Текст: Олег Волошин, международный обозреватель

Найденный на прошлой неделе в Австрии венгерский грузовик, в будке которого задохнулись 70 нелегальных мигрантов из Сирии, стал мощнейшим ударом по одному из главных достижений европейской интеграции — отсутствию внутренних границ в ЕС. После этой трагедии, когда по вине организаторов каналов провоза беженцев в Европу погибли в том числе дети, австрийские власти на границе с Венгрией начали повальные проверки грузового автотранспорта. Пробки растянулись на десятки километров. В Вене обещают, что такие меры введены «на неограниченный срок».

ЕС в этом году столкнулся с самым большим притоком мигрантов за всю свою историю. В одну только Германию, как ожидается, приедут более 800 тысяч человек. Сотни тысяч направляются в Италию, Францию, Бельгию, пытаются проникнуть в Великобританию. С начала года в Австрию нелегально пробрались 34 тысячи беженцев, по сравнению с 9,8 тысячи за весь 2014-й. Шокированные таким нашествием, отдельные страны Евросоюза начинают отгораживаться друг от друга.

Главный конфликт разворачивается по следующей линии: богатые северные страны, куда в основном и стремятся попасть нелегалы, — против стран с периферии, куда в первую очередь беженцы проникают из-за пределов ЕС. Так, Германия, Нидерланды, Австрия обвиняют Италию, Грецию, Венгрию в том, что их правительства недостаточно эффективно контролируют внешние границы Евросоюза. Европейская периферия же, в свою очередь, критикует партнеров за то, что те пытаются свалить проблему исключительно на ее плечи, хотя в условиях финансового кризиса у нее нет денег на то, чтобы обуздать новое великое переселение народов.

После того как канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила о необходимости введения квот на распределение беженцев по всем странам Евросоюза, в спор вступила и третья группа государств — тех, куда мигранты особо не стремились, но которым теперь беженцев могут просто навязать. Так, премьер Словакии не просто выступил против каких-то квот на переселенцев, но и, вопреки традиционной для ЕС политкорректности, прямо заявил, что его страна собирается принимать только христиан, так как для мусульман «в Словакии даже нет мечетей». Как и в случае с греческим долговым кризисом, европейское единство полностью разрушено, фактически каждая страна выступает со своих эгоистических позиций.

Ангела Меркель признала: отсутствие комплексного решения проблемы мигрантов поставит под вопрос существование Шенгенского соглашения, благодаря которому на границах между большинством стран ЕС нет паспортного контроля. Ранее о восстановлении внутренних границ публично говорили только крайне правые политики, вроде лидера французского Национального фронта Марин Ле Пен. Теперь уже и центристы не исключают такой возможности.

Нынешний кризис спровоцирован глубочайшими потрясениями, которые переживает Ближний Восток. Фактический крах государственных институтов в Ливии, Сирии, Йемене, нарастающее межконфессиональное и межэтническое насилие, последствия изменения климата, уничтожающего сельское хозяйство в отдельных районах, — все это заставляет миллионы людей бежать в Европу. Если раньше уезжали социально активные и предприимчивые, то сейчас с Ближнего Востока бегут, просто чтобы выжить. И это ставит ЕС перед тяжелым выбором: закрыть внешние границы для мигрантов будет значить отречься от базовых европейских ценностей — помощи тем, чьим фундаментальным правам угрожает реальная опасность. Или продолжать принимать мигрантов, рискуя усугубить экономические и социальные проблемы, которых и без того хватает в ЕС.

Выход можно было бы найти в действительно консолидированной позиции всех 28 членов блока, которая свелась бы к выделению достаточных финансовых и кадровых ресурсов для планомерного расселения беженцев, фильтрации проникающих вместе с ними радикальных исламистов и созданию условий для интеграции мигрантов в европейскую экономику. С учетом старения населения ЕС переселенцам можно найти толковое применение. Но это нужно делать организованно и всем сразу. Пока же каждый из членов ЕС просто стремится отгородиться от других в надежде, что его эта проблема коснется в меньшей степени.