Текст: Светлана Хисамова

6 октября вступил в силу главный антикоррупционный закон, который открыл публичный доступ к информации обо всех собственниках недвижимости, земельных участков и автотранспорта. Поможет ли он победить коррупцию и облегчит ли жизнь простым гражданам, «Репортер» спросил у юриста и главы Всеукраинской ассоциации БТИ Дмитрия Павленко

— Как вы прокомментируете открытие публичного доступа к реестрам и кадастрам? 

— С этим решением запоздали лет на пять. С 2010 года Минюсту подавали такие проекты и эксперты, и общественные организации. Но тогда принятие соответствующего закона блокировалось. Сегодня инициативные депутаты, которым пока особо нечего скрывать в своих декларациях, пролоббировали принятие этого закона, а у министерства просто не было выхода, кроме как имплементировать волю народных избранников. Для этого было выбрано удачное время — перед выборами, чтобы продемонстрировать избирателям процесс реформирования и борьбы с коррупцией. Но опять-таки здесь есть подводные камни. Вот открыли они реестры с общим доступом, но нотариусы будут по-прежнему брать деньги с участников сделки за проверку собственности и по фамилии,
и по коду объекта.

— Тогда это выглядит как популистское решение перед выборами. 

— Пока это выглядит так, ведь нотариусы не получили разъяснения от Минюста, как им оформлять сделки с недвижимостью и земельными участками.

— Не нарушает ли этот закон нормы другого закона — о персональных данных?

— Нет. В базе не раскрываются все данные о собственнике и об объекте. А те данные, которые стали публичными, и так подаются в налоговой декларации, поэтому не являются конфиденциальными.

— Я протестировала эти сервисы на себе и проверила собственника земельного участка. Им оказался человек, продавший землю много лет назад владельцу, у которого участок был приобретен моими родственниками. Ту же процедуру я проделала еще по одному земельному участку, в качестве эксперимента. Результат тот же. Почему не отображается корректная информация и в чем тогда смысл этой базы данных?

— Дело в том, что в кадастре отображены владельцы земельных участков, которые приобрели землю до 2013 года. Начиная с 2013-го в кадастре не отображается право собственности, а фиксируется только наличие определенного участка на конкретной территории. Собственника, купившего землю несколько месяцев назад, можно найти в Реестре прав собственности.

— Поможет ли этот закон снизить коррупцию в стране?

— Я думаю, что нет. Единственное — закон облегчит право-охранительным органам доступ к данным о правах собственности тех лиц, которые подлежат проверке. Точнее, сократит время на поиск данных. Задача, которая ставилась, — контролировать чиновников и депутатов на предмет незадекларированного имущества — трудно выполнима. Ведь они всегда легко смогут обойти этот закон, оформив имущество на третье лицо.