Текст и фотографии: Игорь Бурдыга

Жаркие дебаты кандидатов, изысканные политтехнологии, яростная агитация и подкуп избирателей — все эти атрибуты нынешних местных выборов обошли стороной село Мирное Николаевской области. Среди более семи сотен жителей не нашлось желающих стать депутатом и даже главой сельсовета. «Репортер» попытался выяснить, почему народовластие перестает работать на низовом уровне

Сколько воды утекло

— Ну, в конце концов, есть у меня право уйти или нет? Вот возникло у меня такое желание. Я же еще летом всех предупредила — дальше без меня.

Вера Петровна Савчук, коротко стриженая невысокая блондинка за 50, явно избегает ответа на вопрос о реальных причинах своего ухода с поста главы сельсовета Мирного — небольшого села в Жовтневом районе Николаевской области. Перебирая бумаги на подпись, она кутается в меховой жилет — из старенького окна двухэтажного сельсовета поддувает холодным степным ветром.


Глава сельсовета Вера Савчук посвятила Мирному последние девять лет

Само здание, если судить по цветным цифрам на фронтоне, построено в 1993 году, через два года после того, как Мирное выделили в отдельный сельсовет из закрывшегося совхоза. Село, по местным меркам, не большое, но и не самое маленькое — десяток улиц, чуть больше 700 жителей. И среди них — ни одного желающего принять бразды правления у Веры Петровны.

— Я 16 лет проработала в школе учителем начальных классов. Но в 1994 году уволилась — решила помогать мужу с нашим фермерским хозяйством. Даже не думала тогда, что придется руководить вот этим всем, — глава сельсовета кивает за окно. — Но как-то так получилось: в 2002 году мы тянули газ в село, морока была еще та. Нужно было оформлять кооператив, и меня почему-то выбрали туда бухгалтером, хотя никакого отношения к бухгалтерии я не имела. А уже после того, в 2006 году, люди пригласили баллотироваться на председателя сельсовета.

С тех пор прошло уже больше девяти лет. Как говорится, много воды утекло — и в переносном, и в прямом смысле. Вода в те годы была (да и сейчас остается) главной проблемой для большинства южноукраинских степных сел: пробуренные десятилетия назад скважины высыхают, инфраструктура изнашивается, жители не платят. В ход пошли старые колодцы, цистерны с питьевой водой на местных дорогах не были редкостью. В Мирном водопровод не работал месяцами, только по зарплате у местного коммунхоза долги превышали 10 тысяч гривен.


Несмотря на отмену сельских выборов, 25 октября местные жители голосовали за депутатов районного и областного советов

— Осенью 2006 года смогли заменить водонапорную башню, за год как-то вылезли из долгов, — вспоминает Савчук, — но все равно насосы горели регулярно, на одной улице вообще водопровод тянулся из соседней области. В 2009-м кое-как упросила подрядчиков поставить нам новые насосы в долг — все равно воды только зимой хватало. Через год построили новую башню, в 2012-м за грант Программы развития ООН в Мирном отремонтировали водопровод. Шесть лет пробегала, зато теперь вот круглый год с водой, даже в самую жару…

Культ Веры

О ремонте водопровода за деньги ООН на здании сельсовета нескромно напоминает табличка размером едва ли не больше, чем собственно вывеска органа самоуправления. Сама Вера Петровна о своих достижениях говорит скорее не с хвастовством, а с какой-то материнской заботой. Особенно тепло отзывается почему-то о кладбище:

— Я, честно говоря, когда за могилками своих ухаживаю, люблю там посидеть иногда. Спокойно, хорошо… А вы посмотрите, каким ужасным было кладбище раньше, — достает она из шкафа дешевенький альбом с фотографиями. — Никакой ограды, из-за бурьяна могил не видать.


Глава местного избиркома Лидия Косогорова надеется найти энтузиастов среди односельчан

По отреставрированному небольшому кладбищу мы прогуливаемся с председателем местной участковой избирательной комиссии Лидией Косогоровой. Как и многие члены провинциальных избиркомов, Лидия Владимировна — педагог, замдиректора местной школы по воспитательной работе.

— Я Веру Петровну едва ли не всю жизнь знаю, — с теплотой в голосе говорит она. — Помню, когда в восьмом классе училась, она к нам в школу приехала. Хоть и учитель начальных классов, но нас, старших, тогда английскому учила. С тех пор, считай, и носится с нами.

Возглавив сельсовет, Савчук не обошла педагогический вопрос стороной — в 2007 году в Мирном восстановили детский садик, не работавший 10 лет. Чтобы не реконструировать уже полуразрушенное к тому времени здание, садик присоединили к школе — теперь это учебно-воспитательный комплекс.

— В самой школе всего 50 деток, а вместе с садиком — аж 73. Уже солиднее получается, — гордо замечает замдиректора. — Все благодаря Вере Петровне.

— Куда ж мы без Веры Петровны, она же наше все, — сокрушается немолодой усатый железнодорожник на соседней с Мирным станции Копани. — У меня отцу 85 лет. Она каждый год к нему 1 октября с цветами приходит — оказывается, есть такой Международный день пожилых людей, я раньше даже и не знал.


Детскую площадку в Мирном подкрашивают каждый год, но на ремонт здания сельсовета деньги найти сложнее

За несколько дней, проведенных в Мирном, у меня создается впечатление, что вокруг главы сельсовета здесь сложился своеобразный культ личности: Савчук все любят, уважают и не могут представить себе кого-то другого на ее месте. Тем не менее без конфликта уход председателя не обошелся — нехотя все вспоминают, как не захотела принципиальная Вера Петровна подписывать кому-то из односельчан справку для получения субсидий на коммунальные услуги: дескать, в доме было прописано 10 человек, а в справке — всего двое или трое.

— Мы, если честно, не поверили, когда она сказала, что больше не будет баллотироваться, думали горячится председатель, — рассказывает Лидия Владимировна. — Ну, может, и действительно устала от всего этого — у нее же и муж, и дети, и внуки, и хозяйство фермерское. А она нянчится с нами здесь с утра до ночи.

Сводить концы с концами

Железная дорога, начинающаяся сразу за селом, проводит границу между Николаевской и Херсонской областями. В двух километрах от станции — шоссе Николаев — Херсон, по обе стороны его раскинулось село Посад-Покровское Белозерского района Херсонской области. Даже на первый взгляд соседнее село явно покрупнее Мирного — тут и несколько магазинов, и рынок, и школа повыше. Жителей в Посад-Покровском сельсовете около двух тысяч — едва ли не втрое больше, чем в Мирном. Предвыборная гонка тоже идет ожесточеннее: за место председателя соревнуются аж три кандидата, и на депутатские кресла тоже по два-три претендента.


Отреставрированное местное кладбище — личная гордость председателя

— Да, в Мирном Вера Петровна задала очень высокую планку, не все готовы ее взять, — обсуждает соседей глава местной избирательной комиссии Ирина Мисюга. — Да и село их богаче: и дороги там, и освещение лучше, а у нас здесь еще делать и делать, поэтому конкуренция большая.

— Это мы богаче? — удивляется Лидия Косогорова. — Да у них две заправки в селе, это только акциза на бензин в бюджет до полумиллиона гривен получается. Конечно, за то, чтобы распоряжаться таким деньгами, будет конкуренция.

Весь годовой бюджет Мирного — чуть больше 350 тысяч грн. С гордостью Вера Савчук рассказывает, что на начало 2015 года имела «в плюсе» почти половину, этих денег хватило на ремонт дорог и уличное освещение — большую редкость в этих краях.

— В нынешнем году дела похуже, хотя справляемся. Теперь в местные бюджеты не идет налог на доходы физлиц, будем как-то обходиться с налога на землю и недвижимость, хотя больших хором здесь ни у кого нет, да и сельхозпредприятий крупных тоже. Но как-нибудь будем обходиться.

«Как-нибудь» Вера Петровна договаривается с местными фермерами за «социальное партнерство», собирая деньги на уборку улиц, «как-нибудь» экономит на расходах исполкома, отказываясь от командировочных, «как-нибудь» тратит две с небольшим тысячи своей зарплаты на бензин для поездок
и подарки пенсионерам, «как-нибудь» полтора года обходится без положенного селу землеустроителя — нет специалистов.


Безработица гонит из села молодежь, способную взять управление в свои руки

— Если честно, мои домашние уже не первый год шутят, что мое председательствование семье недешево обходится, — грустно констатирует она. — Но мы еще держимся, а в селе ведь с работой совсем худо…

ВОЙНА И МИРНОЕ

— Почему никто в сельсовет идти не хочет? — переспрашивает сухонькая старушка, подвозящая меня до трассы на старенькой малолитражке, обвешанной внутри образками и иконами. — А кто ж захочет сейчас в это впрягаться, повестки по домам разносить? Кто ж захочет своих односельчан на войну братоубийственную слать, с властью этой фашистской сотрудничать?..

Несколько минут дороги мне приходится слушать от старушки пересказ последних сводок кремлевской пропаганды вперемежку с православными молитвами, вспоминая, что пророссийские настроения на юге Украины никуда не исчезли. Впрочем, Вера Петровна, признавая, что повестки — далеко не самая приятная часть ее работы, не без гордости замечает: все трое ее односельчан, воюющие на востоке, ушли в АТО добровольцами.

— Тут в другом проблема: кому эти повестки разносить? Прописано у нас молодых мужчин, может, и немало, но в селе многие уже давно не живут — разъехались по заработкам. Кто в Николаев, кто в Беларусь, а кто и в Россию или в Крым. Я военкому так и сказала: не верите — приезжайте, ищите, не осталось никого.

Мирное, как и многие украинские села, стремительно стареет, теряя задор и энтузиазм, необходимый для перемен. В этом году в нем не только не нашлось кандидатов на пост председателя, но и на место депутата сельсовета нашлась всего одна кандидатура.

— Сейчас у нас 16 депутатов — по одному-двое от каждой улицы. Это, так сказать, «моя молодая команда» — с другим председателем, по их словам, они работать не готовы. Решили сократить число депутатов до 12, и все равно желающих не оказалось. А это ведь даже не работа, это раз в месяц собраться и проголосовать. Хотя, с другой стороны, люди боятся ответственности — те же декларации о доходах надо всем заполнять. Чуть где ошибешься — сразу коррупционером назовут, суд будет, — объясняет Савчук.

— Так говорили же, сельсоветов не будет, будут громады, — удивляется моему вопросу Виктор Сидорович, пожилой мужичок, беззаботно курящий на бетонной плите, оставшейся от некогда богатой животноводческой фермы. — Пусть определятся сначала, куда и как идти.

Об административной реформе, по которой сельские общины будут объединяться в территориальные громады, в Мирном напоминает маленький плакатик на окне железнодорожной станции: «Об'єднаємо громади — доведемо село до ладу». Глава сельсовета откровенно сокрушается: реформу явно спускают сверху, ее район в числе «экспериментальных» и объединение сельсоветов организовывается явно непродуманно.

— Ну ладно нас тут объединяют по-старому, вокруг центра громады в Шевченково — будет почти как при старом совхозе: и скорая помощь за 15 минут доедет, и инфраструктура общая. Но к нам же еще и села из Снигиревского района, — машет она рукой куда-то на северо-запад, — присоединить хотят. А от них же сюда даже дорог нет, только в объезд через Херсон.

Если все пойдет по плану из района, то уже в следующем году отдельные сельсоветы будут отменять, а вместо председателей придется еще раз выбирать старост. Новым руководителям предстоит нелегкая задача — на уровне громад явно начнется передел социальной инфраструктуры: школ, фельд-шерских пунктов. Сохранить все это для села будет нелегкой задачей.

В ожидании варягов

Еще одна попытка провести выборы в Мирном пройдет 29 ноября. На выдвижение кандидатур председателя и депутатов осталось около недели. Лидия Косогорова надеется, что за это время удастся найти хотя бы 12 добровольцев в сельсовет.

— Есть у нас тут претенденты, и мы, так сказать, сельская интеллигенция, с ними работаем, уговариваем. А то ведь до чего дошло: из области СБУ приезжало, разбиралось, какие у нас тут препятствия для выборов возникли.

После нескольких сюжетов в теленовостях о «саботаже» избирательного процесса в Мирном постом главы сельсовета заинтересовались люди со всей страны, рассказывает Вера Савчук.


После ремонта водопровода в селе старые колодцы остаются не у дел

— Звонил один мужчина из Харькова, спрашивает: вы точно не будете баллотироваться? Хочу возглавить ваш сельсовет. Приезжайте, говорю, ограничений никаких нет, агитируйте людей. Только имейте в виду, это не работа с восьми до пяти, могут и ночью поднять… Из Киевской области звонили, даже мобильный нашли: «Вера Петровна, мой муж хочет ваш сельсовет возглавить». Опять же — приезжайте, говорю. «Ой, мы люди простые, у нас денег нет». — «Да и здесь вы денег много не заработаете». Из Николаева позвонили: а зачем приезжать, а какой пакет документов? В общем, так до сих пор никто не приехал.

Тем не менее, считает Лидия Косогорова, к повторным выборам в Мирное из райцентра или Николаева, скорее всего, «спустят» одного-двух кандидатов, чтобы еще раз не срывать голосование.

— Но хочется все-таки среди своих кого-то найти, чтобы в районе не смотрели на нас, как, простите, на идиотов, как будто мы сами у себя порядок навести не можем. А может, и Вера Петровна еще передумает.