Текст: Василий Яценко

Отстраненный председатель Апелляционного суда Киева Антон Чернушенко (подозревается в незаконном вмешательстве в систему распределения судебных дел) уже свыше двух месяцев скрывается от следствия на даче одного из своих покровителей где-то в Карпатах. Свободное время судья проводит с пользой: отдыхает, занимается спортом, записывает видеообращения. Из нескольких десятков записей пока обнародованы только две. Одна — о том, как киевских судей вызывают на беседы в Администрацию президента и дают там советы, какие решения принимать. Вторая, еще более скандальная, — о том, что украинские спецслужбы принуждают судей давать разрешение на прослушивание иностранных дипломатов, советников и даже политиков.

Первая запись должна была вызвать крупный политический скандал с последующим увольнением замглавы Администрации президента Алексея Филатова — именно его судья обвинил в попытке давления. Вторая должна была вызвать скандал дипломатический — прослушивать послов, мягко говоря, не принято. Однако не сложилось.

О практике работы украинских судов наслышаны как внутри страны, так и за рубежом, и откровения бывшего главы Апелляционного суда города Киева ни для кого не стали новостью. Вопрос в другом: как с этим быть? Как реформировать судебную систему таким образом, чтобы в нашей стране появился независимый суд, хотя бы на уровне Мьянмы, Пакистана или Египта? Украина ниже уровня этих стран в соответствующих международных рейтингах.

Подходов к решению проблемы два. Первый — от Петра Порошенко, а точнее от замглавы Администрации президента Алексея Филатова, который курировал подготовку изменений в Конституцию относительно реформирования судебной системы. Второй — от общественности, а точнее от группы украинских юристов, судей и экспертов, которые при поддержке американского посольства и представительства ЕС подготовили альтернативный вариант правок в Основной закон.

Чего хочет президент

Предложение АП — уменьшить до нуля влияние парламента на судебную систему. Предлагается всех судей назначать пожизненно указом президента (сейчас это полномочия Верховной Рады) и увольнять судей также без участия депутатов — согласно решению Высшего совета юстиции. Одновременно планируется уменьшить влияние парламента на формирование персонального состава ВСЮ — депутатские фракции будут лишены соответствующих квот, а членами Высшего совета юстиции станут исключительно профессиональные судьи или судьи в отставке. Также депутаты отстраняются от дачи согласия на задержание и арест судьи — это также будет функцией ВСЮ, который, кстати, хотят переименовать в Высший совет правосудия. Параллельно с судебной реформой в Администрации президента планируют провести перезагрузку персонального состава судей: все они должны будут пройти переаттестацию — профессиональную, имущественную и проверку на причастность к преступлениям времен режима Януковича.

По факту реализации этой реформы в судебной системе останется один источник политического влияния — президент Украины, который будет создавать и ликвидировать суды, издавать указы о назначениях, переводах и повышениях судей и, по сути, курировать деятельность Высшего совета правосудия.

Сломать вертикаль

Такой подход к судебной реформе удовлетворяет наших западных союзников, скажем так, не до конца. Они дали понять, что считают необходимым резко уменьшить влияние на судебную систему не только народных депутатов, но и главы государства. Предлагается, что Высший совет правосудия будет принимать решение не только о назначении того или иного претендента судьей, но и сразу определять, в каком именно суде он будет работать. Сейчас этот вопрос негласно решается в Администрации президента. А ведь работать судьей в райцентре или в Печерском суде Киева, который ведет много громких дел, — это две разные вещи.

У президента хотят отобрать влияние на формирование персонального состава Высшего совета правосудия. Часть его членов — девять — будет избираться съездом судей, а часть — также девять человек — будет выбирать специальная комиссия, сформированная президентом совместно с парламентом. Таким образом, авторы правок в Конституцию хотят лишить главу государства влияния как на судебную систему в целом, так и на Высший совет правосудия в частности. В качестве еще одного фильтра планируется ужесточение процедуры отбора судей и требований к ним. Судьей сможет стать только бывший адвокат, нотариус, государственный обвинитель или преподаватель права с пятилетним опытом работы. Путь в суды будет заказан бывшим корпоративным юристам или милиционерам-отставникам, что практикуется сейчас.

Есть у общественников и экзотические инициативы: лишить президента влияния на формирование персонального состава Конституционного суда Украины — предлагается, чтобы все члены избирались парламентом. Параллельно ВР лишается влияния на процесс назначения и уволь-нения генерального прокурора — это делает президент по представлению Высшего совета правосудия. И, чтобы всем мало не показалось, в стране ликвидируют вертикаль хозяйственных судов, а все хозяйственные дела вместе с судьями переходят в суды общей юрисдикции. То есть спор олигархов и тяжбу двух пенсионеров будут рассматривать в одном и том же суде.

Что дальше?

Оба текста изменений в Основной закон были вынесены на заседание Национального совета реформ при участии Петра Порошенко. Неожиданно на совете президент заявил, что ему не нужна половинчатая реформа судебной системы и он лично склоняется поддержать более радикальный вариант, разработанный общественными активистами. В конце концов было принято решение отправить на экспертизу в Венецианскую комиссию оба текста, с тем чтобы впоследствии вынести на рассмотрение парламента тот из них, к которому будет меньше претензий со стороны европейских экспертов.

Сейчас сложно говорить, какие именно мотивы двигали Петром Порошенко, когда он фактически поддержал проект правок в Основной закон, разработанный общественниками. Объяснений может быть два: либо западные союзники сумели убедить главу государства согласиться на радикальный вариант судебной реформы, чтобы суды одновременно вышли из-под влияния как депутатов, так и президента. Либо глава государства поставил крест на судебной реформе и не видит возможности для ее реализации — текст изменений направлен в Венецианскую комиссию «для галочки» и после того как попадет в парламент, умрет или будет заболтан.

Как скоро и какое именно решение будет принято в Венецианской комиссии, сказать сложно. Так же сложно прогнозировать прохождение этого документа в Верховной Раде — ведь, голосуя за судебную реформу, народные депутаты будут одновременно голосовать за резкое уменьшение собственного влияния на судебную систему страны. Ожидаемо парламентские дискуссии вокруг судебной реформы будут не менее жаркими, нежели дискуссии вокруг конституционной реформы в сфере децентрализации.

А пока происходит спор вокруг Основного закона, в стране своим ходом идет обновление судейского корпуса. Судьи готовятся к тотальной проверке своей профпригодности в рамках квалификационного оценивания, а Высший совет юстиции рассматривает материалы Временной специальной комиссии по проверке судей (этот орган оценивал судей, которые принимали решения против активистов Евромайдана). Оба процесса приведут к увольнению десятков и ухода по собственному желанию сотен служителей Фемиды. Проведя массовый набор новых судей на вакантные должности в рамках квалификационного оценивания, ВСЮ уже сейчас может обновить судебную систему если не полностью, то наполовину. Выводов Венецианской комиссии можно не ждать — нужна только политическая воля.