Текст: Тарас Козуб

Донецкий аэропорт имени Прокофьева, который был символом стойкости украинских солдат и породил понятие «киборг», более не контролируется украинской стороной. По состоянию на вторник, 27 января, в нескольких помещениях около взлетной полосы оставались еще несколько десятков украинских бойцов, но большая часть объекта находилась в зоне контроля противника. Впрочем, контроль — это сильно сказано. ДНР не держит там крупного постоянного контингента — десяток разрушенных зданий легко простреливается артиллерией обеих воюющих сторон, и смысла защищать обломки нет. Между тем история последних дней сражения за аэропорт сильно запутана информационными потоками, мифологизирована и уже обросла многочисленными фейками

Туман и обман

Перелом в битве за аэропорт наступил 20 января, когда в штабе АТО объявили о начале спецоперации по освобождению старого терминала от боевиков. Отчасти причиной стала смена стратегии подразделений ДНР («Сомали», «Спарта», «Восток») в последние недели: теперь к ежедневным артобстрелам и атакам, в том числе танковым, прибавились быстрые «уколы» лазутчиков. Они проникали из здания старого терминала в новый через рукава для самолетов, пробивали отверстия в полу и бросали гранаты, чтобы поразить киборгов на нижних этажах. В определенные моменты здание почти полностью переходило под их контроль (и эту картинку снимали российские СМИ), но потом они покидали помещение — украинские бойцы постоянно контратаковали. Собственно, в штабе украинских войск, видимо, решили разобраться с этой проблемой, проведя одну мощную операцию по захвату терминала, который служил базой для атак сепаратистов.

Задачу штаба АТО усложняло наличие на территории аэропорта большого количества вспомогательных зданий: ангаров, техплощадок, подземных коммуникационных бункеров. А практически невозможной ее делал густой туман, опустившийся на Донецк днем ранее. Он запустил череду трагических событий, приведших к потере контроля над новым терминалом аэропорта.

Утро 21 января началось с попытки нескольких десятков десантников прорваться к новому терминалу. Они должны были стать подкреплением для засевших там остатков двух батальонов 81-й бригады, части 93-й бригады, разведбатальона, «Правого сектора» и отдельной медроты. Плохая видимость привела к тому, что десантники заблудились на ровной, как стол, поверхности летного поля, пошли левее и промахнулись на 800 метров. В итоге попали прямо в расположение бойцов ДНР. «Сомали» и «Восток» использовали эффект неожиданности, вследствие чего подкрепление было частично уничтожено (волонтеры писали о 38 погибших десантниках), восемь человек попали в плен.

Быть может, если бы они смогли добраться до своих, усилить оборону и организовать контратаку, удалось бы избежать трагедии, случившейся ближе к полудню в среду. Боевики подобрались к новому терминалу и провели точечный подрыв колонн, что спровоцировало обрушение перекрытий между этажами. Учитывая общее состояние здания, ничего удивительного в том, что бетонные плиты рухнули, нет.

В итоге выбраться удалось лишь нескольким десяткам человек, которые ушли в направлении метео-станции и диспетчерской вышки пешком по взлетной полосе. Под завалами оказались более 100 человек. Большая часть из них погибла сразу, раненых вытащили боевики и взяли в плен (тяжелораненых отправили в больницы Донецка). В новом терминале, ставшем непригодным для обороны, некоторое время еще продолжала вести бой дюжина киборгов. Однако после нескольких часов беспрерывных атак украинским бойцам пришлось отступить к диспетчерской вышке и метеостанции. До места назначения дошли всего 14 воинов.

Интересно, что сами киборги связывают провал контратак с пропажей закодированных раций во время последней ротации 28-29 декабря. Несколько коммуникаторов пропали во время проверки украинских грузовиков бойцами ДНР, а установить их отсутствие удалось лишь спустя полторы недели. Все это время вражеские полевые командиры могли следить за переговорами украинской стороны, наблюдать перемещения и оценивать численность личного состава, отправляемого на те или иные задания. Сначала киборги грешили на местных жителей, которые могли вести наблюдение за аэропортом и «сливать» информацию сепаратистам, а когда вскрылась правда, срочно перевели рации в другой режим работы, но было поздно.

Поражающая новость

Вечером 21 января и утром 22-го потерю нового терминала признала и украинская сторона. Но не официальные лица (они продолжали говорить о контроле над объектом), а волонтеры и бойцы добровольческих батальонов. Это стало шоком для многих. Поразили не только большие потери киборгов и сам факт утраты контроля над большей частью аэропорта, но и беспомощность тыла. Волонтеры и офицеры в прямом эфире украинских телеканалов и радиостанций просили срочно прислать подкрепление в аэропорт, говоря о критической ситуации. Эпитеты и сравнения, высказанные военными, лучше оставить за скобками. В итоге удалось организовать несколько единиц транспорта, которые с боем прорвались к терминалу и вывезли некоторое количество «трехсотых» из гигантской братской могилы, в которую превратился «Прокофьев». Причины, по которым командование фактически провалило процесс эвакуации, — низкий уровень готовности боевой техники (значительная ее часть просто не доехала до аэропорта в результате поломки), нулевая видимость (снова туман) и практически полное отсутствие связи (согласно одной из версий, враг задействовал комплекс радиоподавления).

Параллельно шел массированный обстрел боевиками тыловой части, откуда украинские киборги получали поддержку, — села Пески. Чтобы не допустить эффективной помощи аэропорту, силы ДНР обстреляли также транспорт волонтеров. По словам десантников, базирующихся в Песках, они «лупили по всему, что двигалось» в зоне радиусом 3 километра. Одновременно били из «Градов» по близлежащему селу Тоненькое и городку Авдеевка — там находятся украинские артиллерийские расчеты.

22 января активная часть борьбы за аэропорт закончилась. Сепаратисты, правда, продолжали отчитываться, что выбили украинцев из остатков помещений, в частности из развалин диспетчерской вышки. Наша же сторона заявляет, что на части объектов еще держат оборону несколько десятков киборгов. Впрочем, в своем нынешнем виде аэропорт, простреливаемый со всех сторон противниками, не имеет стратегической ценности. У него скорее символическое значение. На практике же полный контроль над ним боевики установят не раньше, чем возьмут под контроль Пески и Авдеевку. Равно как и украинская сторона для возвращения объекта должна в первую очередь обезвредить артиллерийские расчеты ДНР на окраинах Донецка.

С точки зрения выводов на будущее события в Донецком аэропорту показали, что украинская армия должна срочно решать свои самые большие проблемы, которые уже обернулись для нее крупными потерями в прошлом году и, как видим, остались актуальными сейчас, несмотря на бодрые реляции о повышении боеспособности войск. Имеется в виду крайне плачевное состояние техники, низкая защищенность линий связи и катастрофически медленное реагирование командования на критические ситуации на линии фронта.