Арсений Князьков, кинообозреватель

Мнение: Выйти из сумрака

Режиссерам из Новой Зеландии, за одним-двумя исключениями, не везет с карьерой в другом полушарии. Многие молодые таланты родом из страны киви, регби и гейзеров — Джеофф Мерфи, Ли Тамахори, Винсент Уорд — попав в Голливуд, катились вглубь категории Б прямо-таки с ходу. В первых числах октября стал известен еще один претендент на место в этом печальном списке — обладатель колоритного маорийского имени Таика Вайтити, которому предложили взяться за очередной фильм Marvel «Тор: Рагнарёк».

В отличие от многих коллег Вайтити, чьи лучшие новозеландские работы («Навигатор» Уорда, «Тихая Земля» Мерфи) мало кто видел, у него за плечами уже есть один международный хит — прошлогодняя комедия «Реальные упыри» (в оригинале чуть таинственнее: «Чем мы заняты в тени» — What We Do in the Shadows). До украинского проката «Упыри» так и не долетели, что и к лучшему: испортить псевдодокументальную зарисовку из повседневной жизни веллингтонской нежити неудачным дубляжем было бы проще простого. Лучше уж задним числом ее посмотреть — пусть и на маленьком экране, зато в оригинале.

«Упыри» не слишком похожи на ранние черные комедии самого известного и успешного новозеландца Питера Джексона, но в общем рассчитаны на ту же аудиторию: это такое же ироничное, обаятельное и, в сущности, очень доброе кино, омытое обильными потоками бутафорской крови. Раз уж Вайтити удалось с такой любовью живописать жизнь четверки компанейских кровососов, хочется верить, что у него выйдет, по примеру Джексона, и не сломать карьеру о голливудские жернова, а заодно снять, наконец, что-то приличное о скандинавском громовержце — пока что самом неудачливом и неудачном герое марвеловской киновселенной.

ФИЛЬМЫ

Багровый пик

Гильермо дель Торо

Долгожданный новый фильм от создателя «Лабиринта фавна», решившего переключиться с бесконечной гигантоманской франшизы «Тихоокеанский рубеж» на жанр простой романтической, но очень страшной сказки. Результат должен выйти достаточно готичным и атмосферным, как в XIX веке, и при этом крайне кровавым, как в веке XXI. В большом восторге от «Пика» остался один из его первых зрителей — писатель Стивен Кинг, сравнивший свои впечатления от фильма дель Торо с послевкусием от первого просмотра иконических «Зловещих мертвецов» Сэма Рэйми в начале 1980-х.

Любовь

Гаспар Ноэ

Очередная скандальная работа французского режиссера, раз за разом испытывающего свою публику на прочность. Главный хит Гаспара Ноэ — «Необратимость» — относят к числу фильмов, которые не забываются. «Любовь» — проект не менее шокирующий (например, в РФ прокат ленты как «порнографической» уже успели запретить), хотя и не столь жестокий. Сцены секса у Ноэ, действительно, откровеннее некуда. И, ко всему прочему, французский автор решил поиграться с форматом 3D, что обеспечит зрителю двухчасового наркоэротического трипа максимальный эффект присутствия.

Прогулка

Роберт Земекис

Игровая реконструкция реального события, уже ставшего частью международной киноистории. Документальный фильм об этом событии, «Человек на канате», в 2009 году был удостоен «Оскара». Речь идет о состоявшемся в 1974 году шоу канатоходца Филиппа Пети, натянувшего веревку между башнями нью-йоркского Всемирного торгового центра и проведшего на ней несколько часов. На роль французского безумца режиссер назначил Джозефа Гордон-Левитта и, разумеется, снял историю в 3D — зрителям с сильной боязнью высоты, возможно, следует поостеречься просмотра.

Крутые яйца

Габриель Рива Палачио Алатристе

Развлекательная мексиканская трехмерная анимация о жизни в курятнике — тема, к которой создатели других полнометражных мультфильмов уже не раз обращались в прошлом. Главный герой «Крутых яиц» — петух по имени Тото — решает стать боксером. Заканчивается все тем, что ему приходится дать бой не на жизнь, а на смерть фермеру, угрожающему существованию и благополучию его семьи. Следует отметить, что, несмотря на кажущуюся непритязательность, фильм получил отличные отзывы западной критики, а также стал неожиданным кассовым хитом и в Мексике, и в США.