Текст: Василий Яценко

Правительство встало перед выбором: либо восстановление экономики через сокращение налогов и финансирование дефицита бюджета за счет увеличения внешней помощи, либо выполнение требований МВФ (сокращение социальных стандартов и повышение налогов) с риском получить социальный взрыв. Оба решения обойдутся стране дорого.

Реформа №1

По состоянию на начало ноября в правительстве нет готового проекта закона о государственном бюджете на следующий год. Более того, нет понимания того, каким этот бюджет должен быть. Миссия МВФ отказалась предоставлять очередной транш кредита «просто так», без проведения реформ. На донорской конференции в Берлине так и не было принято решение о точечном финансировании отдельных инфраструктурных проектов. Европейцы больше не готовы предоставлять помощь в общий фонд госбюджета. Воруют. Выход только один — проводить реформы. МВФ требует резко, до 3% ВВП, снизить дефицит бюджета. Министр финансов Наталья Яресько намерена выполнить это требование через усиление налогового давления на бизнес — повышение ставки подоходного налога до 20%, отмену налоговых льгот для аграриев, повышение ставки НДС на лекарства с 8 до 20% и отмену всех преференций по уплате налога на прибыль. В качестве бонуса — рост ставок акциза на алкоголь, сигареты, бензин и расширение количества плательщиков налога на недвижимость. Весь бизнес — от владельцев МАФов до олигархов — категорически против такого подхода к реформированию, и Арсений Яценюк даже не решился вынести соответствующий законопроект на рассмотрение парламента.

Наталья Яресько крайне резко отреагировала на неприятие собственной инициативы, заявив, что налоговая реформа согласована с МВФ и пересмотру не подлежит, а сама министр не держится за кресло и готова уйти, если ее предложения не принимаются ни правительством, ни парламентом.

Реформа №2

Альтернативная концепция налоговой реформы подготовлена при участии главы профильного комитета парламента Нины Южаниной. Законопроект подписало 117 человек. Его суть в снижении базовых ставок всех ключевых налогов — на прибыль и НДС — до 15%. Подоходный налог и Единый социальный взнос сокращаются еще больше: ПДФЛ с 15–20% до 10% и ЕСВ с 32–49% до 20%. Недостаток этого проекта — существенное, до 100 млрд грн, падение доходов государственного бюджета в первый год действия нового закона. Начиная со второго-третьего года поступления станут резко расти за счет детенизации экономики и роста производства. Но первый год нужно как-то пережить. Ответа на вопрос «за счет чего?» проект Южаниной не дает. Вся надежда на помощь со стороны союзников — нужно либо выйти на международные рынки капитала с выпуском еврооблигаций объемом где-то в $5 млрд, либо попросить еще один пакет финансовой помощи от ЕС или МВФ. Наталья Яресько делать это отказывается, считая проект Южаниной популистским и настаивая на безальтернативности проекта, разработанного Минфином.

Спикер Владимир Гройсман надеется примирить оппонентов и выйти на компромис­сный вариант налоговой реформы. Для этих целей он создал в парламенте рабочую группу, и в ближайшие дни состоится масштабное совещание по поводу налоговой реформы с участием первых лиц государства.

К какому выводу придут, сейчас сказать слож­но. Однако с каждым днем торгов и переговоров возможность провести налоговую реформу сокращается. С одной стороны, на ее проведение может банально не хватить времени — новый Налоговый кодекс должен заработать с начала следующего года, а до него осталось менее двух месяцев. С другой — после местных выборов парламентская коалиция может стать еще аморфнее. Фракция «Батькивщины» отказывается голосовать за какие-либо законопроекты, кроме инициатив о снижении тарифов. С ней солидарны депутаты из Радикальной партии. Депутаты из «Оппозиционного блока» стараются вообще не показываться в стране, опасаясь ареста. А парламентарии из «Самопомощи» уже регулярно ходят на допросы в Генеральную прокуратуру из-за своего нежелания поддерживать конституционную реформу и предоставлять специальный статус Донбассу.

Со всей очевидностью поддержка любых правительственных инициатив со стороны партий — членов коалиции уменьшится по сравнению с результатами парламентских выборов, и значительная часть депутатов уже начала думать не о реформах, а о досрочных выборах в Верховную Раду. В этих условиях народным избранникам будет просто не до Налогового кодекса.

Есть варианты

Нельзя исключить вариант, когда обе стороны переговоров пойдут на принцип. Депутаты проигнорируют мнение Минфина и проголосуют налоговую реформу в собственной редакции, а Минфин потребует от президента ветировать новый Налоговый кодекс. Либо, что еще хуже, будет саботировать его выполнение в случае, если глава государства все-таки подпишет документ. Возможен и такой вариант: Наталья Яресько убедит Арсения Яценюка внести собственный вариант налоговой реформы, который впоследствии будет провален в парламенте. Результат — предприниматели встретят Новый год либо с действующим налоговым законодательством, либо с Налоговым кодексом, выполнение которого будет саботироваться исполнительной властью и не будет поддержано западными союзниками.

Возможный вариант выхода — разработка и принятие компромиссного документа, который учитывал бы как чаяния кредиторов, в том числе МВФ, так и запрос со стороны отечественных предпринимателей. Условно говоря, можно оставить в покое фармацевтов и аграриев, можно не трогать базовые ставки налога на добавленную стоимость и налога на прибыль предприятий, однако радикально реформировать Единый социальный взнос. К примеру, по опыту Грузии, включить ЕСВ в состав подоходного налога и установить ставку объединенного налога на уровне 20%. Параллельно можно ликвидировать Пенсионный фонд и установить простую шкалу пенсионных выплат: все пенсионеры имеют право на минимальную пенсию, людям, которые имеют большую выслугу либо получали высокую зарплату, насчитывается повышающий коэффициент. При этом максимальный размер солидарной пенсии не может превышать, к примеру, три минимальные пенсии. Как в Грузии. Такой подход к реформе может привести к «обелению» рынка труда — у бизнеса больше не будет стимула платить зарплату в конверте. Он приведет к экономии нескольких миллиардов гривен на содержании Пенсионного фонда, однако от реформы пострадает пара тысяч спецпенсионеров, которые сейчас получают по 10–20 тысяч грн в месяц.

К сожалению, принятие сейчас компромиссного варианта налоговой реформы невозможно по психологическим причинам. Наталья Яресько убеждена, что Украина должна слушать советы МВФ и «не выдумывать велосипед», и не хочет даже вступать в переговоры с депутатами. Депутаты платят министру той же монетой, убеждая президента, что только их вариант реформы реален в украинских условиях, и отказываясь даже принимать к рассмотрению проект Минфина.

Выходом из ситуации может стать ротация в правительстве. Вскоре истекает годовщина работы действующего Кабмина, парламент готовится к отчету премьер-министра. А в самом правительстве вакантны как минимум три должности: первого вице-премьера, которого так и не назначали в прошлом году, вице-премьера (после ухода Валерия Вощевского) и министра экологии (после ухода Игоря Шевченко). Кроме того, на рассмотрении парламента лежит заявление об увольнении министра здравоохранения Александра Квиташвили.

В рамках ротации Наталья Яресько вполне может получить должность первого вице-премьера, а МВФ может смягчить свою позицию по отношению к Украине и позволить заложить в бюджет следующего года высокий показатель дефицита как экстраординарный шаг в обмен на проведение налоговой реформы. Однако для такой рокировки необходимы консолидация коалиции и время. Проводить перезагрузку правительства нужно очень быстро, буквально в течение недели-двух, иначе мы просто не успеем и налоговую реформу придется перенести еще на один год.