Текст: Маргарита Чимирис, Анастасия Рафал, Александр Сибирцев

— Тот, кто реформирует МВД, может стать президентом страны, — собеседник «Репортера», в прошлом высокопоставленный сотрудник УБОПа, анализирует шансы Арсена Авакова получить выгоду от реформы милиции. — Николя Саркози перед тем, как стать президентом Франции, провел реформы в полиции. Аваков достаточно уверен в себе, чтобы рассчитывать на подобные перспективы.

Так это или нет — вопрос. Но, по слухам, назначению Эки Згуладзе на пост своего первого заместителя глава МВД сопротивлялся до последнего — очевидно, не хотел делить лавры главного милицейского реформатора. Кому же они достанутся? 

Реформа. Начало

В середине января Эка Згуладзе объявила о наборе кандидатов в новую патрульную службу Киева, которая уже летом заменит на дорогах сотрудников ГАИ. Гаишников либо уволят, либо переаттестуют вместе с новичками (тех, кто подаст анкеты и пройдет отбор). Регистрация участников заканчивается 6 февраля, занятия начнутся в марте (когда кандидаты пройдут все тесты) и продлятся три месяца. Учить патрульных будут иностранные и украинские инструкторы. На время учебы кандидатам предлагают стипендии в 2 тысячи грн, а тем, кто пройдет конкурс и станет новым патрульным, обещают зарплату в 6–8 тысяч грн. Заявки на участие в конкурсе подали более 27 тысяч человек (данные на 28 января), хотя взять на работу планируют около 2 тысяч новых патрульных.

Нынешних сотрудников ГАИ, как и работников других подразделений милиции, в списках желающих немного.  Главная причина — скептическое отношение к новшеству, страх не пройти тесты и не вписаться в работу новой службы, а также возрастной ценз — не старше 35 лет. 

— Я бы пошел в эту службу. Не вопрос! Ведь у меня, опера с 20-летним стажем, зарплата около 5 тысяч грн, а там аж сколько предлагают! — завистливо приценивается собеседник «Репортера», работник столичного главка МВД. — А у нас сейчас новичок в среднем без надбавок получает где-то 1 300 грн. Нам, более опытным, за звание сотню добавляют, за выслугу лет — еще две. Так и набирается что-то. Но сейчас с обеспечением совсем туго стало: канцелярии нет, технику свою из дома приносим, а в последнее время иногда даже на бензин для дежурной машины приходится сбрасываться. Патруль ведь должен на вызов выехать. Так вот у меня вопрос: откуда в министерстве возьмут деньги на большие зарплаты новичкам, если на горючее найти не могут? И почему нам, операм, ничего не добавят?

Среди гаишников настроения в преддверии реформы еще более пессимистические. А один из них — бывший сотрудник ГАИ Житомира Борис Бояркин — рассказал, что начальство активно «ищет» возможности пережить реформу. Чтобы остаться в системе, сотрудники якобы должны заплатить в общую кассу по $2 тысячи. В МВД срочно объявили проверку по этому факту, но ее результатов пока нет.

Есть вопросы к новшеству и у экспертов.

— Начнем с того, что не все гаишники — взяточники, — говорит эксперт Центра политико-правовых реформ, доктор юридических наук Николай Хавронюк. — К примеру, я знаю двух гаишников — братьев-близнецов, которые уже лет 15 регулируют движение на перекрестке Институтской и Шелковичной в Киеве. И никогда никто из них не совершал по отношению ко мне противоправных действий. Что касается ограничений в возрасте, то это спорный момент. Потому что большинство сотрудников ГАИ больше ничего не умеют, кроме как делать свою работу. Что государство предложит им взамен? Если бы это были налоговые каникулы для ведения бизнеса — прекрасно. Но этого нет. А на кого их переучивать и за какие средства? К тому же люди в 36-37 лет вполне способны выполнять эту работу как физически, так и морально.

Существует и другая проблема. Деятельность будущих патрульных пока нелегитимна. В законодательстве Украины нет нормы, позволяющей им работать и выполнять функции ГАИ.

— Да, на данный момент эта служба незаконна, — соглашается замглавы экспертного совета по реформе МВД Олег Мартыненко. — Но мы уже обсудили этот вопрос с Экой Згуладзе и решили: пока кандидаты будут проходить обучение, мы подготовим изменения в закон.

Будут ли новые патрульные менее коррумпированными, чем нынешние? Смогут ли справиться с поставленными задачами в условиях роста преступности и крайне недоверчивого отношения граждан к правоохранителям?

Ответы на эти вопросы зависят от многих факторов. В том числе от того, намерены ли подчиненные Эки Згуладзе заниматься проектом реально или планируют тихо его саботировать.

Ожидания и реальность

— Эка Згуладзе не знает, куда она попала. МВД — это если не ад, то преддверие к нему, — правозащитник, в прошлом член коллегии МВД Украины Эдуард Багиров сочувствует новому замминистра. — Здание на Богомольца, 10 (адрес Министерства внутренних дел в Киеве. —
«Репортер») — это государство в государстве. В нем всегда действовали свои неписанные законы, плелись интриги. Эка — первая женщина в истории украинской милиции, получившая такую высокую должность. И ей будет очень непросто. Не удивлюсь, если коллеги-мужчины, которые сейчас толкают Эку в спину, пытаясь спрятаться за ней, через полгода ее просто «сожрут».

При первой же встрече с украинскими журналистами в новой должности Эка Згуладзе обаяла всех присутствующих. Она подошла к каждому корреспонденту, познакомилась, пожала руку.

Мастерство пиара она успешно оттачивала на родине. В команде экс-министра МВД Грузии Вано Мерабишвили это направление работы было одним из приоритетных.

— Министр мог позвонить рядовому полицейскому и поздравить его с днем рождения, — вспоминает грузинский журналист-международник, попросивший его не называть. — Згуладзе приходила в гости к милиционерам, поздравляла с рождением детей. Она представляла МВД на международных встречах, телевидении. Увы, эта работа частично была ширмой для команды Мерабишвили, которая не брезговала заниматься отъемом бизнеса — сначала у чиновников правительства Шеварднадзе (и общество воспринимало это как должное), а затем и у остальных бизнесменов.


Среди желающих работать в новой патрульной службе действующих милиционеров немного

К чести Эки Згуладзе, в этих скандалах она не была замешана. И сейчас, когда Мерабишвили осудили на пять лет за растрату государственных денег, а бывший главный прокурор Грузии Зураб Адеишвили объявлен в розыск, ее репутация чиста.

Хотя она, несомненно, была близким к Михаилу Саакашвили человеком. А зарплата Згуладзе для небогатой Грузии была поистине скандальной.

— У той команды были высочайшие оклады и баснословные премии, — говорит бывший руководитель аппарата президента и правительства Грузии Петре Мамрадзе. — Я помню публикации в грузинской прессе, в которых говорилось, что за один месяц Згуладзе получила 50 тысяч лари (около $30 тысяч)! И это не считая всевозможных привилегий.

На этом фоне зарплата Эки Згуладзе в Украине (около 12 тысяч грн) — сущие копейки. Впрочем, по данным источников «Репортера», за работу в МВД ей будет доплачивать американская компания ICITAP (программа повышения квалификации для органов криминального расследования), с которой она сотрудничала в последнее время. Скорее всего, на консультантов этой программы замминистра будет полагаться и в своей работе в МВД.

Например, один из экспертов ICITAP Рональд Гленсор уже курирует эксперимент по созданию единой патрульной службы. Но для результативной работы, которую не будут саботировать в кабинетах, Эке Згуладзе нужны союзники как среди действующих сотрудников МВД, так и среди правозащитников и общественных активистов.

— Старожилы министерства, разумеется, без особого восторга воспринимают саму идею реформы, — говорит Олег Мартыненко. — Тем более им не нравится реформа быстрая. Поэтому надеяться на них Згуладзе не приходится. Но, например, заместители министра Тигран Авакян и Сергей Яровой участвуют в процессе реформ, поэтому охотно идут с ней на сотрудничество.

Правозащитники в свою очередь ждут от Эки Згуладзе помощи в создании Общественного совета при МВД. Но инициативу в этом вопросе она пока не проявила.

— Во время встречи с представителями общественных организаций она пообещала, что будет на связи с нами, — говорит один из участников этой встречи. — Но адрес электронной почты оставить не захотела. Общение в социальных сетях, по ее словам, она не любит. Через своих подчиненных просила передать нам, что будет выходить на связь с помощью видеоконференций в интернете, когда это будет нужно. Честно признаться, мы рассчитывали на более тесное общение.

— Возможно, у нее еще нет плана действий, — предполагает Олег Мартыненко. — Но она весьма активно взялась за эксперимент по сращиванию ГАИ и патрульно-постовой службы, получила согласие своих американских коллег на спонсирование этого проекта. Эка неплохо ориентируется и в антикоррупционной сфере. Правда, в Грузии эта деятельность развивалась по принципу «увольнять, увольнять, увольнять». Не думаю, что в Украине такое возможно.

Впрочем, на родине Згуладзе отношение к реформам и их результатам тоже неоднозначное.

— Количество заключенных выросло с 7 тысяч до 26, — экс-омбудсмен Нана Девдариани нервно повышает голос. — Оправдательных приговоров — 0,01%. В пользу бюджета были изъяты катастрофические суммы за счет «процессуального соглашения». То есть человека обвиняли по надуманному поводу и предлагали: «Платишь столько-то тысяч, и мы оформляем процессуальное соглашение». И при этом у него оставалась судимость за то, чего он не совершал.

Правда, зарплаты рядовых полицейских выросли в разы.

— При Шеварднадзе они находились на подножном корме. А при Саакашвили патрульным сделали зарплату минимум 800 лари — это примерно $500, что для Грузии, тем более в 2005-2006 годах, было очень неплохо. Плюс они получали премии, — вспоминает политолог Мамука Арешидзе. — С другой стороны, качество работы пострадало. Скажем, из криминальной полиции выгнали все старые кадры. Они, может, и были коррумпированы, но очень хорошо знали ситуацию. В итоге через год-полтора их начали принимать обратно, но уже втихомолку.

— Европейские эксперты, которые специально приезжали изучать нашу систему МВД, говорили мне: «У вас реформа и не начиналась». «Почему? — спрашиваю. — У нас такая хорошая патрульная служба, даже страны Прибалтики признают, что мы их в этом обогнали». А они мне: «Да, патрульная служба хороша, но дело в том, что совершенно нет соблюдения верховенства закона. Есть босс, который всегда прав», — вспоминает Петре Мамрадзе. 

Опыт грузинской реформы изучал и бывший замминистра внутренних дел Украины генерал Михаил Корниенко. Он дважды встречался с Вано Мерабишвили, в 2004 и 2007 годах.

— Во время первой встречи в 2004 году Вано рассказывал об увольнении всех гаишников, — вспоминает Корниенко. — О том, как набирали новых сотрудников и повышали им зарплаты. А через три года он признался, что в определенной степени этот процесс был показухой, за которой скрывались другие, более сложные процессы. Статистикой преступности манипулировали, а коррупция на высоких уровнях была огромной. Что касается работы оперативных служб, то известно, что их сократили и объединили. Из Грузии выдворили воров. Правда, этот процесс нарушал Конвенцию по правам человека, потому что депортировали их только на основании оперативных данных, а не доказательств.

Однако позитивных результатов у грузинской реформы тоже немало. Очевидно, что, пользуясь прошлым опытом, доверием среди украинцев и поддержкой Петра Порошенко, Эка Згуладзе рассчитывает на быструю реформу, лицом которой она станет.

Но совпадают ли ее планы с ожиданиями Арсена Авакова?

Яйца и корзины

Еще год назад, в феврале, когда прозвучала фамилия Авакова как потенциального главы МВД, многие были удивлены.

Арсен Борисович имел богатый опыт работы с правоохранительными органами (на него завели уголовные дела во время президентства Януковича), но никак не в них. Да и среди вождей Майдана он в те времена не сильно выделялся. Впрочем, как уверяют сведущие люди, будущий «гроза сепаратистов» давно раскладывал яйца в разные корзины.  

— Он, например, принимал активное участие в харьковской эпопее Юли: оплачивал автобусы, акции, митинги у стен тюрьмы, — вспоминает один из бывших бютовцев. — Когда я познакомился с Аваковым, он рвался на место Федорчука — был у нас такой дедушка в орг-отделе. Фактически это должность руководителя секретариата партии «Батькивщина». Аваков туда попал и вскоре сдружился с Яценюком.

Возможно, таким образом, протолкнув Авакова на должность главы МВД в феврале и настояв на его кандидатуре в декабре, Арсений Петрович отблагодарил соратника за то, что тот внес свою посильную лепту в победу революции.

— Аваков обладает большими финансовыми ресурсами, которых никто никогда не считал, — делится предположениями экс-депутат Тарас Чорновил. — Во время Майдана он финансировал Турчинова, Парубия.

— Аваков всегда держал нос по ветру. Он был одним из тех, кто серьезно финансово помогал Оранжевой революции, — уверяет политолог Кость Бондаренко. — И даже якобы напрямую финансировал всю семью Ющенко.

— И Петра, и племянника Ярослава, и даже с Андреем я его видел пару раз, — вспоминает Чорновил.

Так или иначе, но Арсен Борисович был одним из двух губернаторов (второй — Домбровский в Виннице), которые не слетели со своих постов во время каденции Виктора Андреевича.

В то время Аваков мог познакомиться и с будущим президентом Петром Порошенко.

— По крайней мере, будучи секретарем СНБО, Порошенко пытался наладить связи с губернаторами, — продолжает Бондаренко. — Но сейчас у них не безоблачные отношения. Порошенко очень не хотел видеть Авакова на посту главы МВД. Расширение полномочий СНБО как раз и было продиктовано тем, что президент хотел оставить МВД под своим контролем. По новому закону, который приняли в декабре, Совнацбез может отменять решения Кабмина или, наоборот, принимать положения, обязательные к исполнению министрами. И хотя секретарь Совета национальной безопасности — Турчинов, председательствует там Порошенко. Это записано в Конституции.


По мнению экспертов, Арсен Аваков не растерял энтузиазма в проведении реформ

Холодный прием

В министерском кресле Арсену Авакову поначалу подчиненные были не рады.

— Его не воспринял никто! Даже охранник на проходной в МВД, — иронизирует правозащитник Эдуард Багиров.

Милиционеры, деморализованные после событий на Майдане, не знали, чего ждать от нового начальника — миллионера из гражданских. Естественно, тут же в коридорах и кабинетах потянулись нити хитросплетенных интриг.

— Помехи в работе такой структуры, как МВД, создаются легко, — говорит Эдуард Багиров. — Можно не подписать вовремя важный документ, сломать случайно технику, нечаянно оставить где-то жучок. Всю весну и начало лета министерство работало с перебоями. Но сейчас ситуация изменилась. К Авакову лояльна половина сотрудников, часть еще сомневается, хотя его оппозиция по-прежнему сильна.

В окружении министра рассказывают, что особо напряженные отношения у Арсена Авакова сложились с предшественником Эки Згуладзе Владимиром Евдокимовым, которого «Правый сектор» обвинял чуть ли не в организации убийства Александра Музычко (Саши Белого) в Ровно в марте 2014 года. Однако доказательств этого, как и нарушений сотрудников ГУБОП во время задержания Музычко, не нашлось.

— Это было непредумышленное убийство, — говорит источник «Репортера», изучавший материалы дела. — Эксцесс исполнителя. Убивать Белого заранее никто не планировал.

Напряжение между Аваковым и Евдокимовым летом вылилось в заявление министра о том, что в скором времени его заместитель уйдет в отставку. Однако случилось это только в декабре. Ходили слухи, что из кабинета в МВД Владимир Евдокимов переехал в Администрацию президента, где якобы будет курировать вопросы правоохранительной деятельности.

— Думаю, что этот перевод мог пролоббировать Юрий Луценко, отблагодарив Евдокимова за поддержку во время уголовного преследования со стороны соратников Януковича, — говорит источник «Репортера» в УБОП. — Он инициировал среди ветеранов МВД сбор средств, чтобы погасить сумму (это более 600 тысяч грн), которую, по решению суда, семья Луценко должна была заплатить государству за незаконное проведение торжеств ко Дню милиции в 2008-2009 годах.

Однако это назначение в Администрации президента, как и в окружении Владимира Евдокимова, опровергли. Впрочем, независимо от того, кто занимает кресло его заместителя, Арсену Авакову придется работать на всех фронтах. И не только декларировать реформы и люстрацию в фейсбуке, но и показывать реальные результаты.

— Энтузиазм к реформам Аваков не растерял, — говорит Олег Мартыненко. — Он полностью несет ответственность за ее проведение. Но она не пошла стахановскими темпами из-за проведения АТО. Например, летом, когда мы готовили проект эксперимента реформ МВД во Львовской области, процесс шел гладко, пока Аваков был в министерстве. Но как только он уезжал на АТО, его генералы всячески саботировали работу. Сейчас он в Киеве (разговор состоялся до начала активизации боевых действий в Донбассе. — «Репортер»), и процесс идет активнее. Например, недавно уволили более 100 гаишников, причастных к оформлению липовых протоколов участникам Автомайдана.

В среде правозащитников к Авакову не так благосклонны.

Адвокат родственников героев Небесной сотни Евгения Закревская в ноябре заявила, что МВД, в том числе Арсен Аваков лично, оказывают сопротивление расследованию расстрелов на Майдане.

— Позиция МВД такая: их сотрудники не могут быть привлечены к ответственности, потому что они выполняли приказ, — заявила адвокат в эфире Hromadske.tv.

Адвокатов в деле о массовых убийствах смущает много моментов, связанных с работой послереволюционного МВД. Это неэффективная кадровая политика, бегство основного подозреваемого в расстрелах Дмитрия Садовника, нежелание милиционеров давать показания по громкому делу. Все это больно бьет по авторитету Арсена Авакова в среде правозащитников, которые пытаются доказать, что реформировать органы внутренних дел и построить правовое государство без объективного расследования событий прошлой зимы украинцам не удастся.

Прозрачность и публичность

Хотят получить правовую оценку тех событий и милиционеры. Поговорив с несколькими сотрудниками МВД, «Репортер» выяснил, что многие из них (даже те, кто не был задействован в преследовании активистов Майдана) боятся, что их уволят или накажут за компанию с провинившимися коллегами. Те же, кто действительно причастен и составлял липовые протоколы, а также открывал уголовные дела, просят разъяснить им понятие «преступный приказ», чтобы впредь не выполнять его. Кроме того, настаивают на прозрачных назначениях руководства на конкурсной основе и повышении зарплаты.

— Ты можешь работать годами, ловить жуликов и бандитов, иногда даже получать за это премии и учить молодежь. Но если у тебя нет денег на должность или ты не чей-то протеже, на повышение можешь не рассчитывать, — признается сотрудник уголовного розыска.

МВД должно преобразовать законопроект «О Национальной полиции», который зарегистрировал в Верховной Раде экс-глава ведомства Юрий Луценко. 

Основные его предложения: гражданский глава МВД будет координировать Национальную полицию. Однако возглавит ее человек в погонах, которого Кабмин утвердит на пять лет. Назначения на должности в полиции будет проводить полицейская комиссия (в нее войдут правозащитники), используя полиграф. Фигуры начальников дорожной полиции и общественной безопасности будут согласованы с местными советами, которые в случае необходимости большинством голосов смогут снять неугодного полицейского.

Этот проект раскритиковали многие эксперты, обвинив Юрия Луценко в том, что его закон якобы списан с закона 2011 года, когда главой МВД был Анатолий Могилев. И в нем не учтены нормы нового УПК и нескольких других законов. Однако помощники Луценко уверяют, что это не совсем так. Дескать, свой проект нардеп подготовил, еще когда был министром, а ошибки в нем только в терминах, и их исправят. По словам пресс-секретаря Луценко Ларисы Сарган, проект сейчас обсуждают в комитетах Рады. А на рассмотрение его могут внести уже на следующей неделе.


Нацгвардия и добровольческие батальоны (официально — полки специального назначения) сейчас в приоритете у главы МВД

Впрочем, на днях в парламент внесли еще один проект о реформе МВД. Его авторы — нардеп Виктор Чумак и эксперты Центра политико-правовых реформ — предлагают три основных направления реформирования: прозрачные кадровые назначения на всех уровнях полиции, новый механизм рассмотрения жалоб граждан на нарушение их прав и свобод полицейскими и повышение заработной платы. Таким образом авторы надеются постепенно снизить уровень коррупции в милиции.

Кроме двух проектов закона есть и Стратегия реформирования МВД, которую еще осенью представил Арсен Аваков. Она предполагает ликивидацию УБОПа, ветеринарной, транспортной милиции, а также оптимизацию МВД. Но пока Стратегия осталась лишь декларацией. Не исключено, что проекты законов о полиции объединят в один, а к работе над ним подключатся специалисты из МВД. Но как скоро это произойдет? Не потеряют ли интерес и энтузиазм к изменениям сами реформаторы, в том числе нынешние руководители министерства? Вытянет ли реформу ослабленный войной и кризисом бюджет страны?

В одном из интервью Эка Згуладзе сказала, что ре-форма милиции — это второй шанс для Украины.
И это действительно так. Но украинцы уже слышали много красивых обещаний, которые так и не были
реализованы.

ВЫ ЧЬИХ БУДЕТЕ?

Что связывает Авакова с Коломойским и добровольческими батальонами

 В МВД хорошо знают, что каждый новый министр всегда больше благоволит к определенному подразделению: УБОПу, уголовному розыску, следствию. Это зависит от специализации министра, если он из милицейских, или от политических обстоятельств, если он гражданский.

Сейчас в приоритете у Арсена Авакова Национальная гвардия, особенно добровольческие батальоны (официально — полки особого назначения).

— Аваков находился на передовой почти весь май, июнь и июль, — вспоминает медик-волонтер Армен Никогосян. — В 9:00–9:30 приезжал, а вечером уезжал. Потом стал наведываться два раза в неделю, сейчас — раз в две недели. Но он постоянно общается с ребятами, со штабом, привозит форму, берцы, тепловизоры. И семьям ребят помогает — и финансово, и жильем. Нашей службе он очень помог медикаментами. Причем постоянно принимает бойцов у себя в министерстве. Если есть какие-то проблемы, ребята пишут ему в фейсбук, бросают СМС или звонят, и он всегда отвечает.

Впрочем, бытует мнение, что в управлении батальонами Арсен Аваков — фигура несамостоятельная. И в этих вопросах министр якобы ориентируется на губернатора Днепропетровской области, олигарха Игоря Коломойского. Таким слухам есть логическое объяснение. В МВД катастрофически недостает денег, бюджетных средств хватает, чтобы покрыть меньше половины расходов. При этом на создание и экипировку добровольческих батальонов финансирование нашлось.

В окружении Игоря Коломойского говорят, что он действительно оказывал финансовую помощь батальонам «Азов», «Днепр-1» и «Днепр-2». Но после раздора между народными депутатами — членом Радикальной партии Игорем Мосийчуком и соратником губернатора Борисом Филатовым — поддерживать «Азов» Коломойский перестал, оставив под своей эгидой батальоны «Днепр».

— Не вижу ничего плохого в том, что богатые люди финансируют батальоны, которые воюют в АТО, — говорит Эдуард Багиров. — Это нормально для патриота и гражданина своей страны. Но я против того, чтобы бизнесмен считал себя хозяином батальона, который подчиняется МВД. Игорь Коломойский об этом может и не говорит вслух, но он наверняка ощущает себя хозяином области и людей, назначенных на высокие должности благодаря ему. Если так пойдет и дальше, он может потерять над собой контроль.

— Насколько я знаю, в свое время Коломойский делал серьезную ставку и на Турчинова, и на Яценюка, — вспоминает экс-нардеп Тарас Чорновил. — Я помню, как ко мне обратился один ведущий телеканал с просьбой поговорить о Турчинове, к которому у меня никогда особых симпатий не было. «Зачем вам это?» — спрашиваю. «У нас, — говорят, — война с Коломойским, а Турчинов — его человек. И у нас указание: воевать против Коломойского не напрямую, а бить по тем, кого он поддерживает». Но поддерживал ли он Авакова, я не знаю. 

— Под дудку Коломойского Аваков однозначно не пляшет, — считает политолог Кость Бондаренко. — До некоторой степени у них конкурентные отношения. Они выдерживают политес, стараются быть партнерами, только непонятно, кто из них миноритарный, а кто мажоритарный партнер. В то же время разнообразные комбаты находятся в двойном подчинении, они ориентируются и на Авакова, и на Коломойского. И деньги получают из двух источников.

Кстати, в окружении олигарха говорят, что в последнее время его влияние на батальоны пошатнулось. Его стали отодвигать в ноябре-декабре. Как итог — наибольшее влияние на добровольцев оставил за собой глава МВД Арсен Аваков.

— Очень вероятно, что политесу Авакова и Коломойского скоро придет конец, — размышляет Кость Бондаренко. — В частности, из-за батальонов и выборов мэра в Харькове. Я не удивлюсь, если Коломойский захочет снова сделать ставку на Кернеса, потому что у того сегодня самый высокий рейтинг, а Аваков желает видеть на этом посту своего соратника Антона Геращенко.