Текст: Тарас Козуб

Во-первых, люди почти перестали верить политикам, а протестный электорат растет. Пока его количество оценивают в одну треть всех взрослых украинцев. Во-вторых, партии власти не удалось повторить опыт Виктора Януковича 2010 года, когда «без боя» взяли большинство местных советов. Значит, придется договариваться. Поэтому страна станет похожа на лоскутное одеяло.

Кредит исчерпан

Нынешние выборы, пожалуй, первые в истории страны, на которых можно было голосовать свободно. Ни очередей, ни давки: участки в основном пустовали. По данным ЦИК, проголосовали 46,62% избирателей. А это крайне мало. Сравнения ради: на президентских выборах 2004 года явка составила рекордные 74,79%, в 2010 году — уже 66,76% (на выборы президента год назад пришли 46,4%).

Даже на парламентских выборах 2014-го голосовали 52,4%.

— В селе на моей родной Житомирщине живет около тысячи избирателей, и всегда борьба за пост головы была жесткой. Там и железнодорожная станция, и несколько заводов — есть за что сражаться. А в этот раз никто не захотел. Был всего один кандидат, и перед ним стояла задача: чтобы за него проголосовало больше, нежели против, — рассказал директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. — Общество деморализовано, никто не хочет ни баллотироваться, ни голосовать.

Обращает на себя внимание региональная разбивка голосов: охотней всего шли на выборы на западе — в Тернопольской (56,50%) и Львовской (56,31%) областях. Хуже всего явка в подконтрольных Украине частях Донецкой (31,65%) и Луганской (35,27%) областей и Киеве (41,9%).

— Деморализация у каждого своя. Если Донбасс не может прийти в себя после развала Партии регионов и решить, кого «любить» дальше, Киев с более интеллектуальным избирателем просто не увидел себя среди кандидатов, — заключил Бортник.

Первейшее следствие этого — увеличение количества протестного электората.

— Люди устали от регулярных выборов и перестали воспринимать саму процедуру. Не зря решили исключить из бюллетеней графу «против всех» — де-факто каждый пятый считает, что в стране ничего не меняется, а раз так, голосовать не за кого, — поделилась прогнозом кандидат социологических наук, доцент Харьковского национального университета им. Каразина Надежда Корытникова.

По мнению Руслана Бортника, заменителем этой графы стали испорченные бюллетени.

— В 2010 году против всех проголосовало более 7% украинцев. Учитывая, что голосовать сегодня не пошли три четверти «протестных», испортит бюллетени та четверть, что таки пошла на участки. Их количество будет больше, чем всегда, — полагает эксперт.

Подсчет еще не завершен, но в Комитете избирателей Украины уже сообщили, что количество испорченных бюллетеней — 10–15%. Тревожный звонок для власти, если учитывать, что это только верхушка айсберга.

Победы и поражения

С момента выборов подсчет голосов продлится примерно неделю. Но на следующий день после них можно было сказать: президентская партия не получила сколько-нибудь значимых побед в борьбе за посты мэров. Последних у «Солидарности» и «Народного фронта» несколько. Виталий Кличко, безусловно, выиграет во втором туре у любого соперника. Судя по экзитполам, в Ивано-Франковске побеждает Игорь Насалик, в Кировограде — Андрей Райкович. В Одессе Саша Боровик, лишь на первый взгляд представляющий «Солидарность», проиграл бессменному Геннадию Труханову: на самом деле он приглашен баллотироваться Михаилом Саакашвили (и губернатор активно агитировал за «батоно Боровика»). А на последнем этапе подсчета голосов, по данным «Репортера», АП усиленно тянула Труханова для победы в первом туре — по итогам он набрал 51,93%. В активе у президента — Запорожье (там во второй тур с лидером, Владимиром Буряком, выходит нардеп от БПП Николай Фролов), а также Ужгород, где в аналогичной ситуации оказался Михаил Качур. Чуть похуже позиции Андрея Матковского в Полтаве и Владислава Атрошенко в Чернигове. И все.

Зато есть проигранные схватки. В Харькове в первом туре победил Геннадий Кернес, бал­ло­­тировавшийся от партии «Видродження», — ее ассоциируют с днепропетровским олигархом Игорем Коломойским (с ним президент ведет неприкрытое противостояние). В самом Днепропетровске, ключевом промышленном и прифронтовом регионе, еще будет битва — 15 ноября, во втором туре, но президент проигрывает в любом случае. Тут разрыв между представляющим интересы Коломойского Борисом Филатовым и его ближайшим противником, кандидатом от «Оппозиционного блока», Александром Вилкулом составляет всего 7 тысяч голосов.

— Фактически это ничего не означает: есть интрига, к кому перейдут голоса местного бизнесмена Загида Краснова и других кандидатов, — считает политолог Кость Бондаренко. По его словам, в Днепропетровске позиции Банковой оказались буквально «на распорке»: побеждает Филатов — и влияние на регион утрачено. Побеждает Вилкул — жди обвинений в сотрудничестве с представителями предыдущей власти.

Разные партии страны

Едва отправив бюллетень в избирательную урну, Петр Порошенко очертил главное задание для местных советов: сформировать проукраинские коалиции. Исполнить эту задачу будет сложно, учитывая, что результаты пропрезидентских сил оставляют желать лучшего.

— По состоянию на вечер (26 октября. — «Репортер») «Солидарность» нигде не получила большинства, которое позволило бы сформировать власть без союзников. Следовательно, придется создавать коалиции, например с тем же ОБ, — отметил директор Киевского центра политисследований и конфликтологии Михаил Погребинский. Процесс этот будет непростым: по стране победили совсем разные партии.

— Придется формировать коалиции, причем власть будет пытаться сделать это на основе «Солидарности», а оппоненты — на основе своих сил, — считает политолог Вадим Карасев. — На западе большинство будет строиться с «Самопомощью», «Батькивщиной». На востоке — с «Нашим краем», «Видродженням». На прямое сотрудничество с «Оппозиционным блоком» власть не пойдет.

К слову, сами оппозиционеры оценивают свои результаты на выборах как довольно неплохие.

— Попасть в Житомирский и Винницкий облсоветы, сделать хороший результат по Киеву, но потерять его из-за некорректного подсчета — это более чем то, на что надеялись, — сказал нам собеседник в штабе «Оппоблока». К тому же оппозиция берет «под контроль» города и села в Донецкой, Луганской, отчасти Харьковской областях, будет присутствовать в Николаевской, Херсонской, Одесской.

— Полностью оценить результаты выборов сможем через месяц, после того как пройдут первые заседания местных советов и сформируются коалиции. Тогда и будет виден настоящий баланс на этих выборах, — резюмировал Руслан Бортник.

Еще одним явным сюрпризом кампании (судя пока что по экзитполам) стали результаты «Свободы». Она набрала до 10% симпатий по столице, сохранив успех в Тернополе, Ивано-Франковске.

— Значит, поднимается вопрос условно «майданных» партий, настроенных против изменений в Конституцию, Минска, — они могут начать движение по созданию антипорошенковских коалиций на местах, — прогнозирует Погребинский.

Причин прорыва «Свободы» несколько: во-первых, помогла Генпрокуратура, открывая уголовные дела против партийцев. Во-вторых, она съела рейтинг «Правого сектора», который на выборы не пошел. В-третьих, радикалам сочувствует примерно треть населения.

Любопытно, что Украина начала «регионализироваться» по партийному признаку. Киев стал базой для УДАРа Виталия Кличко, Харьков — для «Видродження». Восток и юг — вотчина «Оппозиционного блока», Днепропетровск — партии УКРОП. Львов стал базовым регионом для «Самопомощи» и целого букета небольших сил вроде «Народного контроля» и «Галицкой партии» (последнюю пару лет назад обвиняли в центробежной риторике). А Закарпатье — территория «Единого центра» Виктора Балоги.

— Это британский, испанский опыт местных партий. В той же Германии страну делят ХДС Ангелы Меркель на западе и «левые социалисты» Грегора Гизи на востоке, а к ХДС примыкает локальная ХСС, которая буквально руководит небольшой Баварией, — считает Карасев. — Оказалось, что децентрализация — это не только полномочия и деньги для местных советов, но и разветвление политсил по регионам.