропетровска: с оппозиционным горсоветом придется сражаться уже записному укроповцу Борису Филатову. Его политсила получила 21 депутата, ОБ — 25 избранников. Интригой будет участие в «коалиции» семерых депутатов, подконтрольных местному бизнесмену Загиду Краснову. Как будут «ваять» компромисс, пока неясно.

— Политическая карта в регионах будет сегментированной, и это, скорее, на руку президенту. Учитывая наличествующие на местах силовые рычаги, он сможет влиять на местных депутатов, — прогнозирует политэксперт Руслан Бортник. — Но легитимность новоизбранных органов власти при явке избирателей в 30–35% условна. Даже если мэр набрал 70% голосов, это всего 10–15% от всех избирателей. Что может стать дополнительным аргументом тех же местных советов в случае объявления «импичмента» такому градоначальнику.

Как тушили горячие точки

«Первое совещание в среду. Вспомним работу в Днепровской ОГА по 20 часов в сутки», — пообещал подчиненным новоизбранный мэр Днепропетровска Борис Филатов вскоре после объявления результатов от ТИК: за Филатова 52,3%, за его соперника от ОБ, экс-вице-премьера Александра Вилкула, — 44,9%. Именно Днепру политтехнологи уготовили статус ключевого города с «наиболее жесткой кампанией». После отторжения Донецка и Луганска именно город на Днепре стал промышленной жемчужиной.

— Голоса скупались и посредством банковских технологий — при участии «ПриватБанка», — говорит политтехнолог Андрей Золотарев. — Обзванивались «проблемные» клиенты, прямо по базе.

В самом банке опровергли возможность подобных махинаций (не говоря уже о списании долгов за голосование).

— Это в принципе невозможно. База — самое дорогое, что есть у банка. И наша принципиальная позиция следующая: вне зависимости от политики, получить доступ к данным хотя бы одного клиента невозможно, — сказал «Репортеру» пресс-секретарь банка Олег Серга.

Интересно, что изначально, по нашим данным, условно «майданные» партии могли планировать обмен: кресло главы Днепропетровска на мэра Кривого Рога (тут идет Юрий Вилкул от Оппоблока). Однако было принято решение «работать по максимуму».

— Это традиционная схема сдерживания, но потом, думаю, включилось общественное давление. Поэтому установление результатов в Кривом Роге было затруднено, — считает Фесенко.

Киевский ТИК подвел итоги 100% избирательных протоколов не в пример быстрее — уже 16 ноября. Сюрпризов не было, действующий мэр Виталий Кличко «вырубил» соперника Борислава Березу с результатом в 66,5% (который, соответственно, получил 33,5% симпатий горожан).

— Все было решено и сложилось еще в первом туре, когда долго определяли, кого сделать соперником Кличко во втором. Ведь реальных соперников у Кличко-то и не было, — отметил политолог Вадим Карасев.

Учитывая, что из 52 депутатов, прошедших от объединенной политсилы (БПП–УДАР), людей от собственно УДАРа прошло только 12, а секретарем Киеврады прочат нынешнего сопредседателя фракции от УДАР–«Солидарность» Владимира Прокопива, то можно утверждать: власть в городе взяла партия президента.

Потенциально опасной точкой был Ужгород, где победил кандидат от «Видродження» Богдан Андреев (58,4%). Его визави, скандально известный Сергей Ратушняк, сделал ставку на радикалов — за неделю до выборов увесил город билбордами о поддержке со стороны Дмитрия Корчинского («Братство»).

— Борьба Андреева и Ратушняка тянется с 1990-х, когда они сначала были совладельцами самого большого базара в Ужгороде, а потом буквально воевали за него при помощи своих охранных фирм, — рассказал «Репортеру» ужгородский социолог Виктор Пащенко. — Однако оба кандидата не решились начинать силовое противостояние сейчас. Андреев предпочитает договариваться.

Интересный нюанс: оба политика, по оценкам Пащенко, не пользуются особой популярностью
в городе. Именно поэтому процент испорченных во втором туре бюллетеней едва ли не самый высокий по стране — около 11%.

Удивление вызвала победа Александра Сенкевича («Самопомощь», 54,9%) над представителем Оппоблока в Николаеве. Помогла ставка на современные технологии в традиционно «региональном» городе — например, на общение в соцсетях.

— Он сделал правильную ставку на креативный класс и молодежь. И смог подключить к своей кампании лидеров общественного мнения, — пояснил Вячеслав Головченко, координатор движения «Чесно» в Николаеве. — Это сигнал обществу, что старые методы — гречка и популизм — работают уже не так эффективно, как раньше.

Кстати, помимо общения в соцсетях, акцент был на личных встречах с избирателями. В итоге за
10 дней Сенкевич провел полсотни встреч с коллективами заводов и частных предприятий.

Еще один город, в котором к моменту сдачи номера в печать не могли установить результаты выборов, — Кировоград. Тут ноздря в ноздрю идут бизнесмен Андрей Райкович от БПП (владелец ТМ «Ятрань», набравший 27,4% в первом туре) и самовыдвиженец Андрей Стрижаков (почти 24,6%). Интересно, что при ближайшем рассмотрении оба кандидата — ставленники более высоких сфер влияния.

— Райкович не горел желанием идти на выборы, у него бизнес, и он с любой властью дружен. Все думали, пойдут местные элиты — Табалов-старший (экс-нардеп) или Станислав Березкин (местный олигарх-латифундист. — «Репортер»), а уговорил его баллотироваться нынешний губернатор Сергей Кузьменко, — рассказал «Репортеру» источник в администрации области. — Что касается Стрижакова, он лишь формально независим, а на самом деле — ставленник Сергея Ларина от «Оппозиционного
блока».

Интригу подогревает тот факт, что в регионе сосредоточено большое количество военных (как действующих, так и демобилизованных). По данным «Репортера», разница в результате составила всего несколько сотен голосов. В итоге оба штаба объявили о своей победе, а оглашение результатов задерживалось якобы из-за плохого самочувствия главы ТИК.