Текст: Анастасия Пасютина, Светлана Крюкова 

Военный конфликт на востоке, ухудшение экономической ситуации в стране меняют привычный образ жизни украинцев. Все это корректирует их потребительские настроения. Журналисты «Репортера» решили проверить, на какие товары увеличивается спрос со стороны жителей Украины спустя некоторое время после возобновления активных боевых действий на востоке 

Подол. Секс-шоп. Завоз нового товара, пересортировка продукции на полках. Вибраторы среднеценовой категории ставят на средние полки, поближе к потребителю. Сценическое белье из синтетики прячут подальше — его не покупают.

— Что у вас сейчас продается лучше всего?

— Недорогие практичные вибраторы. В последние месяцы это ходовой товар. Даже несмотря на рост цен. Они же импортные, но мы их по скидке продаем. Женщины по два уносят, — говорит продавец.

— А второй зачем?

— Подружке в подарок, — отвечает она.

Не совсем она, скорее он. Продавец этого магазина — метросексуал утрированной формы подачи. Короткая стрижка с челкой, похожая на женскую. Мужские узкие джинсы, но пояс — со стразами, сережки-гвоздики в обоих ушах. Жеманная манера речи.

— А что так? Не все же киевляне на АТО ушли.

— Понимаете, нервничают наши мужчины, новости плохие по телевизору смотрят.

— А при чем тут телевизор?

— Телевизор, знаете ли, снижает либидо. Сидят с пивом и чипсами, смотрят новости про войну, настроение портится. После такого не то что секса — жить не хочется, — задумчиво говорит консультант. — Кстати, рекомендую вам еще один товар. Но это секрет-секрет. Женские феромоны.

Продавец, похожий на женщину, с загадочным выражением лица протягивает мне маленький флакончик духов, похожий на пробник, — такие раздают в магазинах парфюмерии. В нем никакого запаха. Стоимость — 200 грн.

— Чувствуете легкий оттенок парфюма? Наносите на пульсирующие зоны. Сюда, сюда и сюда, — показывает продавец, дотрагиваясь до виска, шеи и запястья. — Это отличная альтернатива дорогой парфюмерии, стоит дешевле, а главное, мужчины чувствуют за километр. У меня девочки последние месяцы литрами берут. В брокардах-бонжурах флакон 3 тысячи грн стоит, разбавленный запахом. А у нас без запаха — всего-то ничего. Это же универсальная скидка: приходите в обувной магазин, очаровываете продавца, действуете на него феромонами — он вам скидку дает.

— Такой потребительский выбор — скорее исключение из правил и с военным конфликтом связан постольку-поскольку, — пояснил «Репортеру» социолог Евгений Копатько. — Но есть более очевидные вещи, которые бросаются в глаза, когда в каком-нибудь из городов на востоке начинается стрельба и появляются жертвы.

Мы задумались и решили определить пять наиболее популярных потребительских выборов на фоне плохих новостей. Хотя причинно-следственная связь спроса, наверное, все же присутствует. 

Алкоголь

— Водку мне, да подешевле!

Киевлянин Максим уже слегка навеселе и не церемонится в выборе выражений. Он с друзьями готовится к вечеринке и ставит в продуктовую тележку три бутылки крепкого спиртного. Он тут не один такой. На вопрос, почему именно водка, отвечает просто:

— Так а что делать? Не время сейчас Jack Daniel's распивать. Ну а водка — это что? Классика!

— Главное, чтоб не российская была, — поддерживает разговор молодой парень с дредами на голове.

— Продажи крепких алкогольных напитков дешевой ценовой категории в последнее время существенно возросли. Между тем до начала зимних военный действий потребление крепкого алкоголя значительно снизилось, — отмечает совладелец сети супермаркетов «Таврия В» Борис Музалев. — Сейчас люди, безусловно, больше выпивают. Многие в последнее время остались без работы, а такая категория людей априори больше пьет. К тому же в свете последних событий всем хочется как-то снять стресс. А так как денег из-за кризиса поубавилось, в ход пошли самые бюджетные варианты. Пьют дешевое и крепкое. Главное, чтобы не российское.

Украинцы стали больше тратить на алкоголь не только в центрах розничной торговли, но и в заведениях, по сути, не предназначенных для распития спиртных напитков. Несмотря на то, что алкоголь в «Кофе Хауз» недешевый, определенный тип посетителей наведывается туда именно за ним, говорит администратор одного из столичных кафе этой сети Марина.

— Приходят люди, обычно в камуфляже, садятся за столики в углу и заказывают алкоголь. Много алкоголя. Напиваются до невменяемости, начинают мешать другим посетителям. Приходится их выпроваживать. Если, конечно, они сами не уходят раньше не расплатившись. Видимо, считают, раз на них штаны цвета хаки, им это позволено, — жалуется девушка.

То, что в стране стали потреблять больше алкоголя, особенно дешевого, подтверждается и социологическими данными.

— В прошлом году люди сэкономили более 60% средств на отпуске, а треть населения уже начала экономить на продуктах питания. Соответственно, уровень продаж крепкого, но дешевого алкоголя вырос, в то время как потребление дорогого снизилось, — говорит Евгений Копатько. — Помимо экономических причин такую тенденцию можно объяснить и социальными факторами: обществу пришлось отказаться от привычного образа жизни и приспосабливаться к сегодняшним реалиям. А так как приспосабливаться сложно, многие люди пытаются заглушить свои проблемы, уйти от них хотя бы на время. К тому же в последнее время среди украинского населения возрос уровень тревожности и депрессии, а алкоголь у украинцев всегда считался лучшим антидепрессантом.

Сигареты

— Девушка, дайте «Приму», пожалуйста. Или что у вас там раньше по 6 грн было?

— Это раньше по 6, сейчас уже дороже.

Тридцатилетняя Анна, стоящая передо мной в очереди к кассе, возмущается, что подорожали ее любимые сигареты и теперь она вынуждена опять переходить на этот «яд».

— А что делать, — говорит. — Я с 19 лет курю. Когда такое по телевизору показывают — там трупы, здесь трупы, — сложно удержаться. Думаю, после вечернего выпуска новостей ни один украинец не откажется от сигареты. Пусть даже от «Примы».

Курение также является традиционным антидепрессантом у украинцев.

— В 2014 году объемы реализованной табачной продукции продолжали сокращаться. По нашим данным, в 2013 году было продано приблизительно 74,6 млрд сигарет, в 2014 году — 73,4 млрд, — рассказывает Александр Когут, директор отдела корпоративных вопросов «JTI Украина». — В период с января по декабрь 2014 года ставки акциза на сигареты выросли на 40%, цены, соответственно, тоже выросли, а покупательная способность снизилась. На этом фоне повысился спрос на продукцию базового ценового сегмента и на сигареты без фильтра.

По словам Когута, в 2014 году доля рынка бесфильтровых сигарет выросла более чем на 6% и к концу года достигла 19,4%. Сигареты базового ценового сегмента стоимостью от 10,5 до 14,5 грн остаются самыми популярными, на них приходится более 55% рынка. За прошлый год этот сегмент вырос на 2,5%.

— Когда у нас в стране проводилась кам-пания по борьбе с курением (я имею в виду закон о запрете курения в общественных местах), мы наблюдали значительное сокращение количества курильщиков. Но после недавних событий общество недостаточно стабильно, да и политическая ситуация не располагает к тому, чтобы люди начали бросать курить, — считает Евгений Копатько.

Некоторые рестораны начали позволять курить внутри заведения, а правоохранительные органы все чаще закрывают на это глаза.

Если постоять час у кассы и понаблюдать, что и как покупают, можно заметить тенденцию: как правило, сигареты закупают в комплекте с алкоголем.

— Стандартный набор среднестатистического украинца, — говорит кассир Дима. По его словам, люди «забили» на здоровый образ жизни, который культивировался какое-то время у нас в стране, и вернулись к традиционному и проверенному временем способу снятия эмоционального напряжения.

Рост продаж табачных изделий отмечает и Борис Музалев:

— Люди привыкли снимать стресс именно таким образом, поэтому сигареты после недавних сводок с фронта разошлись с прилавков так же быстро, как спиртные напитки.

Жирная пища

— Не эту сметану, Стасик! Бери 30-процентную!

В молочном отделе переполох. Большая компания (преимущественно женщин разного возраста) отоваривается на неделю вперед. Все берут с полок молоко с самым высоким процентом жирности, самую жирную сметану, йогурт. А в колбасном отделе оказывается, что сало и жирное мясо разобрали еще до обеда. Предпоследний кусок сала забирает мужчина в теплой дутой куртке.

— Сало — це смачно і по-українськи. І ним наїстися можна, — так аргументирует покупку дальнобойщик Игорь.

— Сметанку пожирнее стали брать, потому что она сытнее. И вообще, не время сейчас следить за фигурой, — говорит молодая мама Елена.

— Если раньше люди отдавали предпочтение обезжиренным продуктам, потому что культивировался здоровый образ жизни, то сейчас стали покупать продукты с наивысшим процентом жирности. Выбирают самое калорийное: сало, сметану, жирную колбасу. Подобное, кстати, наблюдалось в начале 1990-х годов, — утверждает Борис Музалев.

— Это происходит за счет изменения структуры поведения людей, — комментирует тенденцию эксперт Евгений Копатько. — Конечно, здоровое питание не предусматривает потребление жирных продуктов. Но во время кризиса человек всегда выбирает те товары, которые позволят ему прокормить свою семью. Планка потребления падает так же, как в случае с алкоголем: люди отдают предпочтение более простым, надежным и проверенным продуктам. Человек откажется от каких-то деликатесов, но согласится на тушенку и сало, потому что они дольше пролежат в холодильнике и этими продуктами однозначно будешь сыт.

— А может, дело не только в выгоде? Хоть я и не дипломированный психолог, мне кажется, у людей это на подсознании: жирная еда ассоциируется у многих с домом, а дом — с безопасностью, — делится соображениями сотрудник магазина Алла. — Покупая продукты с высоким процентом жирности, мы пытаемся вернуть себе ощущение защищенности, которое испытывали только под родной крышей или в детстве у бабушки в деревне.

Свечи и фонарики

В числе необычных дефицитов можно отметить еще один. В отделе товаров для дома почти пуст стеллаж со свечами.

У стеллажа пожилая женщина с бабеттой на голове. На вопрос, завезли ли свечи, отвечает:

— Как же не завезли? Завезли. Еще вчера вечером. Уже раскупить успели.

— Как так? Зачем?

— Как зачем? А вдруг Россия нам газ перекроет или опять реверсные отключений электричества пойдут? У меня соседка на следующий же день после Волновахи в магазин за свечами побежала. Я сама вот только теперь за ними пришла, да, видно, опоздала, одни декоративные по 200 грн штука остались. Надо же, такой ажиотаж. Думала уже купить какой-нибудь фонарик, так и тех почти нет. Эх, надо было раньше шевелиться. Пойду в отдел елочных игрушек посмотрю. Там, правда, только дорогие, блестящие остались.

Менеджеры магазинов подтвердили слова женщины. Народ действительно стал активно закупать свечи и фонарики на аккумуляторах в связи с последними событиями в Донбассе.

— Появилось ощущение предвоенной паники и депрессии. Люди чувствуют опасность. То же происходило в селах в 1941 году, хоть Сталин и говорил, что никакой войны не будет, — утверждает Борис Музалев.

— Подобное происходило и в лихие 1990-е годы, когда уровень жизни тоже резко ухудшился, — комментирует тендецию Евгений Копатько. — Тогда старшее поколение, которое прошло Вторую мировую войну, массово запасалось свечами. Сейчас так поступает поколение, воспитанное ими. Люди боятся, они ожидают негатива, живут в постоянном напряжении, и им кажется, что наличие свечей в доме чудесным образом убережет их от беды. Так у нашего народа проявляется инстинкт самосохранения.

Корзины для пожертвований

— Смотри, Леха! Две двухсотки кинули! Давно такого не было.

Эти люди, стоящие возле выхода из магазина, — волонтеры, они собирают деньги на нужды украинской армии. Волонтер Владимир по прозвищу Археолог охотно дает комментарии. Он недавно вернулся с АТО и теперь собирает пожертвования для батальона «Донбасс», в котором служит. Говорит, после возобновления войны на востоке народ стал жертвовать намного активнее. Тогда как последние месяцы до этого украинцы перестали подбрасывать в корзинку продукты.

— Буквально на следующий же день после обстрела мирных жителей в Мариуполе наш ящик для пожертвований был наполнен доверху. Думаю, это можно объяснить чисто психологически: все сидят по домам, а где-то там гибнут люди. Это все ведь показывают по телевизору. Они это видят, и их мучает совесть, — делится соображениями волонтер.

Рост количества пожертвований можно объяснить еще и тем, что в последнее время население все больше доверяет общественным организациям, а не официальным властям. Об этом свидетельствуют данные социологических опросов.

— Когда мы спрашиваем, кому вы больше доверяете — президенту, премьер-министру, церкви, милиции или общественным организациям, — последние демонстрируют один из самых высоких показателей поддержки среди населения, — отмечает социолог Евгений Копатько. — На мой взгляд, такие явления носят волнообразный характер. Уже наблюдался подобный всплеск, потом было затишье, и вот сейчас волонтерское движение снова стало востребованным.