Текст: Александр Сибирцев

Тысячи украинцев ежегодно пересекают границу Украины со странами, входящими в ЕС, и сталкиваются с тем, что по ту сторону кордона относятся к правилам дорожного движения иначе, чем у нас. Помимо трудностей привыкания к особенностям европейских ПДД украинским автомобилистам приходится разбираться в хитросплетениях циклопических транспортных развязок, сетке платных автодорог, а также в менталитете и традициях европейских автолюбителей, велосипедистов, пешеходов. И, конечно, полиции.

Журналист «Репортера» за две недели проехал на своей машине более 5 тысяч километров по девяти европейским странам и выяснил, с чем может столкнуться неискушенный украинский автомобилист за рубежом

БЕЛАРУСЬ. ВСЕВИДЯЩЕЕ ОКО «БОЛЬШОГО БРАТА»

Яркие катафоты, идеально чистое и ровное покрытие дороги — это еще не признак платного автобана в Беларуси: такие дороги здесь практически везде. Даже в селах и деревнях, далеко от главных транспортных артерий. Контраст после украинских дорог разительный.

— Бип-бип! — неожиданно подает признак жизни ранее молчавший электронный чип белорусских платных дорог, приклеенный на лобовое стекло автомобиля. Конечно же, задолго до начала путешествия мы с женой детально проштудировали кучу автомобильных сайтов и знали о том, что в Беларуси уже пару лет назад введена плата за проезд по нескольким автодорогам. Несмотря на то что у нас был подаренный чип, мы все же планировали пересечь страну по второстепенным дорогам, минуя платные. Поэтому неожиданное «бип-бип» от молчавшего чипа становится для нас неожиданностью — на автобан мы выскакиваем незапланированно, сбившись глубокой ночью с второстепенной дороги.

Много ли денег осталось на чипе и как долго можно еще следовать с ним по автобану, мы не знаем. Дискомфорта добавляет и то, что случайно проскакиваем на скорости съезд на парочку АЗС, на которых, как следует из автомобильных сайтов, можно повысить счет этого самого чипа. «Бип-бип» с лобового стекла раздается с досадной настойчивостью, как только мы проезжаем под навесными арками с датчиками, — информации о том, что означает двойной сигнал чипа, на сайте платных дорог не было. В голове сами собой рисуются картинки незапланированного общения с местной милицией и вероятного штрафа.

На следующей по курсу автозаправке в неприметной будочке заспанная кассирша, узнав о том, что мы едем с чужим чипом, выдает нам неприятное известие.

— Ребята, ну вы попали уже на 50 евро за проезд с чужим чипом. Все чипы — номерные, с чужими ездить нельзя. Сдавайте ваш чип и приобретайте новый. А штраф с вас возьмет транспортная инспекция — у нее уже есть наверняка информация, что вы едете с чужим чипом, датчики все зафиксировали! Кстати, двойной сигнал — это знак того, что денег на счету чипа осталось мало, — «радушно» улыбается миловидная девушка за окошком кассы.

— Валюту обменять не успели. Можно ваш чип купить за доллары?

— Что вы, что вы! Это нельзя! — демонстративно возмущается кассир. — Только белорусскими принимаем!

Тариф проезда по белорусским платным дорогам — 4 евроцента за километр. Платить нужно вперед за несколько сотен километров «про запас».

Как назло, нужной суммы в белорусских рублях у нас нет — требуется эквивалент в «белочках» около $70. Ночь, обменник на АЗС отсутствует. Есть обменный пункт в ближайшем городке, однако в Беларуси по ночам работают лишь заправки, милиция и аварийные службы. Но и наступление утра ничего позитивного нам в этой ситуации не несет. Дело в том, что мы оказались на середине платного автобана и до города можно добраться лишь с действующим чипом. В перспективе нам «маячит» ночевка в машине на АЗС, а затем поездка на автобусе до ближайшего обменника. Видя наше замешательство, помявшись, девушка снижает голос и «равнодушно» роняет, мол, если мы «никому не скажем», то она готова принять оплату за чип в долларах. С радостью пообещав кассиру соблюдать молчание, выкладываем нужную сумму и становимся счастливыми обладателями собственного чипа.

Теперь можно ехать по платным дорогам Беларуси определенное количество километров, а по окончании поездки нам даже должны вернуть деньги за «неотъезженный» километраж. Интересно, что плата за проезд взимается только с автолюбителей из стран, которые не входят в Таможенный союз.

Так и не познакомившись с транспортной инспекцией, мы финишируем на крайней точке автобана в Гродненской области, перед самой границей. Как нам и обещали, в Гродно, в конце нашего путешествия по Беларуси, при сдаче чипа в транспортной инспекции нам возвращают неиспользованный остаток денег за неотьезженные километры по платным дорогам — около 60 евро, опять же в местных рублях.

Наряду с очевидными преимуществами белорусских дорог в виде чистоты и идеального состояния, для украинских автолюбителей есть и неприятные моменты — по загадочной причине белорусские транспортники явно экономят на дорожных указателях направлений и населенных пунктов. Наш автомобильный навигатор несколько раз промахивается и уводит в другом направлении: знаки и разметка на развязках часто меняются, а электронные карты остаются прежними — составители не успевают вносить правки…

— Елки-палки! Снова не туда уехали!

Для того чтобы вырулить на нужное направление, приходится проделывать сложные маневры по развязкам. Возвращаться, нарушая — через сплошные и двойные полосы, — не хочется. Белорусская милиция взяток не берет принципиально — наши друзья неоднократно нам говорили, что даже за намек на дачу взятки можно лишиться машины и прав, а то и загреметь на несколько суток в местный «обезьянник» при райотделе.

Радары и видеокамеры в Беларуси встречаются даже на глухих участках дороги — особо не полихачишь! По всей стране, судя по информации на сайте местной ГАИ, размещено свыше 300 камер слежения с видеофиксацией скорости. Пресловутых «плюс 20 километров в час» допустимого превышения скорости здесь не существует. Превысил скорость на 11 километров — получишь штраф в $11, свыше 30 — могут оштрафовать до $100. Ближние огни, ремни безопасности для всех пассажиров обязательны. Может быть, поэтому манера езды по дорогам, особенно в городах, — спокойная и размеренная. Редко кто едет со скоростью свыше 55 км/час. Никто не сигналит — сигналы в населенных пунктах под запретом. Никто не обгоняет, не подпирает сзади, настойчиво мигая, мол, уступи дорогу. Однако, если очень спешишь, впередиидущее авто — независимо от того, грузовик это или легковушка, — обязательно съедет на обочину, отделенную везде ровной белой полосой, и пропустит тебя вперед: езжай, пожалуйста!

Строгость местной милиции компенсируется идеальными дорогами. Проехав всю Беларусь по дорогам различного уровня сложности и значения, мы ни разу не попали колесом даже в маленькую ямку. Просто их там нет.

ПРИГЛАШАЮЩАЯ СТОРОНА — «АШАН»

Таможню и границу Беларуси с Польшей проходим лишь со второго раза. Причиной первой неудачи становится небольшая трещина на лобовом стекле нашего «Фольксвагена-Кадди».

— Нет, пан. Невозможно ездить по Польше с трещиной. Если даже я пропущу, дальше вас остановит полиция и сильно оштрафует, — вежливо объясняет свое решение симпатичная польская пограничница. Заменив стекло в ближайшем городе, возвращаемся и проходим границу. Через границу в направлении Польши — очередь в пару десятков автомобилей с разномастными номерами. Больше всего белорусов, которые ездят в соседнюю страну на шопинг за дешевыми шмотками. Перепродав вещи из приграничных польских «аутлетов» в Беларуси, можно получить солидный приварок к зарплатам, которые из-за падающего курса «белочек» за последнее время заметно «похудели».

Сами белорусы по этому поводу шутят, мол, даже в декларациях на границе они пишут: «Приглашающая сторона — „Ашан“», «цель поездки — закупы (закупки)». Однако за серьезной контрабандой на границе и та и другая сторона следят строго. Польские пограничники как рентгеном вычисляют, кто из челноков везет в ЕС запрещенный избыток сигарет (на автомобиле можно провезти лишь по две пачки на человека) либо топливо для продажи. В Беларуси автомобильное топливо вдвое дешевле, поэтому в Польшу машиной можно вывезти лишь 10 литров бензина или дизеля в канистре сверх того, что находится в бензобаке.

Под строгим запретом сало и любые мясопродукты, а также молочка — поляки откровенно напуганы вспышками свиной чумы в Беларуси, Украине и самой Польше. При пересечении границы автомобиль проезжает по специальному покрытию, пропитанному дезинфицирующим средством. Пересекая кордон, мы делаем то же, что и другие: выходим из авто и тщательно вытираем ноги. Это обязательное условие.

ПОЛЬША. УСЛОВНО ПЛАТНЫЕ ДОРОГИ

Условия пользования польскими платными дорогами выглядят запутанно даже на автомобильных сайтах. На одних ресурсах мы, готовясь к поездке, читаем, что оплата производится автомобилистами в определенных пунктах перед платными автобанами, также в интернете знакомимся с мудреными для непосвященного таблицами определения стоимости пользования платными магистралями. На всякий случай решаем ехать по второстепенным дорогам — мы направляемся из Белостока в средневековый город-музей Торунь.

И это становится нашей ошибкой — на второстепенных дорогах мы заметно теряем в скорости: городки с обязательным ограничением в 50 км/час по пути встречаются так часто, что средняя наша скорость составляет чуть больше 70 км/час! В итоге наш «осторожный» маршрут оборачивается потерей почти двух часов, а в Торунь мы приезжаем уже ночью, измотанные долгой дорогой. Долгий путь скрашивают лишь пасторальные виды сельской Польши и вежливость местных водителей — даже там, где поляки могут обогнать, они выполняют маневр плавно, не подрезают. На участках, где обгонять нельзя, автолюбители спокойно едут за тобой, порой выстраиваясь в длинные караваны. Польская полиция взяток тоже не берет. Но с нарушителями общается строго и вежливо — контакта с местными правоохранителями нам избежать не удалось.

ПОЛИЦИЯ: МЫ ПОМОГАЕМ, А НЕ ПУГАЕМ!

В Торунь въезжаем очень уставшие. Отели мы заранее не бронировали, для чистоты эксперимента решив еще в начале путешествия искать ночлег самостоятельно, на месте.

На дороге близ гостиницы медленно сдаю на метр назад. Внезапно раздается грохот: «Буммм!!!» Мы таки нашли приключение — похоже, что я врезался в машину, ехавшую сзади…


В польском городе-крепости Торуни в День Войска Польского ежегодно проходит парад жолнеров (солдат) и реконструкция битвы за Варшаву в 1920 году

— Курва! Курва!.. — к счастью, в польском языке запас бранных слов, кроме обозначения падшей женщины куриным прозвищем, заметно ограничен. И пострадавший водитель, молодой белобрысый парень, выражается исключительно при помощи этого популярного ругательства. Поляк нервно бегает возле машины, возбужденно звонит кому-то по телефону, однако не забывает надеть на себя светоотражающий жилет — такие жилеты обязательно должны входить в снаряжение любого автомобиля в ЕС.

К сожалению, таких жилетов у нас нет. Несмотря на то, что эмоции парня зашкаливают, даже на первый взгляд видно, что его автомобиль поврежден незначительно — после столкновения на бампере несколько трещин.

Поначалу я пытаюсь решить вопрос в традиционном украинском стиле — предлагаю расплатиться на месте за ущерб.

— Не! Пенендзи не законечне, задзвон на полицие («Нет! Денег не нужно, вызываю полицию!»)! — наотрез отказывается поляк от моего предложения.

В ожидании приезда полиции в моей голове почему-то крутится гоголевское: «Ну что, сынку? Помогли тебе твои ляхи?» — и сцены казни Андрея поляками. Путешествие кажется законченным. Варианты — один ужасней другого: вот-де приедет полиция, заберет авто на штрафплощадку, «выкатит» непосильный штраф. И поедем мы домой «на перекладных», так и не увидев толком Европы…

— А долго ждать полицию? — интересуюсь у поляка, возбужденно расхаживающего вокруг машины.

— Не. Юж вкрусте («Нет. Сейчас приедет»), — отвечает пострадавший.

Полиция приезжает, по нашим меркам, стремительно — через 10 минут. Двое полицейских кратко интересуются, кто виноват, я подтверждаю: «Да, по моей вине авария».

В микроавтобусе польских полицейских — настоящая передвижная лаборатория с компьютером, роутером интернета и сканером. Сканирование моих документов — водительских прав, техпаспорта и страховки — занимает около трех минут, затем данные обо мне и автомобиле высвечиваются на экране. Оба полицейских отлично говорят по-английски. После составления протокола они рисуют схему ДТП на крошечном листке в блокноте, составляют протокол.

Вежливо улыбаются и спрашивают, не имеет ли пан 270 злотых на оплату штрафа за ДТП? Оплачиваю на месте. «А кем пан работает?» — интересуются поляки. «Журналистом? Ой, как интересно!»

Следующие 15 минут после оплаты штрафа и улаживания формальностей уходят на «политинформацию» — полицейские, позабыв о пострадавшем, который возмущенно пыхтит на диванчике, расспрашивают о grave situation in Donbass region (о тяжелой ситуации в Донбассе — англ.).

В разговоре задеваю тему полиции, говорю, мол, ожидал более жесткого разговора с ней. Парни в форме отвечают, что у них не принято пугать людей. Принято помогать…

— Дзенкуе бардзо, пан, може удач («Спасибо, пан, можете ехать!»)! — напутствуют меня на прощание парни в полицейских кепках. Гоголевская казнь не состоялась. Если ДТП незначительно и не повлекло за собой человеческие жертвы, то расходы по возмещению ущерба полностью ложатся на страховщиков.

В Старом городе Торуне не то что автомобиль пристроить на ночь — яблоку негде упасть. Все обочины забиты машинами туристов со всей Европы. Наконец, находим свободное место как раз неподалеку от нашего отеля и впадаем в ступор возле парковочного автомата — инструкция на английском отсутствует, а скудных знаний польского еле хватает, чтобы понять, что машину эвакуируют в случае неоплаты места на парковке.

Ситуация разрешается неожиданно — увидев наши раздумья у аппарата, компания подгулявших полек весело хором подсказывает: «Шлопаки, до рано дарма («Ребята, до утра бесплатно!»)!» Утром нам приходится перегонять автомобиль на квартал ниже, в новые кварталы. Там, в отличие от туристического Старого города, можно парковаться бесплатно — запрещающие знаки отсутствуют. Если бы мы решили оставить машину без оплаты на прежнем месте, через час-полтора могли бы ее просто не найти у обочины. Авто нарушителей и парковочных «зайцев» польская полиция моментально эвакуатором отправляет на штрафную площадку.

К слову, к своей полиции, как и к любым людям в форме, будь то армейцы или пожарные, поляки относятся с видимым уважением. Мы попадаем в Торунь в канун Дня Войска Польского. На следующий день в Старом городе наблюдаем парад польских жолнеров (солдат) в мундирах разных времен, историческую реконструкцию. Реконструкторы в мундирах пилсудской Польши при парадных саблях и усах, лихо закрученных на гусарский манер, прогуливаются улицами настолько важно, что кажется, будто битва на Висле и поражение 1-й Конной армии Буденного состоялись лишь миг назад.

Еще раз с представителями польских силовиков нам доводится встретиться лишь перед границей Польши с Чехией — на приграничной заправке нас догоняют пограничники и просят предъявить документы.

— Номера редкие, в глаза бросаются. С украинскими номерами в этих краях никто и не ездит. Все украинцы дальше 20 километров от своей границы не заезжают. Сделают закупки — и домой. Все в порядке, извините за проверку! — прощаются с нами польские пограничники.

Несмотря на то, что мы проехали всю Польшу вдоль и поперек — с востока на запад и с севера на юг — и несколько раз выезжали на огромные автобаны, ни транспортной инспекции, ни пунктов оплаты проезда по платным дорогам мы так и не встретили. Лишь в Украине знающие люди нам рассказали, что платные автобаны в Польше все же существуют. Но случайный выезд на них с второстепенных дорог и следование по ним пару десятков километров жестко не контролируется. Местных транспортников больше интересуют фуры-дальнобои, которые используют местные автобаны в коммерческих целях.

«ПОМОГИТЕ УКРАИНСКИМ ГОСТЯМ. ОНИ У НАС ВПЕРВЫЕ!»

В Чехии, а затем в Австрии нас встречают вполне понятные придорожные знаки платных автобанов с надписью о необходимости приобрести «виньету» для проезда по местным дорогам. Все просто: нужно лишь заехать на границе на АЗС и попросить «минималку». «Минималка» на право ездить по дорогам Чехии в течение 10 суток стоит около 11,5 евро, в Австрии наклейка на лобовое стекло для платных автобанов дешевле — 8,7 евро. Зато в Венгрии платные дороги дороже всех остальных — за десятидневную «минималку» попросят 19,1 евро.

А вот в Германии, несмотря на то что движение здесь намного интенсивнее, практически все дороги бесплатные.  

Попадая в любой европейский крупный город, приходится подолгу искать место для парковки. В австрийском Линце мы около часа кружим по центральным улицам города, прежде чем находим место, где можно остановиться и перевести дух. Однако тут же натыкаемся взглядом на предупреждающую табличку: бесплатная парковка разрешена лишь в течение 15 минут. Но мы никак не можем найти паркомат. 

Пожилая пара прохожих участливо выслушивает мой взволнованный монолог об отсутствии паркомата и рассказывает, что для парковки на этом месте необходимо купить в любом магазине специальный парковочный пластиковый диск с указателем времени парковки. Такие я уже видел на некоторых автомобилях. Однако до ближайшего магазина далеко, но австриец приветливо машет рукой, мол, нет проблем, и пишет записку.

— Записку положите на панель перед лобовым стеклом, чтобы полиция ее увидела. Уверен, что они вас не тронут, — улыбаясь говорит мужчина.

Текст записки на немецком языке гласит следующее: «Это гости из Украины, парковочного диска у них нет. Они пошли его покупать. Припарковались на этом месте в 12:30. Пожалуйста, не штрафуйте их, они обязательно оплатят парковку!» Так и не отыскав поблизости магазина, позже мы находим бесплатную общественную парковку на набережной возле Дуная — стоять здесь можно хоть сутки. Кстати, бесплатные парковки все-таки можно найти в любом европейском городе — подальше от центра, поближе к окраинам.

Решив проблему парковки, мы переходим в статус пешеходов. Однако быть пешеходом в Европе тоже сложное дело. Меня лишь за один день в Мюнхене трижды чуть не сбивают велосипедисты, которые лихо несутся по специальным велодорожкам. Засмотревшись на очередной архитектурный шедевр, я временами превращаюсь в зомби и рассеянно забредаю на велодорожку. Однако стоять здесь — это такое же нарушение правил дорожного движения, как и неправильный маневр на авто.

Между тем детские и инвалидные коляски, оказавшие­­­ся на велодорожках, поклонники двух колес бережно объез­жают. К инвалидам у европейцев отношение трепетное, однако без показной жалости. Когда надо, помогут, но при отказе настаивать не будут. Низкие полы в трамваях и троллейбусах, плавные подъемы рядом со ступеньками и в жилых домах, отдельные туалеты с дополнительными бонусами в виде ручек, биде и с массой каких-то совсем немыслимых удобств — все сделано для того, чтобы люди с физическими недостатками чувствовали себя комфортно.

КОДЕКС УВАЖЕНИЯ АВТОЕВРОПЫ

Есть правила, которые нужно знать украинскому автомобилисту, впервые попавшему на европейские дороги. Не говоря об обязательном свете ближних фар в любое время суток и соблюдении скоростного режима, пристегиваться необходимо не только водителю, но и всем пассажирам без исключения, даже тем, кто сидит на задних сиденьях. Забыв пристегнуться, можно запросто «попасть» на грандиозный штраф — от 200 до 300 евро, в зависимости от страны. Стоит отметить, что местные полицейские не сидят затаившись в придорожных «засадах» с радарами — за них эти функции выполняет огромное количество видео­камер и радаров, размещенных в совершенно неожиданных местах. Не следует и выбрасывать окурки за борт — за это тоже могут «предъявить».

В свою очередь, если приезжий нарушил правила незначительно, полиция не будет «кошмарить», предпочитая устно проинструктировать автотуриста, как избежать подобных проблем в будущем.

Обязательный набор для автомобиля в Европе: аптечка, огнетушитель и два знака ДТП (требование румынской полиции), светоотражающие жилеты для всех, кто захотел выйти и размяться у обочины. Прогулка у дороги без жилета будет стоить солидного штрафа — за этим местная полиция следит строго.


Часто в центрах европейских городов запрещено автомобильное движение. Вместо машин туристы и местные жители передвигаются на велосипедах или желтых «паровозиках» на электрическом ходу

Однако есть кодекс и неписаных правил. Уважение и доброжелательность — главное на европейских дорогах. Если ты заблудился, попал в сложную ситуацию или нуждаешься в помощи, стоит обратиться к окружающим или в полицию. Обязательно помогут. За 10 дней путешествия по Европе нас никто ни разу не подрезал, не сигналил и не мигал нам настойчиво сзади, требуя пропустить «спешащего», не говоря уже о столь распространенном отечественном обычае обругать и показать неприличный жест замешкавшемуся на дороге автолюбителю.

Нет у местных автомобилистов и пресловутого комплекса «мстительного бедного». Водители машин подешевле не давят остервенело на педаль газа, пытаясь во что бы то ни стало обогнать идущее впереди более солидное авто. Европейцы на дорогущих «Майбахах» и «Порше» терпеливо ждут, пока водитель застрявшего перед ними древнего «Жука» заведет двигатель, а также вежливо улыбаются и пропускают вперед иностранца, заблудившегося на циклопической дорожной развязке.

Интересно, что «нырнув» всего на 10 дней в автомобильную Европу, выныривать обратно уже не хочется. Даже после изнурительного ожидания своей очереди на проход границы домой в километровой цепи из автомобилей на приднестровско-украинском кордоне, попав колесом
в огромную яму на первом же километре отечественной дороги и будучи подрезанным древними жигулями на абсолютно пустой трассе, улыбаешься и машешь вслед лихачу. Наверное, он очень торопится. А ты уже никогда не будешь прежним беспечным ездоком…