Текст: Светлана Хисамова

Партийные списки на местных выборах окончательно сформированы и обнародованы. Регистрация кандидатов завершена. «Репортер» выяснял, какой выбор предстоит избирателю.

— Я не читаю, я не видел этих списков. А зачем? — директора Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаила Погребинского нельзя заподозрить в профессиональной неосведомленности.

Отсутствие интереса к кандидатам на местных выборах 25 октября может говорить лишь об одном: персоналии сегодня мало что решают. А к нынешним местным выборам интерес крайне низкий. Политологи называют их бедными как с финансовой точки зрения, так и с точки зрения качества избирательного спис­ка. Большинство партий сделали ставку на популярные лица, «спонсоров кампании»и родственно-кумовские связи.     

— Популярные певицы и общественники идут на выборы потому, что украинская политика по-прежнему работает в формате шоу, — убежден политолог Михаил Павлив. — Синергетическую ценность представляют узнаваемые лица. Взращивать крепкого политика у партии просто нет времени и нужды. Вкладываться в его образование нет денег и мотивации.

Кроме всего прочего, выдвигать от партии публичного кандидата — это политическая технология. Это эффективно работает и во время агитации, и во время непосредственного голосования. Избиратель возьмет бюллетень с тремя десятками фамилий, отыщет знакомую и поставит галочку. И кандидаты-самовыдвиженцы, и политические партии мало отличаются друг от друга программами и идеологией. Большинство из них строят свою политику на голом популизме, который можно обозначить крылатой фразой «я дам вам все». Например, в мэры Киева зарегистрировано 32 кандидата. Из них только четверть реально участвует в избирательной гонке. Настоящая борьба развернется между пятеркой — Владимиром Кличко, Александром Омельченко, Бориславом Березой, Геннадием Корбаном, Сергеем Гусовским. Все они сводят свои лозунги до примитивных: «Последний шанс спасти Киев».

Партия как проект

В Украине не существует ни одной партийной организации в классическом понимании. Вместо них — избирательные ситуативные проекты. Политическая партия — это стабильная иерархическая политическая организация, объединяющая на добровольной основе лиц с общими социально-классовыми, политико-экономическими, национально-культурными, религиозными и иными интересами и идеалами, ставящая перед собой цель завоевания политической власти или участие в ней.

— Если анализировать период всей независимости страны, у нас были только две партии
с внятной идеологией — коммунисты и националисты, — рассуждает Михаил Погребинский. — С натяжкой можно сюда же отнести и Партию регионов. Это была партия, отстаивающая интересы крупного капитала. Что тоже тянет на идею. Но сейчас даже этого нет. А есть частные интересы отдельно взятых олигархов.

— В Украине не существует партстроительства в классическом понимании. Если кто-то вознамеривается замахнуться сотворить партию — получается условная КПСС, куда сгоняют коммерсантов, чиновников, — продолжает Михаил Павлив. — Эта конструкция шаткая и рассыпается при первых трудностях. Мы видели это в свое время с НДП, СДПУ(о), Партией регионов. Так происходит потому, что им был задан изначально не партийный, а проектный формат.

В Украине партии выглядят как перевернутая пирамида, без устойчивой опоры в виде народной поддержки. В европейских странах с давними традициями демократии семьи целыми поколениями поддерживают одну и ту же партию. Она может менять повестку, но не идеологию. В нашей стране за многие годы так и не сформировалась политическая преемственность.

Самовыдвиженец против зла

Карьера политика должна начинаться с местного уровня — села, района, области. Он должен пройти естественный путь от сторонника, агитатора, волонтера до регионального функционера и выше. В Украине этот процесс фактически невозможен. Во-первых, нет местных партий. Во-вторых, псевдопартийные проекты местного разлива не имеют региональной повестки (исключение разве что закарпатский «Единый центр»). Партии всеукраинского масштаба на региональном уровне лишь консолидируют ресурсы, формируя свои списки по квотному принципу. Как это выглядит на практике, объяснил на пальцах политолог Александр Логинов на примере Винницкой области.


Местные выборы должны были обновить региональную политическую элиту и способствовать процессу децентрализации. Вместо этого они превратились в дешевое шоу

Блок Петра Порошенко «Солидарность» представлен «хозяйственниками и управленцами», которые относятся к различным группам внутри команды Порошенко-Гройсмана. В «Батькивщине» более половины списка составляют чиновники или руководители разных уровней. Волонтеров и активистов, присутствием которых так гордились в партии перед парламентскими выборами, в перечне кандидатов практически нет, комбаты там отсутствуют вовсе. Кандидаты, представленные в списках винницких областных организаций РПЛ и «Самопомощь», абсолютному большинству избирателей просто не знакомы. Поэтому итоги их поддержки на выборах будут означать эффективность исключительно «бренда». Определенную попытку привлечь в списки новые лица задекларировали «Укроп» и «Народный контроль», однако дело ограничилось лишь несколькими фейсбучными скандалистами местного масштаба. Фамилии прочих кандидатов от этих партий ничего не говорят даже специалистам. То же можно сказать и о «Свободе».

Выборы в местные советы должны были бы запустить процесс децентрализации и наделить полномочиями и ответственностью местные элиты, таким образом перезапуская все демократические процессы в стране. Но этого не произошло. Вместо этого местные выборы превратились в дешевое шоу. В таком представлении гораздо интереснее наблюдать за предвыборной кампанией Дарта Вейдера, который борется со вселенским злом и между делом за мэрское кресло. Или за полити­ческим перформансом известного бизнесмена Гарика Корогодского. Он откровенно вы­сме­ивает эти выборы, повергая в смятение не только избирателей, но и политологов. Но даже в его саркастической программе больше смысла, чем у большинства кандидатов, и она лучше отражает реальные проблемы столицы. 

Гарик Корогодский, бизнесмен

— Вы идете в мэры?

— Я! Твiй самовисуванець!

— Я хочу как киевлянка за вас проголосовать. Почему вас нет в списках?

— У меня нет украинского гражданства. Но ради поста мэра я поднял свои связи, министры иностранных дел и юстиции сделают мне гражданство без отказа от израильского (им уже звонил премьер Нетаньяху
с просьбой), а президент разрешил мне поздний чек-ин на избирательную кампанию. Я вообще автоматически прохожу во второй тур.

— Три вещи от Корогодского-самовыдвиженца, которые изменят мой город к лучшему.

— Вот вам семь, мне не жалко:

1. Верну Майдану первозданный вид (фонтан-рулетку, и снесу ТЦ «Глобус», он все равно уже не мой).

2. Освещу город ночью. Буду зажигать.

3. Восстановлю памятник Ленину и снесу его своим решением в тот же миг, предварительно продав на аукционе.

4. Перенесу мэрию на ПОХ (Позняки, Осокорки, Харьковский. — «Репортер») и заставлю сотрудников добираться городским транспортом. Освободившиеся в центре площади продам с открытых торгов под ТРЦ тому же «Дрим Тауну», так как мне будет к этому времени все равно — ведь я не просто пообещаю продать бизнес, а и продам.

5. Обеспечу город в необходимом количестве общественными туалетами. Обязуюсь заморозить плату за них на сегодняшнем уровне — 2 грн, невзирая на курс доллара и наличие импортной составляющей (ведь вы продолжаете потреблять импортные продукты, да?).

6. Властью, данной мне, буду изы­мать по-вандальски припаркованные машины и продавать с аукциона (прежнему хозяину суперскидка, ведь мы не фашисты).

7. МАФы все уничтожу и введу унифицированные магазинчики, красивые и одинаковые. Оперировать ими будет одна компания, победившая на открытом тендере, обязательно с большим опытом в ретейле.