Текст: Светлана Хисамова

Киев признал свою неплатеже-способность перед кредиторами, объявив технический дефолт. Что стоит за этим сугубо экономическим решением и как киевляне ощутят на себе банкротство столицы, выяснял «Репортер».

«Киеву нужны деньги, потому что Киеву не нужны деньги. Не забирайте у нас деньги», — мало кому удалось расшифровать глубокий смысл, который мэр Киева Виталий Кличко пытался вложить во фразу, предварившую заявление Киевсовета об отказе столицы платить по долгам.

Итак, 8 октября депутаты Киевского городского совета проголосовали за введение временного моратория на выплаты по внешним долгам. Ближайшие платежи были назначены на 6 ноября в размере $250 млн. Общая сумма долговых обязательств составляет 18 млрд грн. Большая часть этой суммы (12,5 млрд грн) досталась в наследство от прошлой власти. Председатель бюджетной комиссии Киевсовета Андрей Странников увязал выплату долгов кредиторам со срывом отопительного сезона в столице. Либо тепло киевлянам, либо деньги иноземным держателям бондов. Накануне местных выборов решение команды Кличко было предсказуемым.

Долговой паровоз

Технический (или ограниченный, как его называют экономисты) дефолт Киева был ожидаемым и неизбежным. Как известно, Украина сейчас находится на стадии реструктуризации своих внешних долгов. Как раз на 14 октября министр финансов Наталья Яресько наметила подписание с кредиторами новых бумаг (еврооблигаций). Это стало юридическим закреплением договоренностей с МВФ, которые состоялись еще в феврале. Тогда была согласована реструктуризация «суверенов» по программе EFF и в ней же был заложен механизм пересмотра долговых обязательств других субъектов, в частности Киева.

Впрочем, МВФ не обсуждал сроки приостановки выплат по долгам столицы. Но поскольку Украина не обслуживает свои долги с 23 сентября, то и киевские власти приняли решение ввести мораторий на выплату по двум выпускам облигаций.

И все же есть одно важное различие между этими двумя вроде как последовательными процессами. Когда украинский парламент и Кабмин приняли решение о приостановке невыплат, предварительно были достигнуты договоренности с кредиторами, на каких условиях Украина получит отсрочку и списание части долга. У Киева на сегодняшний день таких договоренностей нет. Власти действуют вслепую.

— Дефолта можно было избежать, но, видимо, городское руководство не договорилось с кредиторами. Либо не сумело договориться, либо посчитали, что дефолт будет лучшим вариантом, — считает экономист, управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times Эрик Найман.

По официальной информации, «стороны далеки от взаимопонимания». Кредиторы уверены, что
у Киева есть деньги на выплаты по долгам, но власти тратят эти средства из бюджета на обеспечение киевлян теплом, энергоносителями, на ремонт и утепление подъездов и домов, установку счетчиков тепла. Словом, на то, что накану­-не выборов столичного мэра и депутатов Киевсовета можно будет конвертировать в мандаты власти.

Кстати, о выборах. Экспертов ввело в некоторое замешательство то, что дефолт, пусть и технический и прогнозируемый, был объявлен как раз в разгар избирательной кампании. Это точ­но никак не добавляет рейтингов действующему мэру. Еще в начале октября команда Кличко проводит масштабный форум, обещает превратить Киев в современный высокотехнологичный город, презентует новый городской транспорт и скамейки с Wi-Fi на солнечных батареях. А через неделю выясняется, что в киевском бюджете нет денег не только на смарт-фонари, но даже на нормальное прохождение отопительного сезона. Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник увидел во всем этом тонкий политический маневр:

— Выборы мэра Киева, вероятно, пройдут в два тура. Следующее голосование намечено на 8 ноября. Поэтому тянуть с заявлением о техническом дефолте было нельзя — платеж нужно было вносить 6 ноября. И главная борьба будет разворачиваться как раз во втором туре. Поэтому и было принято решение объявить о дефолте сейчас и подготовить киевлян. И подготовили: тепло и ремонты дорог в столице — вместо выполнения своих долговых обязательств. Это сработает. Кроме того, мне показалось, что «Солидарность» и УДАР также подали сигнал другим финансово-промышленным группам: если те придут во власть, то примут Киев в самом плачевном состоянии и с большими долгами. Таким образом, нынешние держатели корпорации под названием «Киев» снижают мотивацию конкурирующих групп в борьбе за нее.

Новая повестка

— Ошибка ли это? Безусловно. Киевские власти проводили неправильное бюджетирование, поддерживали высокий уровень коррупции. Теперь Киеву нужно учиться жить по средствам, потому что городу никто в ближайшее время не одолжит денег на внешних рынках. В действительности у Киева большие проблемы, и мне кажется, власти не совсем понимают всю серьезность ситуации, — такую оценку происходящему дал исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Можно спрогнозировать, что дальше ситуация будет развиваться по тому же сценарию, что и с суверенными долговыми обязательствами. То есть, скорее всего, выплаты долга будут отсрочены на четыре года, возможно также частичное его списание и льготный период выплат. Пока сложно говорить, будет ли использоваться опцион позднего участия в росте ВВП Киева (такие выплаты с 2020 года могут осуществляться в пользу кредиторов правительством), учитывая, сколько критики за этот пункт прозвучало в адрес Яресько и Яценюка.  

Но отсрочка основного платежа не отменяет выплат по обслуживанию процентов. А это, по подсчетам экономистов, около $50 млн ежегодно. Кроме того, уже сейчас нужно понимать, где взять денег на выплату займа к 2019 году. Главный источник аккумулирования средств — это пересмотр киевского бюджета. Основной задачей нового мэра будет не борьба с МАФами и покупка новых автобусов. Ему предстоит важная битва за Киев с Минфином. Трофей — пересмотр долей от налогов на доходы с физлиц. Это основной источник наполнения местной казны. Дело в том, что сейчас город перечисляет в государст­венный бюджет 60% НДФЛ, себе оставляет 40%. До 2015 года соотношение было 50/50.

— Других источников, пожалуй, и нет, — убежден руководитель проекта «Успешная страна» Андрей Блинов. — Я не вижу больших результатов от продажи городского имущества, от аукционов. Не могу сказать, что у нас появилась концепция развития Киева. Например, история с увольнением главного архитектора города Сергея Целовальника говорит о том, что власть не смогла контролировать одного из своих главных чиновников.

После пересмотра бюджета киевским властям надлежит актуализировать всю повестку.

— Для этого нужно улучшить инвестиционный климат, повысить конкурентоспособность города. И сделать это реально, а не на словах. Следует снизить налоги и, несомненно, ликвидировать коррупцию. Без этого город не получит импульса для экономического развития, — уверен Олег Устенко.   

Рядовые же киевляне на себе мало ощутят последствия технического дефолта. На пенсии и горячую воду киевский бюджет деньги изыщет, а к плохим дорогам, недостроенным мостам и незаконным парковкам все давно привыкли.