Тарас Козуб

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике РФ рассказал «Репортеру» о настроениях в Кремле

1. С чем связано усугубление ситуации на фронте и фактический переход в наступление ДНР и ЛНР?

— Модель стабилизации, принятая в сентябре, — минские договоренности — себя исчерпала. Практическая причина в том, что не удалось зафиксировать линию размежевания, ведь ее ставили под сомнение до последнего момента. Самый яркий и символический пример — донецкий аэропорт. Поскольку остановить боевые действия не удалось, началась попытка провести другую линию, более стабильную и оправданную с военной точки зрения.

2. Сколько по времени может продолжаться выравнивание этой линии?

— Предсказать временные рамки сложно. Ясно, что новая линия будет зафиксирована на следующих больших переговорах. Что важно, так это функциональность линии разграничения: она позволит избежать взаимных обстрелов, территориальных претензий.

3. К чему приведут боевые действия?

— Ситуация на полях сражения патовая. Ни та, ни другая сторона не могут одержать победу. Есть устойчивый статус-кво, который можно лишь корректировать посредством военно-тактических передвижений, но общую картину это не меняет. Поэтому после первичного выравнивания придется переходить к следующей фазе — фиксации уже не просто линии, а формы взаимоотношений Украины с ДНР/ЛНР и Россией.

4. Киев убежден: новую волну противостояния провоцирует Москва в ответ на несостоятельность дипломатии, призванной ограничить санкции. Есть ли повод говорить о таком давлении?

— В Москве считают ровно наоборот. Как раз в момент, когда замаячила перспектива коррекции позиции по санкциям и Запад задумался о том, сколько еще можно сдерживать собственную выгоду, начался кошмар: Волноваха, бой в аэропорту. У каждой стороны своя, зеркально противоположная, точка зрения. На практике дело в том, что весь «минский» процесс был построен на обхождении сущностных, спорных вопросов. Их выносили за скобки, сосредоточиваясь на техническом решении, «а там будет видно». Оказалось, не признавая реальность, решить проблему невозможно. Поэтому случилось обострение. Не думаю, что оно было инспирировано РФ. Просто Москва тоже устала от бесплодности.

5. А как в России воспримут решение Рады о признании ее государством-агрессором?

— Радикальное срывание масок — крайность. С одной стороны, бессмысленно пытаться строить все на умолчаниях: «черное» и «белое» не произносим. С другой — если радикализировать ситуацию, не останется площадки для диалога. Представление о России как агрессоре в Украине общепринято. Так же считают на Западе. Так что формально-правовых последствий оно иметь не будет. Равно как не станет преддверием введения военного положения внутри Украины — переход на военные рельсы снимает вопрос получения займов и внешней помощи.

6. Стоит ли ждать масштабных наступлений на южной части фронта, у Мариуполя?

— Крайне маловероятно. РФ вряд ли стремится к статусу одной из сторон конфликта. Если бы РФ хотела проложить «коридор» в Крым, весной у нее была для этого масса возможностей. Стоило только захотеть. В самой России многие критикуют Путина и его администрацию за нерешительность.

7. Насколько целостна позиция по Украине внутри правящей элиты в РФ?

— Запасных планов по спасению экономики у Кремля негусто. И по части реакции на значительно более жесткие санкции все очень непонятно. Никто не знает, как действовать, если все-таки произойдет отключение от системы SWIFT. Это станет очень серьезным потрясением. И тем не менее это почти не влияет на линию в отношении Украины. Ее не изменят никакие, даже самые жесткие санкции. Это вопрос принципа и в какой-то степени внутренней легитимности всей политической системы. Можно предположить, что Кремль сейчас ведет игру «в долгую» с расчетом на то, что Украина рано или поздно посыплется из-за нового Майдана. Случится это или нет, и тем более — когда, никто сказать не может. И если в Крыму было четкое и ясное решение с быстрой реализацией, в Донбассе мы наблюдаем бесконечную импровизацию в попытках проверить границы возможностей.