Подлинная история носа Пиноккио

Лейф Г. В. Перссон

Издательство «Центрполиграф»

Скандинавский детектив — это стопроцентное заверение, что под обложкой — забористая социально-криминальная драма. Начиная с «Девушки с татуировкой дракона» Ларссона на детективные истории Скандинавии повышенный спрос. По большей части авансы оправданы. «Подлинная история носа Пиноккио» — это рассказ о пьющем шведском полицейском, русской мафии, тоске и безнадеге спальных районов и неоднозначности правосудия. Почти классический псевдодокументальный сюжет.

Интерстеллар

Кип Торн

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Занимательная наука для подростков. Физик Кип Торн, консультировавший создателей блокбастера «Интерстеллар», рассказывает обо всех научных процессах, происходящих в фильме. Гравитация, дополнительные измерения — увлекательно о сложном, так, как не учат в школе. Идеальная книга, чтобы увлечься физикой. Благодаря таким книгам (и фильмам) в Европе и Америке наблюдается бум на физические специальности в вузах — мир энтертеймента делает работу вместо преподавателей.

Здесь

Ричард Макгуайр

Издательство Corpus

Графический роман с увлекательной историей. Хотя завязка сюжета этого никак не предполагает. Рассказ Ричарда Макгуайра — это исследование эволюции одного места, крохотного клочка планеты. Вот по нему бродят первые животные. Вот на нем появилась усадьба, хозяева которой живут в ней размеренной постной жизнью. А вот влюбленная пара играет в твистер и с каждым пересечением частей тела на игровом поле страсти накаляются. Словом, история повседневности протяженностью в десятки миллионов лет.

Робінзон

Арам Пачян

 «Видавництво Старого Лева»

Сборник историй армянского автора, более или менее связанных, которые вроде бы ни о чем, но в то же время обо всем. Робинзон — это читатель, которому предлагается путешествовать от страницы к странице. Вот улицы и районы Еревана, вот почти мистический сюжет, вот бытовой, вот традиионный уклад воюет с современностью. Надо всем этим — монолог автора. Так писали все нерадикальные постмодернисты, воспринимавшие литературу не как сюжетные конструкции, а как способ поговорить о чем-то для них важном.