Текст: Олег Волошин

Поляков испугала евроинтеграция

Спустя полгода после неожиданной для многих победы на президентских выборах кандидата от правопопулистской партии «Право и справедливость» (ПиС) Анджея Дуды поляки уже вполне предсказуемо отдали всю полноту власти этой политической силе. На состоявшихся в минувшее воскресенье выборах ПиС во главе с Ярославом Качиньским получила 37,6% голосов избирателей, чего достаточно для формирования однопартийного правительства.

Находившаяся последние восемь лет при власти либеральная «Гражданская платформа» заручилась поддержкой лишь 24% поляков. В парламенте впервые в современной истории Польши вообще не оказалось левых партий. Триумф правого сектора польской политики оказался полным, что грозит серьезным удушением отношений Варшавы как с ведущими странами ЕС, так и с Украиной.

Партия братьев Качиньских уже правила в Польше в начале 2000-х, а родной брат ее лидера Лех был президентом до трагической гибели в авиакатастрофе в 2010 году. За период правления правых консерваторов Польша поссорилась с Германией и наднациональными структурами Евросоюза до такой степени, что ее даже стали называть «больным ребенком Европы». За время нахождения при власти либералов страна наоборот из еnfant terrible ЕС стала одним из локомотивов блока, за что лидер ГП Дональд Туск был избран президентом Совета Евросоюза. Никто из восточноевропейских политиков до этого не забирался столь высоко в иерархии ЕС.

Однако с этого и начался упадок либералов. Достойной замены Туску в рядах партии не нашлось. Серия больших и малых скандалов подточила популярность «Гражданской платформы». Но хуже всего то, что власть проспала рост популярности националистических и евроскептических идей. Ярослав Качиньский рванул к власти на критике либералов за излишнюю лояльность к Брюсселю и Берлину. Он пугал консервативную часть польского общества угрозой принуждения Варшавы к легализации однополых браков и допуску на свою территорию десятков тысяч беженцев из Сирии. Плюс ПиС выступила резко против присоединения к зоне евро, с чем многие поляки связывают риск роста цен и снижения доходов.

Глубочайший долговой кризис в Греции и нынешний наплыв мигрантов с Ближнего Востока резко подорвал популярность дальнейшей европейской интеграции по всему ЕС. И особенно в Восточной Европе, где гражданам чужды идеи солидарности со всеми униженными и угнетенными в мире. Поляки не хотят платить ни за ленивых греков, ни за бегущих от войны сирийцев. А рассуждениями об особой гуманитарной миссии Евросоюза в мире их можно только испугать, но не вдохновить. Поэтому они и проголосовали за правых. И это невзирая на обеспеченный либералами рост экономики. В стране многие годы была стабильность. Но нарастающий хаос вокруг нее заставил избирателей голосовать за тех, кто говорит не о Европе, а «Польша превыше всего».

Для Украины это будет означать дальнейшую деградацию и без того ухудшившихся с избранием Дуды отношений. Показательно, что за полгода его президентства диалог между главами государств почти заморозился. Сугубо по внутренним причинам Дуда потребовал включения Польши в нормандский формат переговоров по Донбассу. В Украине к идее отнеслись с прохладцей, понимая, что это может сорвать весь процесс. Плюс именно в лагере ПиС состоят польские националисты, которые крайне негативно относятся к популяризации в Украине Степана Бандеры и вообще критикуют власть за отказ громко говорить о массовых убийствах бойцами УПА этнических поляков на Волыни в 1943 году.

Да, Ярослав Качиньский — ярый критик Кремля. Он открыто винит Россию в гибели брата в авиакатастрофе под Смоленском. Но неизбежное охлаждение отношений между Варшавой и Берлином лишит Польшу возможности быть адвокатом Украины в ЕС. Да и трудно представить себе эффективного адвоката, который имеет исторические обиды на подзащитного.

В Южно-Китайском море заморозки

В отношениях между США и Китаем все больше искрит. Причин масса: от раздражающей Вашингтон политики Пекина по занижению курса юаня до организации китайцами хакерских атак на государственные и частные базы данных в Америке. Однако впервые за многие годы Соединенные Штаты и КНР подошли на грань пусть локального, но военного противостояния.

В минувший вторник эсминец ВМС США Lassen приступил к патрулированию в 12-мильной зоне искусственных островов, построенных Китаем в Южно-Китайском море, сообщило агентство Reuters со ссылкой на анонимный источник в Пентагоне. Ранее Вашингтон неоднократно заявлял, что не допустит попыток Пекина объявить пространство вокруг искусственных островов своими территориальными водами.

Незадолго до начала операции Китай подверг намерения Соединенных Штатов резкой критике. «В настоящее время мы проверяем эту информацию. Если она соответствует действительности, то мы рекомендуем американской стороне трижды подумать, прежде чем предпринимать какие-либо шаги. Не надо совершать опрометчивых действий и создавать инцидент на пустом месте», — цитирует ТАСС заявление на сайте Министерства иностранных дел КНР.

Ракетный эсминец Lassen прибыл в спорные районы Южно-Китайского моря накануне. Как сообщалось, его должны сопровождать самолеты морской разведки P-8A и P3. Кроме того, дополнительные патрули могут появиться возле объектов, которые создали в этой зоне Вьетнам и Филиппины. «Это будет обычным явлением, а не единовременной акцией», — подчеркнули в американском Министерстве обороны.

Ранее Пекин объявил о скором завершении насыпных работ на нескольких рифах архипелага Спратли (Наньша). Ряд стран региона, в том числе Вьетнам и Филиппины, оспаривают принадлежность этих территорий, а также выступают с критикой в адрес КНР в связи с агрессивным ведением строительных работ, которые, по их мнению, преследуют цель создания там военной инфраструктуры.

Конфликт вокруг архипелага разгорелся в прошлом году. В Китае заявили, что острова принадлежат им, и сообщили о начале установки вышки для добычи нефти. Помимо промышленного транспорта в спорный район были направлены около 80 военных кораблей КНР. В итоге у китайцев произошел конфликт с владельцами вьетнамских судов, что вылилось в масштабные антикитайские погромы во Вьетнаме.

В этой ситуации отказ Вашингтона от жесткого сопротивления экспансионистским планам КНР лишил бы США поддержки региональных союзников и нанес бы удар по имиджу «одинокой сверхдержавы». Ситуация имеет очень мало шансов перерасти в непосредственное боевое столкновение, однако в целом она очень обостряет и без того ухудшающиеся на глазах американо-китайские отношения. А еще каких-то пять лет назад аналитики всерьез говорили о Chimerica (China + America) как об эффективной системе мирового устройства с двумя сотрудничающими лидерами.