Текст: Тарас Козуб

Развитие событий в зоне АТО происходит по уже описанному нами сценарию: удар, предложение мира, отказ, новый удар (еще более сильный), новое предложение, новый отказ, новый удар (сильнее предыдущего) и так далее. На этой неделе ситуация находилась в фазе завершения первого удара и начала разговоров о новом Минске, которые завели сепаратисты и Россия. Этакое «принуждение к миру». Киев пока на официальном уровне не реагирует, но и какой-то внятной альтернативы не предлагает.

Даже президент признает невозможность военной победы, однако активности в мирном процессе украинская сторона не проявляет. Наши власти, видимо, тоже ведут своеобразную политику «принуждения к миру». Только они надеются, что к миру Россию и сепаратистов принудит Запад. Но в таком случае мы упускаем инициативу и отдаем себя во власть факторов, на которые Украина влиять
не в состоянии. А маховик войны между тем раскручивается все мощнее, вбирая в себя новые жертвы, перемалывая экономику и судьбы людей

Удар сепаратистов

В середине января сепаратисты начали наступать сразу по нескольким фронтам. Силы ДНР и ЛНР атаковали район аэропорта и Авдеевку, территории к северу от Луганска, начались бои около Мариуполя, был атакован дебальцевский «полукотел» с целью окружения крупной группировки украинских войск. Впрочем, как сейчас стало понятно, это было скорее прощупывание позиций,
и к концу января сепаратисты сконцентрировались на одном, наиболее перспективном, с их точки зрения, направлении — Дебальцево. Здесь они добились определенных успехов: сужена горловина котла, практически взят Углегорск, трасса из Дебальцево до Артемовска простреливается, что затрудняет снабжение сил АТО. После чего последовало несколько заявлений от ДНР/ЛНР и России с предложениями о новом перемирии, но уже на других условиях и с другой разграничительной линией. В ответ из Киева прозвучали лишь требования придерживаться минских договоренностей осени прошлого года.

Такая реакция вполне понятна. Несмотря на то, что украинские войска (так же как и сепаратисты) понесли серьезные потери, они продолжают удерживать Дебальцево. А потому военные успехи непризнанных республик на данном этапе вряд ли могут настолько испугать Киев, чтобы он пошел на «второй Минск» на условиях худших, чем первый.

Кроме того, сами сепаратисты признают, что в отличие от Иловайска им сейчас не помогает регулярная российская армия. И хотя, как показали военные действия этого года, боеспособность боевых частей сепаратистов возросла, ее недостаточно, чтобы нанести радикальное поражение украинцам и усадить Киев за стол переговоров на своих условиях.


Кликните по изображению для увеличения

Новый этап

В ответ в ДНР объявили всеобщую мобилизацию, хотя и уточнили, что она будет проводиться на «добровольной основе». Так как найти 100 тысяч добровольцев (а именно на такую численность рассчитывают в Донецке) будет проблематично, сразу же закрадываются подозрения, что под видом «мобилизованных» ряды «армии» ДНР пополнят регулярные подразделения российской армии,
что позволит нанести новый, намного более мощный удар по позициям украинских войск.

Киев и Запад, впрочем, тоже не сидят сложа руки. Активно обсуждается идея начала поставок Украине современного американского оружия.

В общем, принуждая друг друга к миру, противники на полных парах идут к эскалации войны, когда за каждым все более мощным ударом следует все более мощный ответ. Где мы все окажемся на финише этого цикла «принуждения и ответок», предположить можно.  Но страшно.

Сильный ограничитель

Украине раскрутка этого маховика насилия не несет ничего хорошего в любом случае. В конце концов война идет на нашей территории, гибнут наши люди, разрушается наша экономика. Надежды на то, что «Россия рухнет первой», может быть, и вдохновляют еще кого-то, но все более очевидной становится высочайшая цена, которую нам придется заплатить за эту войну. И кто падет первый — вопрос по-прежнему дискуссионный. Поэтому можно восхищаться мужеством наших солдат, которые держат оборону на фронте, но нельзя забывать о том, какой ценой это дается, и о том, что человеческое терпение тоже имеет свои пределы.

Но пока тема необходимости заключения мира как главной задачи украинского правительства в общественном поле отсутствует. Власти продолжают с помощью большинства СМИ формировать все те же посылы: «Все на фронт!», «Никаких переговоров с террористами!», «Мы за ценой не постоим!». На этом фоне белой вороной выглядит «Оппозиционный блок», зарегистрировавший в Раде проект постановления, в котором говорится о необходимости немедленно начать прямые переговоры
о мире с Российской Федерацией и привлечь миротворческий контингент для размежевания противоборствующих сторон.

Впрочем, по некоторым признакам можно судить, что изменение отношения к войне на востоке на каком-то глубинном уровне в среде правящего класса происходит. Не так давно крайне любопытное интервью дал первый заместитель главы Днепропетровской обладминистрации Геннадий Корбан (он же правая рука Игоря Коломойского). Если коротко, смысл его слов сводился к следующему: власть не предлагает никакого решения — ни воевать, ни мириться. Если до сих пор не удалось закончить войну победным блицкригом, значит, надо садиться и договариваться. Снять корону и договариваться хоть с Захарченко, хоть с чертом лысым, лишь бы люди не гибли. Война слишком затянулась. Никакого профита. Только смерть.

Трудно сказать, насколько украинские политики подвержены подобным настроениям, но сам факт появления этого интервью крайне симптоматичен. От войны начали уставать даже у Коломойского. А значит, могут быть перемены. Отсутствие профита — сильный ограничитель. Увы, иногда он более сильный, чем гибель тысяч людей.