Текст: Дмитрий Симонов

«Ученые призывают разрешить генетическую модификацию человеческих эмбрионов» — приблизительно такие заголовки появились в научно-популярных рубриках СМИ на прошлой неделе. На первый взгляд, звучит довольно зловеще, поэтому давайте разбираться, что же происходит на самом деле. 

Генетической модификацией растений и животных уже пару десятков лет как никого не удивишь. Возмутить — да, но удивить — нет. ГМО-организм — это, допустим, обычная аквариумная рыбка данио-рерио, в гены которой подселили ген медузы и ген коралла, и теперь она светится флуоресцентным светом. Конкретно эта рыбка — просто красивая. Но большинство ГМО-организмов нужны для того, чтобы больше людей в мире не болели и не умирали с голоду.

С точки зрения генных технологий человек не сильно отличается от аквариумной рыбки. По крайней мере никакого принципиального запрета на «редактирование» его генов нет. Но до недавних пор никто этим не занимался. Причина вполне понятная: одно дело замучить пару тысяч мышей (или рыбок) для прогресса человечества, совсем другое — вмешиваться в геном человека (пусть даже на той стадии, когда его называют эмбрионом). Ведь «коэффициент утряски» при подобных экспериментах очень большой.

Насколько известно, официально первые попытки «редактировать» геном человеческих эмбрионов предприняли китайские ученые нынешней весной. У этих эмбрионов был «поломан» определенный ген, что приводит к такой опасной болезни, как бета-талассемия. Ученые заменили данный ген его здоровой копией. Почему это сделали именно китайские исследователи — догадаться несложно. В стране, где не слишком щепетильно относятся к правам человека вообще, опытами с эмбрионами, а тем более пересадкой головы мыши никого сильно не возмутишь.

А за пределами Поднебесной, конечно, возмутились и осудили. Запретить на деле все это никто не может, и потому мировая научная общественность попросила китайских ученых сбавить обороты. А ряд научных журналов, в том числе Science и Nature, отказались публиковать результаты сомнительных с этической точки зрения исследований.

Здесь нужно сделать одно очень важное замечание: никакого ГМО-мальчика или ГМО-девочки в китайских лабораториях на свет не появилось и появиться не могло, поскольку для эксперимента использовали поврежденные эмбрионы, которые развиваться дальше не могли.

И вот на прошлой неделе организация под названием The Hinxton Group, которая объединяет ученых-биологов, а также специалистов по этике и праву, выступила за разрешение экспериментов по генетической модификации человеческих эмбрионов.

В заявлении, сделанном Hinxton Group, прямо говорится о том, что на данном этапе очень и очень рано начинать клиническое использование подобных технологий, поскольку они все еще слишком далеки от совершенства.

Чтобы понять, о чем идет речь, стоит снова вернуться в университет Гуанчжоу в Поднебесной. Там для эксперимента изначально взяли 86 эмбрионов. Из них после манипуляций выжил 71, а замена «поломанного» гена на «исправный» произошла только в некоторых. В скольких именно — не важно, ведь в случае с человеком точность этой технологии должна стремиться к 100%. А важно, что даже у тех эмбрионов, которые успешно прошли все этапы «противоестественного отбора», не все было хорошо. В качестве побочного эффекта у них возникло много мутаций, причем их оказалось больше, чем при аналогичных экспериментах на мышиных эмбрионах.

Именно поэтому в Hinxton Group считают, что подобные эксперименты нужны сегодня в первую очередь ради целей фундаментальной науки. И, как уже ясно, мыши здесь не всегда помогут. Иными словами, время для ГМО-человека еще не настало, но технологии будут совершенствоваться, и его время обязательно придет. И это будет означать, что болезни, которые сегодня считаются неизлечимыми, такими вовсе не являются.

МИКРОСКОПИЧЕСКИЕ ГИГАНТЫ

Неизвестный ранее вид «гигантских» вирусов открыли ученые, изучая образец вечной мерзлоты
возрастом 30 тысяч лет. Гигантскими называют вирусы, которых можно увидеть в световой микроскоп. Первый из них открыли в 2003 году, и с тех пор было обнаружено еще несколько.

Новый вид Mollivirus sibericum, что в переводе означает «мягкий вирус из Сибири», имеет размер 0,6 микрометра (1 микрометр составляет одну тысячную миллиметра). Примечательно и то, что его геном кодирует более 500 разных белков, тогда как вирус гриппа, например, лишь восемь. Сейчас ученые выясняют, опасен ли новый гигантский вирус для человека. В любом случае они обращают внимание на то, что промышленное освоение вечной мерзлоты может явить миру неизвестные ранее микробы или «оживить» хорошо забытые старые.

НОВЫЕ СТАРЫЕ ЛЮДИ

В пещере на юге Африки ученые обнаружили отлично сохранившиеся останки нового вида человека — homo naledi, жившего около 3 млн лет назад. Находку называют наиболее значимым событием в данной области за последнее время. По размеру мозга наши дальние родственники были близки к гориллам, но к роду Homo их отнесли из-за более развитого черепа, маленьких зубов и длинных ног. Самое любопытное, что, согласно гипотезе, которую предстоит еще проверить, этим людям было присуще ритуальное поведение — похоже, что останки умерших они специально относили в ту самую пещеру, где их обнаружили.

ШТРИХ К РОДОСЛОВНОЙ

Немецкие ученые расшифровали самую древнюю ДНК предков современного человека — ее возраст оценивается в 300–400 тысяч лет. Удалось выяснить, что предки homo sapiens отделились от предков неандертальцев и денисовцев в период от 550 до 765 тысяч лет назад. Согласно хорошо обоснованным гипотезам, человек разумный скрещивался как с неандертальцами, так и с денисовским человеком.

ГОЛОВА НА ПЛЕЧАХ

Первая операция по пересадке человеческой головы назначена на декабрь 2017 года. Ее идею предложил итальянский хирург Серджио Канаверо, а его пациентом станет российский программист Валерий Спиридонов, страдающий тяжелым генетическим заболеванием. К команде медиков присоединится китайский хирург Жэнь Сяопин, совершивший более тысячи подобных операций на мышах. Хотя в операциях на грызунах и был достигнут существенный прогресс, но с пересаженной головой они живут не более суток.

КИТОВАЯ ДИАЛЕКТИКА

Зоологи обнаружили, что разные группы кашалотов общаются между собой на разных «диалектах». Каждое их звуковое послание оканчивается серией из 3–15 звуков, которые можно считать «подписью». Она одинакова для членов одного клана. Если к этому добавить другие различия в поведении разных кланов кашалотов, то, возможно, речь может идти о некоем подобии человеческих культур в рамках одного вида животных.