Текст: Олег Волошин

Мировая экономика окончательно вошла в период стагнации. Торможение роста в Китае не просто обвалило мировые рынки сырья — от нефти до стали, но и стало важным сигналом: двигателей, способных резко наращивать глобальное богатство, больше не осталось. Символом новой эпохи, пожалуй, можно считать пустые городки в КНР со множеством многоквартирных домов, в которых, возможно, никогда не будет жильцов. Их возводили с расчетом на резкий рост благосостояния сельских жителей, которые должны будут переехать из своих лачужек в новые центры урбанизации. Не переедут.

Спрос на рабочие руки в КНР сокращается. Экстенсивное развитие строительной отрасли привело к образованию огромного «пузыря» на рынке недвижимости. Новые поселения останутся городами-призраками.

Мировая экономика, очевидно, переживает кризис перепроизводства. Кондратьевские циклы
в очередной раз подтверждают гениальность их автора. Особенно явно это перепроизводство проявляется на рынке нефти, где после разблокирования экспорта из Ирана уже к концу этого года суточное предложение превысит спрос на 3 млн баррелей.

При этом возможностей искусно регулировать ценовую ситуацию, как это было в прошлые десятилетия, у картеля ОПЕК больше нет. Его члены более не являются единственными серьезными игроками. И даже если они договорились бы о единстве действий с Россией (что крайне затруднено по политическим причинам), все равно остается сланцевая нефть из США и Канады. В итоге и Саудовская Аравия, и другие члены ОПЕК больше боятся потерять долю рынка и потому отказываются от сокращения добычи, чем опасаются потерь от низких цен.

Но еще важнее не игры производителей, а масштабные перемены в странах-потребителях. Технический прогресс, как и изменения климата, влияет на динамику мировой экономики в несопоставимо больших масштабах, чем любые политические решения. Эпоха дорогой нефти подтолкнула активное внедрение энергосберегающих технологий и развитие «зеленой» энергетики. И, как и в начале 1980-х, последствия этих перемен проявляются в общем снижении потребности развитых стран в нефтепродуктах. Причем в силу популярности экологических настроений в западных обществах процесс этот является необратимым: никто в здравом уме не станет призывать увеличивать потребление нефти. Даже если это экономически выгодно.

К такому выводу пришли и в Министерстве энергетики России, включив в разработанную там энергетическую стратегию прогноз о сохранении относительно низких цен на углеводороды в следующие 20 лет.

А если денег будет меньше у поставщиков сырья, значит они будут потреблять и меньше готовых товаров из того же Китая и западных стран, которые на следующем этапе купят еще меньше нефти и металла, и т. д. В 1930-е годы мир из аналогичного кризиса перепроизводства вывела Вторая мировая война — лучший механизм сожжения колоссального объема как природных ресурсов, так и готовой продукции с высокой добавочной стоимостью.

Хочется верить, что на данном этапе к такому инструменту борьбы с избытком предложения сырья и товаров никто не прибегнет. Проще человечеству начать привыкать жить немного скромнее. Очевидные проявления изменений климата показывают, сколь высока цена безудержной гонки за ростом прибылей.