Арсений Князьков, кинообозреватель

Мнение: Семейные сцены

Хэл Хартли не так известен, как, например, Джим Джармуш, хотя не менее, а то и более талантлив. Как и многие хорошие режиссеры, которым не удалось вовремя поймать за хвост конъюнктуру, с годами он становится фигурой все более маргинальной. Бюджет своей последней работы «Нед Райфл» Хартли собрал с помощью краудфандинга. В этом году режиссер опубликовал готовую ленту для легального онлайн-просмотра. За сумму, не превышающую стоимость билета в украинском кинотеатре, появился шанс наконец увидеть один из важнейших фильмов нескольких последних лет.

«Нед Райфл» — окончание трилогии о героях с говорящими, как у писателей позапрошлого века, фамилиями, над которой Хартли работает с конца 1990-х. Нед — подросший сын Генри Фула и Фэй Грим, именами которых названы первые две ленты. Это самый простой и самый короткий фильм трилогии: его кристальная ясность контрастирует с кособокой клоунадой «Фэй», которая была неожиданностью на фоне степенного, романного по форме «Фула». Удивительно, но, как теперь оказалось, три очень разных фильма лучше всего смотрятся именно подряд.

Сила трилогии о сложной семейной и общественной жизни Фулов — в классическом жанровом приеме: умолчании. Очень многое остается за кадром, зритель ни в чем не уверен и ни к чему не готов — и потому прикован к экрану. А еще Хартли, формалист по натуре, именно в этих мастерски сконструированных (и чрезвычайно увлекательных) фильмах, как никогда, эмоционален. Остроумная игра в недоговоренности превращается в переживание невыразимой полновесности мира, где самый одно-мерный, карикатурный герой неисчерпаем, а отклонение и норма, отталкивающее и смешное всегда на поверку одно и то же.

ФИЛЬМЫ НЕДЕЛИ

Потерянный город

Виталий Потрух

Фантастическая драма украинского режиссера Виталия Потруха по собственному сценарию рассказывает о жизни мародера в «месте отчуждения». Образовалось оно в недалеком будущем в результате страшной техногенной катастрофы. Этот современный «Сталкер» будет, надо полагать, более жанровым, чем фильм Тарковского. Причем жанровым ровно настолько, чтобы не казаться величественным арт-хаус-памятником поэтическому фантастическому кинематографу. Да и связан он куда больше с украинскими реалиями недавнего прошлого, а именно — Чернобылем и Припятью.

Хорошее убийство

Эндрю Никкол

Неожиданно реалистическое кино о войне из основного конкурса Венецианского кинофестиваля прошлого года от новозеландского режиссера Эндрю Никкола, обычно специализирующегося на классической научной фантастике («Гаттака», «Время»). «Хорошее убийство» — история пилота, дистанционно управляющего американскими дронами, которые «разрешают» спорные ситуации в странах Ближнего Востока. Конечно же, при помощи бомб. Пилота играет постоянный никколовский актер Итан Хоук, который по количеству проигранных номинаций на «Оскар», кажется, скоро уже сравняется с Леонардо ДиКаприо.

Дама в очках и с ружьем в автомобиле

Жоанн Сфар

«Дама…» — экранизация известного детективного романа, одноименной книги Себастьяна Жапризо, впервые опубликованной в 1966 году. Книга эта еще и одна из самых часто экранизируемых. Картина Жоанна Сфара — уже третья по счету ее экранная версия. Сюжет классический, а его завязка обещает динамичное продолжение в духе приключенческих фильмов. Это история о женщине, угоняющей дорогой автомобиль. Затем она едет на нем на средиземноморский курорт. Все складывается отлично до тех пор, пока в багажнике не обнаруживается труп.

Врата тьмы

Ули Эдель

Режиссер фильма ужасов «Врата тьмы» Ули Эдель предпринимает попытку напугать зрителя самым страшным праздником года — кануном Дня всех святых, то есть Хэллоуином. Все бы ничего, да вот только эта «жуткая» дата за десятилетия эволюции хоррор-фильмов изрядно приелась и давно уже ни у кого не вызывает дрожь. Но тем не менее именно в этот злосчастный день у главного героя в исполнении Николаса Кейджа пропадает сын. Чтобы найти его, безутешному отцу предстоит всего-то пара пустяков — около часа повоевать с потусторонними носителями древнего проклятия.