Текст: Андрей Кудырко, Вячеслав Лашук

Деньги на судей

ВР 17 сентября должна была голосовать за законопроект №2243а, направленный на борьбу с коррупцией в спорте: 2,5 млн грн штрафа за участие в договорных матчах и тюремный срок от двух до пяти лет — угроза, которая нависнет над спортивными коррупционерами, если закон проголосуют. Этот номер «Репортера» ушел в типографию за два дня до голосования, но каким бы оно в итоге ни оказалось, ясно одно: в последнее время актуальность закона многократно возросла. Так, о том, что
в украинском футбольном чемпионате проводят матчи с заведомо предрешенным результатом, Украине начали сообщать уже из УЕФА. Мол, приберитесь в своей квартире.

Нечистоплотность — одна из больших проблем в футболе. Причем не только в украинском. Об истории скандалов с махинациями и манипулированием результатами в международном масштабе можно выпускать целые тома. Но если говорить об Украине, то в 1990-е у нас создавались целые «кооперативы» по решению коллективных задач. Например, когда нужно было «утопить» одну конкретную команду, опустив ее в турнирной таблице на несколько позиций. В каких-то случаях сторонам удавалось договориться о победе в обмен на шесть очков в следующем сезоне. Формировались и целые цепочки: мы отдаем очки вам, вы отдадите третьей команде, а она — нам.

Это уже не говоря о подкупах группы игроков в составе соперника или главного тренера, который иногда делился с лидерами коллектива. А порой и сливал игру самолично — за счет странных на первый взгляд кадровых решений и перестановок по ходу игры. Плюс банальные обмены победами друг с другом, которые пришли на смену тактическим ничьим после того, как за победу начали давать не два, а три очка. Да и на подкуп арбитра клубы до недавнего времени закладывали деньги бюджета в статье «на дополнительные расходы».

Тотализатор набирает обороты

С появлением в Украине в конце 1990-х букмекерских контор «договорной» процесс приобрел массовый характер, ведь возможность сделать ставку стала доступной каждому. В 2000-е немало матчей находилось под подозрением у болельщиков и журналистов, но такие дела не имели перспективы — не хватало доказательств.

А когда в 2009 году букмекерство попало под горячую руку Юлии Тимошенко и вместе с игровыми автоматами и казино оказалось вне закона Украины, система мутировала — азартные игроки перешли в интернет и очутились на огромном азиатском рынке. «Оборот тотализатора в Азии — 80 млрд евро в неделю, — убивает наповал итальянец Франческо Баранка, один из инициаторов знаменитого „Моджигейта“ 2006 года. — Два годовых бюджета Италии! Интерпол в Сингапуре создал целый отдел по борьбе с договорными матчами».

Именно из-за границы в Украину и поступали настойчивые сигналы, требующие разобраться с играми на тотализаторе, которые, как выяснилось, проводились во всех трех профессиональных лигах. Но больше всего их оказалось в молодежном и юниорском чемпионатах страны — U-21 и U-19.

— В период с 2012-го по 2015 годы в Украине был полный провал в этом направлении. Под подозрением находилось 33 матча. Но руководство ФФУ не занималось этой проблематикой. Все бумаги, приходившие из УЕФА, где активно мониторят ситуацию с нечистыми играми, просто ложились в ФФУ под сукно. Только с мая этого года мы начали активно работать по этой проблеме, — рассказывает глава Комитета по этике и честной игре ФФУ Игорь Кочетов.

Создается впечатление, что в 2015 году нечистоплотность в украинском футболе приобрела гипертрофированные формы. Стремительное обнищание клубов, отсутствие у большинства участников чемпионата четких турнирных задач, огромные долги по зарплате перед футболистами — благодатная почва для умельцев организовывать игры с заранее известным результатом в пользу определенных игроков на тотализаторе.

Бороться с этим сложно — законодательной базы, которая позволяла бы, исходя из нелогичности ставок, заводить дела, в Украине нет.

— Каждый турнир в Европе имеет свой стабильный коридор ставок, — делится нюансами Кочетов. — Если в чемпионате Украины суммарный объем ставок на игру в среднем колеблется в пределах около $10 тысяч, то всплеск, когда объем вырастает до $100–150 тысяч, привлекает внимание. Просто всем понятно, что люди расстаются с большими деньгами лишь тогда, когда уверены в выигрыше.

Пас на букмекера

Впрочем, не только букмекеры могут отслеживать нездоровое повышение средней температуры футбольного матча. Есть биржа ставок Betfair, где можно в режиме онлайн наблюдать, какая именно ставка привлекает наибольшее внимание. Ради эксперимента мы на ней зарегистрировались. И за неделю обнаружили два очень подозрительных поединка. Один — в первой лиге, второй — в молодежном чемпионате Украины. Аномальные, но при этом уверенные действия тех, кто делал ставки (их общий объем в первом случае достиг отметки в 150 тысяч евро, во втором — 120 тысяч евро, причем на другие игры тура этих же лиг ставки колебались в пределах как раз 10 тысяч), были слишком уж очевидными.

— Договоренности бывают нескольких видов, — продолжает делиться секретами Кочетов. — Например, мы уверены, что в матче «Тернополя» и «Нивы» (решением КДК ФФУ от 2 сентября эта встреча, прошедшая в ноябре 2014 года, а также состоявшиеся весной 2015 года игры чемпионата U-21 «Карпаты» — «Олимпик» и «Олимпик» — «Динамо» признаны матчами, где имело место манипулирование результатом. — «Репортер») руководство клубов о договоре ничего не знало, а вопрос решали игроки. Часто сговора между командами вообще нет: одна играет честно,
а вторая — на букмекерскую контору. Увы, нередко клубы скрывают имеющуюся у них информацию. Могут отчислить футболиста, но не заинтересованы в том, чтобы передать информацию нам.

В одном из матчей молодежных команд, рассказывает глава Комитета по этике и честной игре, организатором «договорняка» был футболист, занявшийся этим из-за тяжелого материального положения.

— По нашим данным, — объясняет Кочетов, — в матче команд U-21 игрок, который «сдает» матч, может заработать 40 тысяч грн. А теневые букмекеры за его счет получают $160–200 тысяч. По сути, игрокам достаются копейки, но самое страшное, что этим занимаются молодые ребята. Их берут в оборот теневые букмекеры, потому что за молодежными соревнованиями тяжелее следить.

Еще одна проблема — невозможность качественно вести следствие.

— Сейчас все это происходит в рамках Комитета по этике и честной игре, где все работают на общественных началах, — сожалеет Кочетов. — Мы не имеем полномочий вызвать человека не из футбольной среды. Мы понимаем, что он делает ставки и связан с кем-то в команде. Это может быть друг футболиста. Но даже когда мы вызываем футболистов — в 99 случаях из 100 они говорят, что ничего не знают, а те действия, которые они совершали на поле и которые явно идут вразрез с нормами, — это случайность, стечение обстоятельств. Доказать непосредственную связь между тем, кто делает ставку, и футболистом или руководством клуба без помощи правоохранительных органов или сведений изнутри команды очень сложно.

Гол махинаторам

Что может изменить законопроект №2243а, авторами которого, согласно информации на официальном сайте Верховной Рады, явля-ются народные депутаты Андрей Павелко (он же президент ФФУ) и Андрей Кожемякин? В первую очередь юридически обосновываются понятия «манипулирование спортивными соревнованиями» (действие законопроекта распространяется не только на футбол, но и на все виды спорта), подкуп спортсменов, получение спортсменами прибыли в результате незаконного влияния на результаты спортивных соревнований. Кроме того, спорт-сменам и спортивному персоналу, а также официальным лицам категорически запрещено делать ставки на соревнования с их участием или участием их команды. Перечисляются субъекты противодействия коррупционным правонарушениям (в том числе спортивные федерации и их специальные подразделения), их права и обязанности, порядок проверки информации, оговаривается защита прав человека, который оказывает помощь следствию.

— Этот законопроект является основополагающим оружием в нашей борьбе с манипулированием матчами и договорными играми, — объясняет Кочетов. — Подобные законы действуют в 22 странах. Естественно, для Комитета по этике и честной игре это очень большое подспорье. Но, учитывая то, что на сегодняшний день игроки и тренеры разве что на футбольное поле выходят без адвокатов, нам нужно очень тщательно готовить документы, которые мы передаем в органы футбольного правосудия. Не сомневаюсь, что за этот закон проголосуют в Раде и это даст возможность правоохранителям оказывать нам помощь в проведении оперативно-технических мероприятий. Имею в виду прослушивание телефонов, наружное наблюдение, вскрытие трафика телефонов и IP-адресов, с которых делаются ставки.

До конца года, считает чиновник, правоохранительные органы создадут в своих структурах направление по борьбе с мошенничеством и коррупцией в спорте. Но с чистого листа, уверяет он, эта структура работать не будет.

— У нас уже есть данные о группах махинаторов, о том, где они располагаются и куда они свои щупальца протянули, — говорит Кочетов. — Всю эту информацию мы не можем использовать в рамках общественной организации, но правоохранителям она пригодится. После принятия закона наказание будет предусматривать не только очень крупные штрафы, но и тюрьму, вплоть до пяти лет заключения.